Существует избитая истина, что выборы нужны для того, чтобы налогоплательщики могли делегировать право распоряжаться своими деньгами для решения общегосударственных проблем. Эта идея вбивалась в головы многие десятилетия, если не сотни лет, но с точки зрения той концепции Власти, которая изложена в «Лестнице в небо», она не имеет никакого отношения к реальности.

Михаил Хазин

Дело всё в том, что Власть – это система конкуренции и взаимодействия малых организованных групп, властных группировок, которые никому ничего не должны. И по этой причине считать, что они будут исходить в своей жизнедеятельности из интересов народа – достаточно наивно

Но как же так! – скажет читатель, что же получается, что я не налог плачу, а отдаю дань? Как русские князья Крымскому (а до того, Золотоордынскому) хану? Или и того хуже, что я плачу репарации за то, что меня угораздило родиться на территории, которую некая «банда» считает своей? Во всяком случае, с точки зрения обывателя, любая властная группировка и есть банда!

Ответ выглядит достаточно сложно, прежде всего потому, что взгляд обывателя не имеет никакого отношения к реальности.

Но подчеркну: властные группировки никому ничего не должны, что хорошо видно на примере 90-х годов. Да и сейчас в Западной Европе и в США начинается нечто подобное, причём у них всё будет куда хуже, поскольку точка, с которой они начинают падение (с точки зрения уровня жизни), выше, чем была у нас, а нижняя точка будет ниже, чем у нас, поскольку консервативные ценности сильнее размыты. Как же тогда жить рядовому обывателю? И почему у нас нерабовладельческий строй, он же куда удобнее для любой банды?

Ответ очень простой и чуть выше он уже приведён. Фокус в том, что властные группировки находятся в состоянии постоянной конкуренции! Как внутри любого государства, так и с аналогичными группировками вне его. И если не соблюдать некие «нормы общежития» внутри той территории, которую контролирует группировка (группировки), то можно очень быстро конкуренцию проиграть, выпав из Власти навсегда. И это уже для «людей Власти» тотальная катастрофа.

Если речь идёт о государстве, то нужна экономика, развитие научно-технического прогресса (хотя бы создания нового оружия), нужен патриотизм населения (какой патриотизм у рабов?), соответственно, нужно образование и некий уровень жизни. То есть все властные группировки, ориентированные на собственное государство (а как мы знаем на примере троцкистов и/или либералов, вовсе не все в нашей стране, скажем, желают ей процветания) просто обязаны что-то делать для народа. В своих же интересах. Но при этом вопрос: а мнение народа-то им важно? Или, проще тупо всем объяснять, кто что будет делать?

А тут вступает в силу другая конкуренция, внутренняя. Поддержка народа – сильнейший фактор для любой властной группировки. Если тебя не поддерживают, а твоего конкурента – да, то у тебя практически нет никаких шансов на победу. Типичный пример – история с «семейной» властной группировкой, которая сама пошла на некоторые ограничения своей самовластности (призвав Путина), поскольку поняла, что может потерять вообще всё.

Сформулируем это как отдельный тезис: властные группировки заинтересованы в поддержке (части) общества, но принимают эту поддержку только на своих условиях. Любое мнение общества, выросшее внутри него, рассматривается как деятельность конкурентных групп и в лучшем случае игнорируется. А в худшем, тех, кто его высказывает, ждут серьёзные проблемы. Если, конечно, эти лица в реальности не представляют другие властные группировки, которые могут их защитить.

Соответственно, властные группировки создают у себя службы политтехнологов, которые формируют соответствующие модели и предлагают их обществу. Ну и, чем умнее и ловчее политтехнологи, тем выше поддержка. К слову, уж коли такая модель публично предъявлена, вся властная группировка должна ей соответствовать, иначе будут неприятности, конкуренты неминуемо эту ситуацию вскроют. К слову, претензии к Навальному не в том, что он что-то там вскрывает (хотя иногда не очень качественно, я рассказывал как-то давнюю историю про Транснефть), а в том, что он представляет внешнюю властную группировку. И бьют его именно за это.

И теперь уже можно сформулировать, как же в реальности устроена система отношений Власти и общества. Разумеется, никакого делегирования быть не может в принципе, общество не имеет право вмешиваться в деятельность властных группировок. Но оно может выступать на стороне одних или других. И, как следствие, властные группировки, для повышения своей конкурентной позиции по отношению к другим группировкам, предлагают обществу некие модели. Которые члены общества могут принять или не принять. И если большая часть общества ни одну из предлагаемых действующими властными группировками моделей не принимает – в стране начинается серьёзный кризис.

Ещё раз: общество может только выбрать из тех моделей, которые ему предлагают. Это как в США: либо Республиканская партия, либо – Демократическая. Альтернативы нет. Или как у нас: или Единая Россия, или тайная оппозиция. Впрочем, про нас я ещё скажу. К слову, проблемы в Западной Европе как раз оттого, что там есть только одна модель и есть две партии, которые её олицетворяют, одна чуть более левая, другая – чуть более правая. А поскольку начинается кризис и требуется большее разнообразие, наступает кризис. А собственных, неконтролируемых США властных группировок, в Западной Европе нет. И, соответственно, начинается проблемы.

А теперь несколько слов о нас. Партии у нас фиктивные, они никакие действующие властные группировки не представляют. Властные группировки у нас в правительстве и в регионах. Ну, частично, они есть в региональных парламентах. Беда в том, что сегодня обществу нужно предъявлять новую модель (условно, лево-консервативную), но действующие властные группировки своих политических групп не имеют. Частично это результат 90-х годов, после которых Администрация Президента жестко контролировала политическое поле и олигархов в политику не пускала. Но в результате, мы уткнулись в тупик.

«Замороженная» политическая система не в состоянии выдать гражданам устраивающие их модели (поскольку любое отклонение от либерального status quo чиновники, выросшие в парадигме 90-х, рассматривают как криминал), а те лица, которые могли бы что-то сделать, даже представляющие крайне влиятельные властные группировки, не в состоянии это сделать официально. На фоне этого идейного вакуума отлично себя чувствуют представители внешних властных группировок (которые, в силу своей либеральности, отлично находят общий язык с конкретными чиновниками, тем более, что у многих из них имущество и капиталы за рубежом).

Иными словами, если мы не хотим взрыва, нам нужно, чтобы реальные властные группировки (которые, например, ответственны за антилиберальные чистки госаппарата) получили бы возможность публично предъявлять свои политические модели. Или, иначе, нам нужны патриотические партии, патриотические в том смысле, что они бы были частью патриотических властных группировок. Поскольку патриотические слова от лидеров ЕР никому из действующих властных группировок неинтересны.

Я уж не знаю, решится ли кто-нибудь на такую реформу, но время её подошло. Поскольку общие законы взаимодействия Власти и общества никто не отменял и те, кто стоит во Власти, должны иметь возможность предлагать свои модели непосредственно обществу. А не через посредничество крайне сомнительных по происхождению чиновников.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews