В 2021 году Россию, как и весь мир, ждёт крайне тяжёлое будущее. Впереди «большой шухер», уверен экономист Михаил Хазин. В чём суть проблем, к чему надо готовиться как власти, так и обывателям и, главное, как свести к минимуму складывающийся негатив? Об этом в студии «Первого русского» обозреватель Царьграда Юрий Пронько беседовал с гостем.

Юрий ПронькоВы всегда старались избегать таких формулировок, как «шухер» или крайне тяжёлое будущее. А тут – как из рога изобилия… С чем это связано?

Глава МВФ за месяц до выборов в США объясняет, что мир распадается на валютные зоны, это о чём-то говорит. Но вот интересная ситуация. В феврале питерский Финансово-экономический университет, в основном в онлайн-режиме, проведёт большую международную конференцию, куда приглашены иностранные гости. А темой обсуждения будут, в том числе, и последствия кризиса. То есть они уже стали это обсуждать, но пока не на своей площадке. У себя страшно. Потому что у них из-за этого взбудоражится немало лиц, которых лучше бы не будоражить.

А российская общественность эту тему обсуждает давно. У нас ещё в 2003 году вышла интересная книга «Теория кризиса», в прошлом году «Воспоминания о будущем». Она уже переведена на английский язык и продается на Amazon. Начиная с весны 2020 года, я начал делать еженедельные макроэкономические обзоры. Я стал каждую неделю смотреть цифры, чего раньше не делал.

Рост ВВП США – это фикция

И вот отмечаю следующую тенденцию. Всё, что происходит сейчас в США, никак не сказывается на глобальных экономических процессах.

Карантинной весной был резкий спад, потом стали говорить о том, что «к осени всё восстановится». Действительно, к августу где-то восстановилось. Но, не дойдя до уровня прошлого года, опять началось снижение. И никакой реакции на это нигде – не отреагировали ни доллар, ни фондовый рынок.

– Не было реакции и на обещания влить там очередные триллионы.

Дело в том, что эти триллионы не попадают в реальный сектор. А рост капитализации активов формально никак не влияет на добавленную стоимость. Если она отрицательная – она и есть отрицательная. Её можно увеличить, только занижая инфляцию реальную. ВВП США, как сообщалось, достиг 2122 триллионов долларов, показав «рекордный рост». Но это фикция. На самом деле, это перевод в добавленную стоимость активов, которые выросли в цене, сами финансовые активы ничуть не изменились…

– То есть вы хотите сказать, что американский доллар – это фикция?

Нет, сам доллар не фикция. А вот американский ВВП составляет не 2122, а 1415 триллионов долларов. Тоже немало, но меньше, чем в Китае, в котором ВВП – 16 триллионов долларов. Но тут есть ещё одна тонкость. И в США, и в Китае, и в Западной Европе доля прямых, то есть эмиссионных инструментов поддержки экономики, составляет 25% от ВВП.

Это означает, что как только начинается падение финансовых рынков, происходит падение спроса в США, падает экспорт Китая. В результате этого кризиса лет через 5–8 ВВП Китая составит примерно 8 триллионов долларов. А ВВП Соединённых Штатов Америки будет 77,5.

Россия  «тихая гавань»

Самое смешное, что ВВП России, который составляет 1,7 триллиона долларов, если его считать по паритету покупательной способности, будет где-то примерно 3,23,5. А если ещё и правильно монетизировать, как в США или в Китае, то мы выскочим на 88,5 триллионов.

– То есть вы повторяете сейчас слова Алексея Кудрина (глава Счётной палаты России. – Ред.) о том, что Россия – «тихая гавань»?

Россия – «тихая гавань» совершенно в другом смысле. Надо понимать, то, что происходят сегодня в США, что будет происходить завтра – это вещь очень опасная. Те люди, которых «кинули» с выборами, а это никак не меньше трети населения Америки, не смирятся. При этом на большое число конкретных лиц оказывается давление. Например, председатель Стрелковой ассоциации объявил о банкротстве и, соответственно, сбежал. Видимо, ему были предъявлены аргументы, против которых возражать было нельзя.

– То есть, экстраполируя на Запад, вы хотите сказать, что наши…

Я хочу сказать сейчас открою «большую тайну»  у наших очень многих руководителей вторые-третьи жёны живут на Западе вместе с детьми. И на них записаны активы. И однажды эти вторые-третьи жёны захотят стать первыми, иначе, заявят они, все ваши активы будут нашими.

– Михаил Леонидович, а как далеко это зашло? Вот сегодня «Коммерсант» опубликовал очень интересный материал об одном персонаже. Значит, выяснилось, у него там и зарубежные активы, и много чего ещё. В то же время с голубого экрана нас постоянно учат патриотизму…

 Это зашло далеко. Но логика была очень простая. Элита же неподсудна, ей всё можно. С элитой 90-х годов всё понятно: они всё украли и увезли туда. А теперь у них появились проблемы. Уже понятно, что всё, что связано с недрами, будет национализировано. И они не понимают, что делать.

К примеру, принимается завтра закон, по которому любые компании, которые владеют недрами, недвижимостью, лицензиями на разработки, земельными участками, обязаны иметь российскую юрисдикцию. А часть этого всего находится в каких-то трастах, из которых нельзя это вытащить. И тогда, в соответствии с законом, принимается решение, что эти акции национализируются.

– Вы фантазируете или вы допускаете такое развитие ситуации?

Я это допускаю. После того как активы национализируются, их продают на аукционе. И все деньги, за вычетом тех, которые пошли на организацию аукциона, переводятся в эти трасты. И, если оценка акций в этих трастах три миллиарда, а здесь они продались за три рубля – что ж мешало прийти с этими тремя миллиардами и купить за три миллиарда. И получили бы свои деньги обратно. Всё абсолютно честно и прозрачно. Но только одно условие: вы должны доказать, что эти три миллиарда легальным образом получены.

– А вы считаете, что в России есть такая политическая сила, которая может принять данный акт?

– Вот это самое интересное. В конце прошлого года, в сентябре-октябре, произошло то, что я описывал, и мы с вами неоднократно обсуждали – разрушение мира на валютные зоны. А это не только изменение финансовой системы, а ещё и разрушение механизма легитимизации собственности. Вы думали, что это ваше, а вам говорят: было ваше – стало наше. И если у вас разрушен механизм легитимизации собственности – вам нужно создавать новый механизм.

Теперь вопрос: а кто это может сделать? Ну, вы же себе не можете представить механизм легитимизации собственности, который создан на основе там Бельгии или Чехии. Это невозможно. И даже на основе Польши, это сложно. А где можно? Западная Европа? Если завтра на Елисейских полях будут резать головы во имя Аллаха, то какой уж тут механизм собственности. США? Так и у них уже проблемы.

 Да и наши побаиваются всё-таки за океан совать нос.

 Да, побаиваются. Но и сами США внутри себя уже мало что могут. Вон, Трампу (президенту США Дональду Трампу.  Ред.) объясняют: нет у тебя собственности, сейчас мы тебя везде закроем… А вы отдаёте себе отчёт, что когда, как говорят у нас в народе, «Бидон» станет президентом, то они станут просматривать всё, что вы там писали в соцсетях?

– А вы не думаете, что это будет и в России? Один к одному. Посмотрите, как поверили фейку о том, что якобы в Китае введено рейтингование населения по благонадежности, лояльности и так далее…

– У нас такого пока быть не может. Да, в Китае есть социальный рейтинг, но его запрещено использовать для дискриминации, но вполне можно для каких-то дополнительных льгот.

– Нечто подобное в России допустимо?

 Ну, у нас сейчас обсуждают введение COVID-паспортов… Но если у вас много денег – вам наплевать, и вы это просто игнорируете.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews