— Здравствуйте! У нас сегодня передача, а потом перерыв до начала июля. У меня будет отпуск. Я этому очень рад. Надеюсь, что многие из вас тоже поедут в отпуск.ДелягинНапоминаю, мы поговорим не только о прошлом, но и о будущем.

Я вернулся с Питерского международного экономического форума. Он был грандиозный форум, и я переполнен впечатлениями. Я проварился в крупном бизнесе. За два дня в составе делегации встретился с 11 только одних губернаторов, не говоря о других чиновниках. И мы поговорим довольно много о бизнесе. Правда, это касается каждого из нас.

Происходит довольно много изменений к лучшему. Мы на них не очень обращаем внимание, мы острее переживаем проблемы. Но есть и изменения к лучшему. Полгода назад я ругался по поводу того, что по всей Москве закрыли рынки выходного дня. Я говорил, что вот, крупные торговые сети занимаются недобросовестной конкуренцией, истребляют конкурентов, сначала ликвидировали малый бизнес, загнав его к себе, устроив ночи длинных ковшей руками Собянина. А теперь закрывают рынки выходного дня. Оказывается, некоторые из этих рынков были закрыты не навсегда, а только на зимний период. Сейчас они открыты. И это было бы хорошо и правильно, учитывая торговых монополий у нас. Далеко не все рынки выходного дня восстановили, но некоторые восстановили и это приятно.

Наши беды, конечно, не от бесхозяйственности, а от коррупции. Замечательный анекдот от «Комсомольской правды»: когда в России говорят Исламское государство, то почему-то всегда добавляют «запрещенное в России». А когда говорят «коррупция», ничего про запрещенность не добавляют. Может, в этом причина всех бед.

Не всех бед. Есть простое дуболомство. Так это очень часто выглядит, по крайней мере. Вот говоря о бизнесе, о крупнейшем, крупном бизнесе. Сейчас наши независимые производители газа не только Роснефть государственная, но и частные Новотек и помельче, они находятся в шаге от того, чтобы прорваться на мировые рынки. Я надеюсь, что никто не допустит конкуренции между российскими производителями газа, то есть, цены будут согласовываться, и наши производители не будут сбивать друг у друга цены. И не будет как у наших газовиков с нашими атомщиками, когда мы строим атомные станции в странах. Которые потребляют наш газ, по сути дела, конкурируя сами с собой. Но это не нравится сегодняшнему экспортному монополисту Газпрому. И вот зампред правления Газпрома Александр Медведев, многолетний глава Газэкспорта, заявил об отсутствии экономического смысла для Газпрома Российского государства в экспорте газа Роснефтью. У нас дефицита газа для Европы нет, заявил он. Мы готовы добавить сто миллиардов кубов одним поворотом газа куда угодно, включая Великобританию. И понятно, сто Газпром весь этот газ, он на этом специализируется и они молодцы в этом, но это вопрос не конкуренции, а вопрос, с одной стороны, предоставления новых возможностей для наших компаний. Потому что Сургутнефтегаз тоже не отказался бы отправлять газ на экспорт непосредственно и получать от этого выгоду. Самое главное: позиция производит впечатление феерической неграмотности, потому что в Европе существует ограничение не на Россию как на таковую, а в Европе существует ограничение на одну компанию. Они приняли так называемые третий энергопакет, который позволяет им защищаться от монополизма поставщика. То, что Газпром под фейерверк разговоров о падении нашей доли на европейском рынке газа нарастил эту долю с 27% до более чем 35%, это выдающийся подвиг. Но Россия может откусить себе значительно большую долю рынка самого сладкого европейского газа, если мы будем кусать не одним ртом, а несколькими. Разумеется, если будет согласование цен. Если не будет недобросовестной конкуренции, просто конкуренции разных наших компаний. Согласование цен не надо делать официально, тогда европейцы придерутся. Но можно делать неофициально. Мы много чего в топливно-энергетической сфере делали неофициально и очень успешно.

Примем звонок. Сергей из Ижевска.

— Здравствуйте, Михаил. Поднимался вопрос о бегунах в Германию.

— Что это такое?

— Я имею в виду, что кто-то уехал в восьмидесятых или в семидесятых.

— Это эмиграция называется.

— Да. И они сейчас просятся к нам обратно в Россию. Раз началась у них там такая суета по поводу миграции с Азии и с Африки. И они просятся к нам в Россию к Черному морю почему-то. А никто не просится на Дальний Восток.

— Я понял. Я очень хорошо понимаю людей, которые хотят житьт у Черного моря, а не где-то у Тихого океана, не говоря уже о Северном Ледовитом океане. Я подозреваю, что я тоже… Я москвич. И я живу в Москве, а не в Норильске. И уважаемый Сергей тоже предпочитает жить в Ижевске, а не в Анадыре.

Что касается обратной волны нашей эмиграции. Она есть и она довольно существенна. Она не только из Германии. Люди, уехавшие в Израиль, возвращаются с двухтысячного года, когда там началось очередное обострение событий, вторая антифада. Возвращается одна восьмая тех, кто уехал. И приток сейчас довольно существенный.

Не знаю статистики из Германии, но знаю, что много людей уезжало и раньше, потому что люди советские по воспитанию там приживались достаточно тяжело и далеко не все советские немцы согласны были быть в Германии людьми второго сорта. А сейчас идет волна молодежи, потому что очень многие уехали оттуда и вернулись на волне русофобии, которая там поднялась в 2014 году. И которая там не спадает. Вплоть до того, что у людей отнимают бизнес. Некоторые хотят вернуться и сейчас. Я знаю немцев старых респектабельных, которые себе прикупают недвижимость, правда, почему-то не у Черного моря, а под Питером, считая, когда в Германии будет халифат, они будут туда возвращаться. Это общая тенденция. По-прежнему у нас много уезжает молодежи, но у нас довольно много людей стало возвращаться оттуда.

Ситуация с эмиграцией очень неоднозначна. Люди уезжают в страны открытые типа Канады и Австралии, но с Европой все достаточно сложно, потому что там просто проблема трудоустройства. Там очень жесткое отношение к нам как к людям второго сорта. Это есть и даже в отношении специалистов.

Петр, вы в эфире!

— Добрый день! Нарастили поставки газа в Европу до 35%. Я бывший авиационный инженер. И у меня слезы из глаз текут. Почему бы нам не придать нашей национальной валюте то значение, сначала газифицировать себя, а потом Европу? Мы в садовом товариществе третий год мучаемся.

И второй вопрос, По реновации. Плотность населения в Москве сейчас в три с половиной раза выше, чем в Берлине при одинаковой площади. И вот мы идем на эту реновацию. У нас будет в четыре раза выше плотность, чем в Берлине. Чем же мы, москвичи, так провинились, что мы будем жить в такой тесноте? И с такой экологией.

— Сравнивать с Берлином, справедливости ради, не совсем корректно. Потому что Берлин – город очень разбросанный и почти такой же зеленый, какой была Москва до начала реформы, когда стали застраивать все легкие. До начала либеральных реформ, когда стали уничтожать все зеленые легкие нашего города. Есть и более плотные мегаполисы, в том числе, достаточно благоустроенные.

Сегодня мы с вами это говорим. Около Госдумы проходит стихийный пикет. Несколько сотен человек, которые не хотят, чтобы их жилища уничтожали, чтобы их перевозили неизвестно куда и неизвестно как. Несколько человек протестуют. Я понимаю, что огромное количество людей, которые живут в невыносимых условиях, они хотят переехать просто потому, что даже 20% прироста жилплощади за счет коридора, который трогательно обещает Собянин, для них было бы спасением. Но я напомню, что совсем недавно при Лужкове переселение шло с большим трудом, но там шло переселение по санитарным нормам. Если бабушка, вдова генерала, жила в трехкомнатной квартире, она получала столько же площади, сколько ей нужно, сколько она подмести может. А если в двухкомнатной квартире жило 4 поколения на головах друг у друга, они разъезжались иногда не в три, а даже в четыре квартиры. И это было, несмотря на весь разгул людоедских реформ. Но это все равно делалось.

Я противник реновации. По крайней мере, в этой форме. Идея правильная и святая, повторяю. Но исполнение московское мэрии говорит все об этом.

Я не очень понял, почему вы говорите про национальную валюту. Что касается газификации России – это оскорбление. В прямом виде. Это наглядная демонстрация того, что для Газпрома важнее Запад, зарубеж, чем Россия. Поэтому он не сильно отличается от многих других российских компаний, но в государственной компании это выглядит особенно цинично и омерзительно. Напомню, почти все государственные российские компании, кроме, по-моему, «Аэрофлота» и информационных компаний. Они участвуют, например, в западной блокаде Крыма. И никто не сажает их руководителей в тюрьму. Хотя если я повторю некоторые высказывания, насколько я могу судить того же Грефа, который возглавляет Сбербанк, то я пойду под суд и это будет правильно.

Еще один звоночек. Ольга из Ростова.

— Здравствуйте! На восток от Ростова менее ста километров нет газа, и вряд ли будет. Понятно, что молодежь уезжает, не желает там жить. Удобств мало, работы нет. Газа нет и топить дровами не все желают.

— Без газа это не жизнь.

— Второй вопрос. Скажите, кроме газа есть энергетики. Когда закончится беспредел? Живу в общежитии тридцать лет. Общежитие – та же коммуналка, а выставляют соцнайм. Никто не установил измерительные приборы. Выставляют счета тысячи рублей из месяца в месяц. Электроплита. Во все инстанции писала я, все жильцы. По воде 7 с половиной кубометров на человека. Когда будет подниматься вопрос тарифов? Это праздник со слезами на глазах!

— К сожалению, это не только энергетики, это коммуналка. С энергетиками либеральная реформа Чубайса разрушила единый целостный энергетический комплекс, разорвала его на части. Как и приватизация разорвала всю экономику на части. И энергетика так и не срослась. У нас сейчас монополизм и произвол в каждой точке. Стая частных монополий значительно хуже любой естественной монополии.

С другой стороны, государство отдало коммунальную сферу на растерзание хищникам. И управляющим компаниям, которые уже напоминают МММ и другие злоупотребляющие монопольным положением компании. И люди просто отданы на растерзание монополистам.

Когда наше государство начнет служить народу, когда от разграбления перейдут к созиданию России, тогда эта проблема будет решена. И люди будут платить посильные тарифы, и они будет разумными. У нас не будут руководители коммунальных компаний, которые летают на собственных самолетах. И не будет положение, когда коммунальщики смотрят на людей как на быдло. При полном поощрении государственной власти. К сожалению, я пока не очень понимаю, как эта революция может произойти. Если это будет продолжаться так, как это продолжается сейчас, мы очень скоро получим грандиозную смуту на уровне той, которая была в начале семнадцатого века. Получим распад государственности и новый майдан. Просто потому, что людей ставят в невыносимые условия существования.

Вернемся к Газпрому. Ситуация сейчас простая. Россия организует новую модель освоения европейского рынка, который будет соответствовать формально требованиях Европы. Европа нас пытается выдавить, потому что американцы нас выпихивают, чтобы расчистить европейский рынок для своего дорогого сланцевого газа. Мы все равно хотим на нем закрепиться и остаться. Поэтому нам необходимы независимые экспортеры газа, естественно, без ценовой конкуренции с Газпромом. Но Газпром отчаянно против этого протестует. Он был против сланцевой революции, пытался ее не заметить. Он ее игнорировал до последней минуты. Сейчас он против новой модели освоения европейского рынка, который в рамках государства, как я понимаю, вызревает.

Это странно слышать от господина Медведева из Газпрома, бывшего руководителя «Газэкспорта», человека, который, похоже, сумел поссориться со всей Европой. Он не сумел отстоять наши интересы на традиционном и ключевом для нас рынке, не реализовал ни один из значимых проектов, которые когда-то начинались. Газпром хотел войти в распределительные сети, это качественно бы повысило его эффективность, но это не удалось сделать не только из-за волны русофобии, не только из-за позиции европейцев, но и из-за деятельности самого Газпрома. И если ситуация будет идти так, как идет сейчас, успехи Газпрома будут временными. И американцы могут добиться того, чтобы российский газ был бы замещен американским сжиженным природным газом. Он дороже на 30%, но американцы могут продавить европейцев, если мы будем надувать щеки и отказываться от приспособления к европейским правилам. Думаю, пора защитить интересы и Газпрома, и государства от таких эффективных менеджеров, как господин Медведев, который всю свою энергию, похоже, потратил, как говорят некоторые, на хоккей.

Эта ситуация неприятная. Мы видим монополистов. Еще Жириновский говорил, что когда он из Казахстана приехал в Россию, был потрясен. Потому что Казахстан был газифицирован весь, а Россия не газифицирована до сих пор. У нас есть области, где губернаторы сделали очень много в бедный конец девяностых. В нулевые годы, когда ничего не было, губернатор Брянской области смог газифицировать всю область. Это уникальный случай. Но у нас даже в самых богатейших областях и краях нет самых необходимых вещей.

Жизнь без газа сегодня – это примерно то же самое, что жизнь без электричества. Это жизнь в первобытных условиях существования. Когда России не дают газа, значит, России не дают жить. И мы видим очень внятную позицию Газпрома.

Я сам подключал газ у себя на даче в ближнем Подмосковье. Я даже не могу сказать, сколько я за это заплатил. Это абсолютно неприлично. Если бы я пошел официальным путем это делать, то у меня были бы грандиозные проблемы. Более того, Газпром глумится над россиянами в ситуациях с заменой счетчиков. Его надо проверять. Это такая чудовищная процедура, что проще купить дешевле, купить новый счетчик. Новый счетчик, но здесь о огромные юридические и бюрократические проблемы. Людей пытаются выдавить из газового хозяйства всеми способами, чтобы лишь бы побольше загнать на Запад. И это принципиальная установка, мне кажется. Сначала Запад, а Россия по остаточному принципу. И это неприемлемо.

Игорь из Иркутска, вы в эфире!

— Здравствуйте! В советские времена в одной казарме жили солдаты из России и из Эстонии, чей менталитет формировался под воздействием православия и те, чей менталитет формировался под воздействием протестантизма. И поразительная была разница между ними: солдаты из России были агрессивные, вороватые, дедовщина процветала, а солдаты из Эстонии вели себя совсем по-другому. Если сейчас мы в плане экономики посмотрим на карту мира, то страны Корея, Сингапур, Швеция, они благополучны в плане коррупции, а страны, которые православные, у них почему-то с гнильцой капитализм получается.

— Во-первых, почитайте Булгакова, который ответил на разговор о том, что протестантизм якобы развивает бизнес, а православие нет. Там все достаточно и внятно написано. Сергей Булгаков, наш философ.

Я не стал бы называть Южную Корею протестантской страной. Там другие культурные коды. Но я вам советую не путать пиар и рекламу с реальностью. Потому что с коррупцией все в порядке в США, например, которая не является православной страной. С коррупцией все в порядке в Италии, которая не православная страна. И так далее.

Действительно, коррупция влияет на культуру. Напомню, Сингапур – это страна китайской культуры, а она рассматривает, в отличие от православной культуры, как и многие другие восточные культуры, они рассматривают коррупцию как нормальную деловую транзакцию. Конечно, здесь есть культурный элемент, а есть воля общества, выраженной в поведении государства. Коррупция в Китае сейчас, безусловно, имеет место быть, но она менее разрушительна, чем у нас.

Юрий из Волгограда, вы в эфире!

— Здравствуйте! Вы говорите о торговле с зарубежными странами. Наивный вопрос. Вам хорошо, вы экономист, но большинство людей неграмотные, как я. Почему когда мы что-то покупаем, продаем за границей и не только мы, другие страны, мы рассчитываемся долларами. Если с США торговали бы, понятно. Почему не золотом?

— Золотой стандарт неэффективен. Золотой стандарт сдерживает развитие кредита, а кредит – это двигатель экономики. Американцы в 81-м году, резко ослабив свои нормативы кредитования, экономически нас победили именно за счет резкого развития кредита.

Золотой стандарт был сто лет назад и больше. Он экономику тормозит. И это, к сожалению, уже доказано.

Если у нас рухнет нынешняя спекулятивная экономика, может быть, мы вернемся к золоту, но не от хорошей жизни.

Еще звонок. Роман?

— Добрый день! Передача «Личные деньги» у вас. Алексей Миллер в день получает 3 миллиона рублей, а в год 1 миллиард рублей. Личные деньги. Журналисты по «Эху Москвы» хвалились несколько лет назад, что они зарабатывают 18 тысяч евро, а такие как Гутман, Ларина, Бычкова, они зарабатывают…

— Знаете, 18 тысяч евро в месяц?.. Я думаю, это вранье. Не очень правдоподобно для молодых журналистов. И, думаю, что это вранье вполне осмысленное. Это такой пиар в отличие от господина Миллера.

Считаю, что такое разрыв зарплат неприемлем, но на «Эхе Москвы», на мой взгляд, очень много неправды сообщается. И это одна из неправд. Я готов извиниться перед сотрудниками «Эха Москвы», когда они представят свои декларации из налоговой службы о том, сколько они получают. Это несложно.

Это неправда, думаю. Или вы их неправильно поняли.

Тут мне пишут, что я слишком много ругаюсь, что все очень плохо, а на самом деле, все не так плохо как я говорю. Безусловно, у нас есть огромный прогресс даже в такой странной сфере как гражданское общество. Демократия с ее сложными процедурами и всегда понятными нормами, порой жестокими ограничениями прав, напоминаю, строилась человечеством в том числе, западом не для удобства, а для минимизации насилия. Просто чтобы начальник мог уходить на пенсию, а не в могилу. А необходимое для общества изменение политики шло мирно и спокойно, а не разрушительной войной всех против всех.

Мы сегодня очень криво и погано неудачно строим свою демократию, которая соответствует нашей культуре. Строим не в силу низкопоклонства перед Западом, механического копирования его стандартов, а силу жизненной потребности, потому что для решения конкретных проблем и нормализации своей жизни, а не для комфорта залетных жуликов и спекулянтов, которых по инерции называют соинвесторами, вот для того, чтобы мы нормально могли жить, приходится выстраивать свои собственными института демократии. Реновация – это наглядное проявление причин того, что наша демократия слабенькая и ненастоящая. Но мы, по крайней мере, пытаемся. И пример того, как стихийно строится эта демократия, дает неспешно разворачивающаяся опера вокруг разоблачения Навального. Ему стоит отдать должное. Он раздул формат публичных обвинений в адрес тех или иных чиновников или бизнесменов скромного компромата до небывалых масштабов. Человек поднял жанр советского доноса на уровень непрекращающегося политического шоу, которое привлекает внимание всего общества. И претензия, на которую еще недавно можно было просто не обращать внимания, более того, замалчивания обвинения претензий в стиле господина Миллера помянутого здесь, именно это являлось наиболее эффективной реакцией на них. И замалчивать стало уже невозможно. И объекты обвинения Навального оказались в положении, когда они просто вынуждены были просто отвечать.

И случился совершенно неожиданный акт марлезонского балета, потому что обычно негативный герой когда что-то начинает говорить, он позорится. А оказалось, что отвечать жертвам Навального не на что, потому что разоблачение основано, в отличие от настоящих журналистских расследований, на фантазиях и домыслах. И отнюдь не благих пожеланиях. Но не на фактах. Тем не менее, лиха беда начало. Без наказания за профанирования, без развеивания по ветру спекуляций нельзя создать нормальный профессиональный политический хайп. Иначе обвинения так и будут оставаться на уровне либералов, которые в эфире «Эха Москвы» рассказывают о России с общим населением 8 миллионов человек и своей зарплате в 18 тысяч евро, а на Петербургском международном экономическом форуме доблестные либералы, почему-то занимающие ключевые позиции, рассказывали про африканскую страну Гондурас. Они, правда, думают, что Гондурас в Африке.

Первый фигурант расследования Навального Усманов и Елисеев достаточно внятно доказали, что публичное обвинение должно опираться не на желание и истерику, а на факты. Они показали возможность и необходимость защиты своих прав даже против людей с железобетонной политической крышей. Я напоминаю, что господин Навальный имеет политическую крышу, на мой взгляд, не ниже ФСБ. Достаточно вспомнить не только его освобождение и поддержку со стороны нещадно избиваемой им «Единой Россией» перед легализации им досрочных выборов Собянина в 13-м году, но и безнаказанность его явного и прямого отказа исполнять решения суда по фильму «Он вам не Димон».

Напомню, человека специально освободили из заключения, выпустили на свободу после решения суда, пересмотрев решение, человека допустили специально к выборам. Более того, «Единая Россия», которую он заклеймил как партию жуликов и воров, специально дала ему свои голоса, чтобы он смог легализовать досрочные выборы с Собяниным, участвуя в выборах.

Так вот. Усманов в суде. Елисеев пока все суда. Они создают новую форму защиты репутации. И ответственность за распространение недобросовестной порочащей информации. Похоже, это стало неожиданностью для разоблачителей и некоторых медиа, которые привыкли включаться в общий либеральный тренд без размышлений.

Усманов и Елисеев перешли в контрнаступление. Сначала обозначили позиции в СМИ, потом первый без труда выиграл суд. Правда, это было очень несложно в отношении Навального, который потребовал вызвать в качестве свидетеля, разве что он господа бога не потребовал вызвать в суд. А второй в качестве предварительного шага направил юридические претензии собеседнику – издания, которое все опубликовало. И издание, вслед за РБК, сознав смехотворность доводов, решило постараться избежать суда. Выразило сожаление в своей недостаточной информированности. И опубликовано разъяснение, которое для меня оказалось новостью. Оказывается, фонды, которые Навальный связывал с Медведевым, вовсе связаны не с Медведевым, а с частным бизнесом, в том числе, с господином Михельсоном. Я понимаю, что фамилия Михельсон похожа на фамилию Медведев, но не до такой же степени. И эти фонды являются не благотворительными, а некоммерческими, что существенная разница. Не факт, что это разъяснение Елисеева удовлетворит, но оно стало еще одним подтверждением фейкового характера расследования Навального, которые сыпятся не только при разборе в суде, но даже под взглядом достаточно одиозного и близкого к Навальному по идеологии либеральной такого журналиста как Венедиктов, который тоже все это дело разоблачил.

Навальному в отсутствие фактов не остается ничего, кроме как визжать о продажности суда. Мы знаем, что наши суды очень плохие. Но в данном случае суд вел себя вполне нормально, он выставил себя болтуном, даже не подозревающим о необходимости связывания своих слов реальностью. Это плохо. Потому что гражданское общество должно быть с зубами. И после иска Усманова Елисеев и другие его жертвы могут даже дело до суда не доводить, потому что он будет выглядеть в суде неприглядно и обсуждение в суде каких бы то ни было вопросов с ним, будет просто избиением.

Теперь обвинение кого бы то ни было в чем угодно со стороны Навального будут выглядеть как юридическое доказательство его невиновности, то есть, невиновности обвиняемого, по крайней мере, в этом вопросе. Как санкции Запада и даже Украины стали в России желанной политической наградой.

Тем не менее, внятное разоблачение безосновательности публичных истерик Навального внесло важный вклад во взросление нашего общества, избавление его от морока девяностых, святых для либералов и проклятых для нормальных людей. Оно показало, что на обвинения надо и возможно отвечать цивилизованными аргументами, побеждая ложь в судах и в досудебных переговорах. А не на бандитских стрелках. К сожалению, это пока касается достаточно серьезных людей. Обычных это касается мало, потому что суды и вся система наша еще очень, как бы… Она носит сословный характер. И этому есть много подтверждений, которые мы обсудим после перерыва.

Итак, анекдот от «Комсомольской правды», хотя не очень понимаю, почему это анекдот. Британские ученые установили причину экономического роста в России. Оказывается, при слишком высокой цене нефти чиновники просто не успевают все воровать, и начинается экономический рост.

Не очень понимаю, почему это анекдот. Мне казалось, что это нормальное экономическое наблюдение.

Юрий, вы в эфире!

— Здравствуйте! В 2015 году пилотов посокращали просто. Я сам попал под сокращение. Столько денег затратили на переобучение. Боинги, аэробусы, все прочее. Сейчас идет поголовное отступление. Все пилоты убегают в Китай, во Вьетнам. Я многих ребят знаю своих. Но самое главное в чем? Сейчас, говорят, министр Соколов будет выступать в Госдуме. И будет решать вопрос: почему у нас уходят пилоты? Как не уезжать? Если вы поставили пилота в такое положение, что командир корабля на сегодняшний день получает 140 тысяч, 150 и летает, очень много летает.

— Это классическая ситуация, когда государство, с одной стороны, не позволяет людям самим защищать трудовые права, с другой стороны, само отказывается от защиты трудовых прав граждан. У нас бесправные люди в части трудовых отношений. Можно творить все, что угодно. И творят что угодно.

Мне пишут люди из регионов. Волосы дыбом поднимаются, что творится даже в очень богатых российских регионах.

Если летчик гражданской авиации имеет опыт, квалификацию, имеет сертификаты, которые позволяют ему летать на иностранных самолетах, а российских у нас практически не осталось, если он владеет английским языком, а с какой стати ему быть рабом идиотов?

Пока вы говорили, я открыл новости. С середины 14-гогода российские авиакомпании S-7 «Уральские авиалинии», «Волга-Днепр» и «ВИМ-АВИА» регистрируют массовую утечку летных кадров в Азию, где по-человечески платят. За последние 2,5 года на работу в азиатские компании перешло более 300 наиболее подготовленных пилотов, из них более 100 в Китай, еще 400 человек находятся в процессе трудоустройства. В частности из «ВИМ-АВИА» ушли сразу 12 командиров и предполагается, что именно это стало одной из существенных причин масштабных сбоев в авиаперевозках этой компании, от которых пострадало более 10 тысяч пассажиров. Естественно, они довели своих пилотов до такого состояния, что те стали уходить. Это нормальная конкуренция и это правильно. Если в России сейчас пытаются построить феодальное общество, то не нужно думать, что феодальное общество совместимо с технологиями. Напомню, что любимый мною «Аэрофлот», если верить сообщениям стюардесс, занимается просто издевательством над ними и глумлением. Выгоняют самых опытных, потому что они самые старшие и так далее. Напомню, стюардесса – это не то, что украшает собой полет. Главная функция стюардессы – это обеспечение безопасности. Когда кто в салоне начнет сходить с ума, она должна успокоить сама, либо стюардесса должна это увидеть первой и подать об этом сигнал. Это главная работа стюардессы. Все остальное, чай-кофе-пассатижи, это вторично и третично. И когда нам ними начинают просто глумиться, начинают ставить их в невыносимые условия, выдавливая из профессии, это уже не лезет ни в какие ворота.

Владимир из Москвы. Здравствуйте!

— Здравствуйте! В свое время в 91-м году уважаемые президент в кавычках Борис Николаевич Ельцин издал указ о приватизации, в соответствии с которой большая часть государственного имущества подлежало приватизации на чеки. Оставшаяся часть не подлежала.

— А вопрос в чем?

— Вы не перебивайте! Что сейчас с этой оставшейся частью? В 96-м, когда миллиардеры скупили всю нефтяную промышленность…

— Вы вопрос будете задавать?

— Вот я и спрашиваю, что с оставшейся частью государственного имущества? Дело в том, что каждый год планы приватизации изменяются. Я не забыл, что часть имущества не подлежало приватизации.

— О приватизации. Тут вдова Ельцина Наина Иосифовна заявила, что 90-е годы – святые годы. Она назвала это время святым. Я надеюсь от всей души, что это результат не цинизма или глумления над всем народом России, а это результат недобросовестного журналиста, который переврал цитату или возрастной деменции, то есть, старческого слабоумия, хотя даже в этом случае журналист должен понимать, что он берет интервью у человека, который не совсем в себе.

Приватизации сейчас 25 лет исполняется. Приватизация – это кровь, массовые убийства, потому что директора захватывали свои заводы при помощи ваучеров, становились хозяевами того, чем они раньше управляли. И после этого их просто начинали отстреливать, чтобы захватить эти заводы. Когда бандиты захватывали заводы, эти заводы обычно разрушались.

Во-вторых, это разрушение производства и технологических цепочек. Любого сложного производства, потому что в силу либеральных реформ стало выгодно экспортировать сырье и на производство мало-мальских сложных изделий сырья физически не было.

Это недоинвестирование, потому что когда заводы захватывали за копейки, невозможно было создать новый завод, потому что новому производителю нужно было окупать инвестиции, а приватизатору, который захватил завод за копейки, не нужно было эти инвестиции окупать. Ему нужно было окупать копейки, которые он заплатил. И создание новых производств стало практически невозможным на долгие годы.

Самым эффективным способом эксплуатации захваченного имущества, если это был не экспорт сырья, было разграбление до нитки. И у нас вся страна в руинах этих заводов.

Это нищета. Потому что социальный пакет, только заводской пакет без того, что предоставляло государство, он составлял треть той зарплаты, которая выплачивалась людям в среднем. А на хороших заводах составлял половину. А были еще общественные фонды потребление.

Приватизация – люди рухнули в нищету и людей стали использовать как расходный материал, из которого выжимают все соки. И далеко не только в авиации. Напомню, те авиакомпании, которые я перечислил, они все частные. И пилоты бегут именно с частных компании. «Аэрофлот», по имеющимся сообщениям, пилоты пока оттуда не бегут. Это государственная компания и, вероятно, там о людях мало-мальски заботятся, несмотря на историю со стюардессами.

В 90-м году в РСФСР было 30,6 тысяч дееспособных крупных и средних промышленных предприятий. Сейчас официально менее 5 тысяч. Это после того, как прошла путинская индустриализация, было создано более 200 заводов. Но это капля в море. Напомню, что при Сталине в стране вводилось в эксплуатацию иногда по 2 тысячи заводов в год.

Наша экономика разрушена. Это был чудовищный грабеж, потому что по оценке бюджет получил в целом в 10 раз меньше, чем то, что стоили эти заводы.

Давайте примем еще один звонок. Вадим из Самары.

— Здравствуйте, Михаил. Первый вопрос. Вы большой любитель критики либералов в экономике. Объясните мне, если можно, каким образом в таком случае поднялась экономика США, Англии, других ныне ведущих капстран? Ведь они поднялись именно на либеральных взглядах в экономике.

Второй вопрос. Сейчас у нас рубль держится на таком уровне по отношению к доллару, потому что сейчас идет массовая скупка наших гособлигаций иностранцами, и это удерживает рубль. Тем не менее, сейчас есть такая информация, что Запад собирается усиливать санкции, и именно может запретить скупку этих гособлигаций иностранцами, что может просто обрушить рынок ценных бумаг. Скажите, на ваш взгляд доктора экономических наук, в условиях низкой нефти и мощного санкционного давления Запада у нас есть какие-то шансы подняться?

— Либерализм бывает разный. Бывает либерализм по Вольтеру, а бывает либерализм по Березовскому. Когда в Америке один деятель сказал в 50-е годы «что хорошо для General Motors, то хорошо для Америки», то он извинялся после этого всю оставшуюся жизнь, потому что и он, и все остальные понимали, что он сказал глупость, потому что так не бывает. Российские либералы – это люди, которые считают, что то, что хорошо для General Motors, может быть, для Америки и нехорошо, но точно хорошо для России по определению. Сегодняшний политический либерализм исходит из того, что государство должно служить не своему народу, а глобальному бизнесу, глобальным спекулянтам, тем самым, которые сейчас, как вы сказали, скупают наши гособлигации.

На основании политики, направленной против своего народа, ничего построить нельзя. Соединенные Штаты и Великобритания поднялись на основе, во-первых, другой политики, во-вторых, они служили глобальному бизнесу, но это был их собственный глобальный бизнес. Они свои компании выводили на глобальный уровень и потом им служили. Это был Рейган, это была Тэтчер, это было последнее поколение либералов, которое что-то могло делать. Но в сегодняшней ситуации мы видим, что либералы даже в Америке потерпели поражение, потому что Трамп это как раз человек, который считает, что нужно сначала учитывать интересы Америки, а уже потом учитывать интересы бизнеса. В нашей стране, которая подверглась уничтожению в результате нашего поражения в глобальной конкуренции из-за Горбачева и Ельцина, сейчас служба иностранному бизнесу, тем более спекулятивному бизнесу, означает разрушение своей страны, которое, строго говоря, и осуществляется. То, что госпожа Набиуллина осталась еще на 5 лет, если у нас эти 5 лет будут, что не является фактом, то это будет еще 5 лет больших экономических бедствий.

