Андрей Школьников в своём последнем тексте очень хорошо описал проблемы восстановления реального сектора экономики после долгого простоя. Но это только часть проблемы, так сказать, организационная. К ней нужно добавить финансовую, с которой тоже в общем, всё понятно: стоимость залоговых активов и активов, скажем, пенсионных фондов, сильно упадёт по итогам кризиса. А ещё есть проблемы чисто экономические

Михаил Хазин

Я их описал в «Воспоминаниях о будущем», но поскольку не все пока эту книгу прочитали (а зря!), то несколько слов я скажу здесь.

Итак, пусть у нас есть стабильная экономика, которая растёт, но медленно. Скажем, на 2% в год многие годы. Всем хочется больше (напомню, фондовый рынок США после 2010 года рос со скоростью 10% в год, с такой же скоростью росли долги домохозяйств перед кризисом 2008 года; разумеется, всё это за счёт эмиссии, но об этом все скромно умалчивали), но как это сделать? А очень просто.

Для достижения такого позитивного результата нужно просто увеличить спрос! Ну, например, дать людям денег в долг, чтобы они их потратили. Как избежать (быстрого) возврата я здесь рассказывать не буду (желающие могут найти в уже упомянутой книге или просто в интернете мою «сказку о стиральной машине»). Они побегут в магазины, магазины увеличат заказы на оптовых базах, а те, в свою очередь, у производителей. Которые снизят резервные запасы мощностей (а они есть всегда) и увеличиат производство. И — вуаля!

С точки зрения экономики, есть одна тонкость. Дело в том, что включение в масштаб частного потребления кредитных ресурсов автоматически требует расширения воспроизводственного контура экономики на средний срок отдачи этого кредита. То есть спрос нужно смотреть не мгновенный (он-то, конечно, вырастет), а средний спрос за много лет, чтобы оценить, как возврат кредита скажется на всей экономической системе. И вот тут есть разные вопросы.

В соответствии с действующей финансовой моделью, любой долг — это актив финансовой системы, под него можно создавать деньги и вновь их давать в долг. В результате создаются новые производства, всё цветёт и пахнет. Вот только одна проблема — это всё существует только потому, что есть мнение, что кто-то этот долг обязательно отдаст.

Дальше я не буду влезать в детали, поскольку они есть и в упомянутой книге и во многих других местах. Отмечу только, что вся эта система работала только до тех пор, пока можно было снижать стоимость кредита (опять-таки, объяснение есть в пресловутой «сказке о стиральной машине»). Ну и один простой довод: любая пирамида растёт снизу, то есть каждый следующий этаж больше предыдущего. А вот «базовый» спрос (который построен на реальных доходах) не растёт, даже, скорее, падает, поскольку возникает желание использовать его не на реальное потребление, а на бессмысленное. То есть развивать ту часть экономики, которая в условиях кризиса отомрёт.

Так вот, кризис состоит в том, что наросшая на реальном воспроизводственном контуре финансовая система стимулирования фиктивного спроса начинает рушиться. На первом этапе (обрушение фондовых рынков) это чисто внутренняя проблема финансистов, но очень скоро она приводит к сокращению стимулирования частного спроса. И тогда экономическая система очень быстро сжимается к исходному масштабу, даже немного меньшему (поскольку в процессе расширения реальный сектор деградировал, развивалось что-то не такое нужное, но более доходное).

Тут всё понятно. Но у всех один вопрос: а если просто дать денег, чтобы пережить спад, не может оно потом снова в рост пойти? И вот тут выясняется, что нет, не получается. По банальной причине. Совокупный объём долга колоссален (сотни, если не тысячи триллионов). Да, он ходит по кругу и если выйти на «чистые» показатели, то можно их и взаимно, по кругу, погасить. Но беда в том, что держатели долга — структуры разные, все они в условия кризиса  хотят долги получать, но не спешат отдавать. У каждого работает системы «вывода» части своих активов в пользу их бенефициаров и эта часть уж точно не 0.1%, а существенно больше. Как минимум 2-3. И уж точно в условиях кризиса никто не будет давать новых кредитов из своих денег.

В результате система рушится на глазах. Собственно, если не влезать в детали, можно думать, что её можно поддержать, но если понимать внутренние механизмы, то становится очевидно (впрочем, это из опыта все видят), что эта система может существовать только в условиях постоянного роста. Поддержать её рост за счёт государства невозможно — внутренние процессы растащат все эмиссионные ресурсы очень быстро. Может быть именно по этой причине Трамп начал выкуп акций не через раздачу денег банкам, а использует специальные правительственные агентства, то есть, фактически, национализирует компании. Иначе эффективность процесса была бы сильно ниже.

Соответственно, можно чётко объяснить, в чём главная проблема современной экономики. Она в самое ближайшее время (и быстрее, чем я думал вначале, спасибо коронавирусу) начнёт быструю деградацию к тому масштабу, при котором частный спрос в точности соответствует тем доходам, которые люди могут получать в процессе производства товаров. Есть примерный масштаб таких доходов и уровня жизни. В России он соответствует ситуации начала 70-х годов, когда телевизор еще считался вещью дорогой, но уже был привычным.

У нас резкий рост благосостояния населения в крупных городах начался года так с 1974 (выход СССР на мировые финансовые рынки), в тех же США сильно раньше. И поэтому сегодня равновесное состояние ВВП США я оцениваю в 6.5-7 триллионов долларов, примерно в три раза ниже номинального ВВП и чуть больше, чем в два раза для ВВП реального (который для США составляет примерно 14-15 триллионов долларов). Мы с этого «сверхпотребления» упали уже в 90-е. Кстати, в Китае, который я много раз описывал, спад с их нынешних 16 триллионов ВВП будет примерно такой же. Уровень жизни населения, с учётом его количества, будет пониже. Впрочем, если считать в ВВП Китая часть натурального хозяйства по паритету покупательной способности — то может получиться и побольше.

И, разумеется, при таком масштабе легче будет производить самим, чем покупать. Поскольку покупать будет не на что, объемы экспорта у всех стран резко сократятся. C’est la vie, никуда не денешься! И, соответственно, главный хозяйственно-экономический вопрос: а как будет выглядеть структура экономики, что будут покупать, что нужно будет производить! И, конечно, структура цен! И вот тут выясняется, что Фонда Хазина этими вопросами уже 5 лет занимается, а все остальные — нет… Впрочем, это уже другая тема.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews