ЛЕОНТЬЕВ: Я тут пытался на ярких примерах объяснить людям о кризисе современной либерально-демократической системы. Чтобы понятно было, когда я говорю про современную либеральную демократию, это можно называть по-разному, но я имею в виду конкретно демократию, построенную на всеобщем прямом избирательном праве, которая, в общем, никогда не была предметом моих больших симпатий, потому что она нуждается в профанации, мы об этом говорили.

Однако Михаил Леонтьев

Поскольку люди разные, и очень большие группы (не будем оперировать такими скользкими понятиями, как большинство), но очень большие группы избирателей делают свой выбор иррационально (по самым разным причинам) и вообще ни к какому рациональному поведению не склонны. Поэтому ими надо манипулировать. Системы манипулирования, по мере того, как эта система становилась всеобщей и тотальной, совершенствовались. Мы об этом много говорили, это неинтересно. Я просто хочу, чтобы предмет разговора был понятен.

Есть такой феномен – протестное голосование. Я все-таки начну с нас: мы-то считаем, что у нас нет такой системы – демократического маневрирования, такого инструментария, как это есть в развитых странах, когда это протестное голосование (всегда это говорил) – система издержек и противовесов. То есть есть клапан выпускной, а клапан выпускной – это проще. Он заключается в том, что у вас есть минимум две, а можно и две, и четыре, но в идеале – две партии или коалиции, партии совершенно одинаковых, придерживающихся абсолютного консенсуса по идеологии, абсолютно! Там могут быть внутригрупповые противоречия в элитах по этим группам, но в целом эти партии представляют интересы действующей, господствующей элиты. И поэтому протестное голосование профанируется. Или абсорбируется. То есть все это уходит в гудок.

Первый симптом этой системы мы видим в Европе, по всему миру, но в старой Европе – в первую очередь, потому что там эта система как раз наиболее отработана и развита всегда была. Про Америку мы отдельно скажем, что это проявилось в кризисе системных партий. То есть системные партии больше свои функции выполнять не способны! И мы видим везде по Европе рост антисистемных партий. Причем правые и левые, как в Италии, зачастую просто смыкаются, потому что выяснилось, что нет разницы между правыми и левыми, а есть разница между просистемными и антисистемными. А так они между собой легко договариваются.

Михаил Леонтьев: Европа обречена на «европейскую весну» 14.12.2018

популярный интернет

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Архив