Что касается санкций. Запад не сможет усилить санкции сверх того, что он уже против нас применил. Если бы он мог усилить санкции, не нанося себе ущерба больше, чем нам, он бы это сделал давным-давно. Обратите внимание, никто не заикается о санкциях в такой чувствительной для нас сфере, как лекарства. У нас практически все лекарства импортные, и можно было бы отсечь нас от западных лекарств. Но западные фармацевтические гиганты зарабатывают на нас такие деньги, что западный политик, который об этом заикнется, просто исчезнет, и никто никогда не вспомнит, несмотря на все Гуглы и Яндексы, что такой когда-то существовал в природе. Усиливать дальнейшие санкции всерьез невозможно — сейчас Запад зарабатывает на нас колоссальные деньги.

Укрепление рубля действительно является результатом притока спекулятивного капитала на наши рынки, в первую очередь государственные ценные бумаги. И это означает, что через некоторое время он уйдет, и рубль рухнет. Это будет для нас если не катастрофой, то большим бедствием. Случится это в июле месяце или случится это накануне президентских выборов, чтобы нанести нам максимальный ущерб, или случится это после президентских выборов, я не знаю, но это может случиться в любой момент, наша ситуация достаточно неустойчива.

Никто не будет нас развивать, не будет нас кормить Запад, не будет за нас решать наши проблемы. Для того чтобы развиваться, нужно модернизировать инфраструктуру. Это условие существования любой нормальной современной экономики. Для того чтобы модернизировать инфраструктуру, нужно осуществить несколько простых вещей. Во-первых, нужно ограничить коррупцию, потому что иначе все деньги будут украдены. В 14-м году у нас резко (в 1,5 раза) выросли расходы на национальную экономику. Никто, кроме бухгалтеров федерального казначейства, этого не заметил. Вот чтобы так не было.

Дальше. Чтобы модернизировать инфраструктуру, нужно ограничить финансовые спекуляции, как это было во всех развитых странах мира, включая и США, и Великобританию, и Японию, и страны континентальной Европы. Потому что иначе все деньги, которые будут направлены в реальный сектор, в том числе и частными инвесторами, оттуда уйдут на спекулятивные рынки. Дальше нужен разумный протекционизм, чтобы стимулировать свою экономику, а не соседскую. Нужно ограничивать произвол монополий, чтобы выделенные деньги ушли в рост производства, а не в рост цен, как у Медведева с его доступным жильем… Извините, доступное жилье оно называлось официально. «Недоступное жулье» оно называлось неофициально. Медведев до сих пор им гордится, но увеличение спроса, в том числе ипотеки, на жилье привело в основном к росту цен, а не к росту предложений дешевого жилья. И так далее, и тому подобное. Люди, которые служат западным финансовым спекулянтам, они в принципе не способны ограничивать финансовые спекуляции, и они в принципе не способны, как показывает 30-летняя практика национального предательства, эти люди не могут служить нашей стране.

Давайте еще звонок примем. Роман из Белгорода.

— У меня вопрос к президенту, но я вряд ли к нему дозвонюсь, поэтому у вас спрошу. Например, крупные фирмы (Ростелеком, РЖД), их взяли и раздробили. Теперь люди, делая ту же работу, по трудовой нигде не числятся, они на птичьих правах. Начальство снимает с себя ответственность, люди бесправные – ни отпускных, ни больничных, ничего. Эти топ-менеджеры, которые миллионы долларов получают, они сами себе хозяева?

— Топ-менеджеры являются сами себе хозяевами, государство не контролирует государственный бизнес. Оно не контролирует государственные компании, по сути дела, и государственные компании не являются инструментами реализации государственной политики, к сожалению. Это то, что мы сейчас видим.

Возвращаясь к тому, что творится. В «Аргументах и фактах» сделали очень хорошую таблицу, какую часть рыночной оценки предприятий на момент приватизации получил бюджет, то есть за какие деньги проводилась приватизация. Я напомню, что господин Ясин в свое время сказал, что не надо кричать, что у вас украли, у вас ничего и не было. Но собственность была общенародной, она принадлежала каждому из нас, и она действительно служила каждому из нас в Советском Союзе, при социализме. Так вот, из 10 предприятий, которые рассмотрели «Аргументы и факты», самой честной приватизацией была приватизация «Уралмаша». Там ходили с крестным ходом против приватизатора Бендукидзе, который потом дезорганизовал наш экспорт атомных услуг и сбежал в Грузию, где был министром экономики, сказал, что можно продать все, кроме чести, и грузины добавили: значит, нужно продать всё.

Так вот, «Уралмаш» был приватизирован за 7,4% своей рыночной цены. Это максимум среди тех предприятий, которые были приватизированы. На втором месте Челябинский тракторный завод. Он был приватизирован чуть более чем за 5% своей рыночной цены, за одну двадцатую часть своей рыночной стоимости. На третьем месте Самарский металлургический завод. Он был приватизирован менее чем за 3% своей рыночной оценки. На четвертом месте Новолипецкий металлургический комбинат. Он был приватизирован за 2,2% своей рыночной оценки. На пятом месте гигант «Норильский никель», созданный чудовищным трудом заключенных. Он был приватизирован чуть более чем за 1% своей рыночной цены. «Сургутнефтегаз», Челябинский металлургический завод, нефтяная компания «Сиданко» были приватизированы за 0,8% рыночной оценки. Компания ЮКОС была приватизирована за 0,5% своей рыночной оценки. Ковровский механический завод был приватизирован за 0,3% своей рыночной оценки. Когда говорят «грабительская приватизация», нужно знать эти параметры.

Да, конечно, бизнесмены, наверное, платили огромные взятки реформаторам, но эти деньги не поступали в бюджет, они были преступными заведомо, поэтому мы не должны их учитывать.

Вы пишете: «А можно ссылку на таблицу подлой приватизации?»

Заходите на сайт «Аргументы и факты» — aif.ru, забиваете в поиск, например, «нефтяная компания «Сиданко» или «Новолипецкий металлургический комбинат», и в поиске это выпадет. Это статья по 25-летию приватизации, она чуть ли не в последнем номере «Аргументов и фактов».

Мне пришло письмо от моего очень хорошего знакомого, он священник в одном из богатых регионов РФ. А священник сейчас – это такой коллектор информации. Он общается со всеми людьми, перед ним проходит жизнь человека от крещения до отпевания, общается и с нищими, и с теми, у кого машина за 4 миллиона рублей. А для бедных районов это сумма космическая.

Я прочитаю, что он мне написал, чтобы вы прониклись тем, что так, как живете вы, так живет практически вся страна.

Цитирую. «Как мне кажется, появилось новое чувство у людей. Это, конечно, эмоции, но что делать. Страх, неуверенность в будущем, это ощущается. Второе, что я слышал от таксистов до председателя нашего колхоза (а нужно понимать, что это одно из четырех хозяйств, которые не принадлежат кому-либо, а принадлежат людям, они все там пайщики). Произошел разрыв доверия между верхом и низом общества. Обещают поддержку сельского хозяйства, а колхоз штрафуют за кучку мусора, который они же сами свезли на свалку и, как положено, утилизировали, оштрафовали на 450 тысяч рублей. А за что, собственно?

А если бы хозяйство было бедное, оно сразу бы ушло на дно. И всем плевать. Председатель мне это рассказывал с возмущением. Таксисты (а я машину продал, езжу на такси), все относительно молодые, ругаются сильно, говорят, что по телевизору чушь какую-то несут. Говорят, придешь устраиваться на работу, а тебе отвечают: мы только до 30 лет берем. А что, в 40 помирать уже нужно? А когда берут молодых, то их берут на 3 дня. Те работают бесплатно, а им потом говорят: мы вам позвоним. И никогда не звонят. Потому что за воротами толпа стоит, и этот конвейер по 3 дня можно крутить бесконечно.

Если раньше люди ждали перемен, то теперь разуверились, не верят больше. Люди говорят, что если в ближайшее время ничего не изменится, то все очень плохо кончится. Это не пессимизм даже, а тихое озлобление людей. Пока тихое.

Почему и к вере так плохо идут. Не только потому, что «все попы плохие», а от потери внутренней уверенности в перспективах личного развития. Попробуйте убедить людей в том, что нужно совершенствовать духовный мир, когда физический мир абсолютно нестабилен. У меня одна прихожанка попала с опухолью в центральную региональную клинику на операцию. Так радовалась, что в хорошую больницу попала. А когда пришел хирург, тут настроение испортилось. Говорит: давайте 70 тысяч или катитесь домой. Пришлось всем миром собирать. Где здесь такие деньги у большинства? Совершенно потеряли совесть и забыли долг. Разве после этого может быть позитивное настроение? Мне кажется, что запрос на изменения в низах уже перезрел, но вот что будет дальше? Кто и как будет искать выход? Можно сколько угодно рассуждать о программах, но программы нужно еще и реализовать. Если не боятся штрафовать на такие суммы за ничтожные деяния, если врачи не хотят лечить, кто-то должен это исправлять, запрос-то общественный есть.

Я не согласен, что все богатые люди выезжают за границу. У меня одна прихожанка вышла замуж за француза, купила там дом и прожила 5 лет. Бегом убежала и говорит: «Даже мы еще до такой бездуховности не скатились, там же ужас что, верующие там жить не могут».

Дальше он подводит итог. «Первое. Всех раздражает разрыв между правдой жизни и ложью телевидения. (Подчеркиваю слово «всех». Это человек, который крайне аккуратно относится к словам, он знает, что вначале было слово).

Второе. Необходимость конкретных изменений в экономике, рабочие места в первую очередь. Потому что масса дееспособных людей ничем толком не занимается, при этом они очень хотят работать и зарабатывать.

Третье. Взяточничество на всех уровнях необходимо жестоко пресекать. (Подчеркиваю, не жестко, а жестоко. Служитель церкви, который про репрессии знает больше, чем почти любой из нас, это семья репрессированная). Жестоко пресекать, открывая закрытые сферы, потому что студенты, больные и пр. стонут от поборов. Сейчас берут почти везде нагло и массово. Как сказал мне один преподаватель, кандидат химических наук, «80% преподавателей берет взятки и образуют сеть». В краевой поликлинике проходит 20 операций в день. Умножаем на 70 тысяч, получаем 1 млн. 400 тыс. (Думаю, что, наверное, не за все операции вымогают 70 тысяч, какие-то операции и без вымогательства проходят, какие-то вымогают меньше, потому что проще, но тем не менее). Гигантские деньги выкачиваются из карманов людей в карманы обнаглевших негодяев».

И теперь мне персонально. «Недовольно лично Путиным, на которого возлагали надежды. Люди не считают его больше своим защитником, а больше воспринимают как отстранившегося от дел человека. А те, кто его бездействие защищает, мыслят более глобально, но не могут всем объяснить какое-то свое виденье. Запрос снизу опережает действия сверху. На всех уровнях люди понимают необходимость срочных изменений, но никак не может страна разродиться».

По-моему, я первый раз цитирую кого бы то ни было так много, но это действительно глас народа. Причем это глас народа очень добросовестный, спрессованный, аккумулированный, очищенный. Это и есть социология. Потому что добросовестные священники сегодня – это живая фокус-группа в одном лице. Вот это то, что у нас происходит.

А теперь примем звонки.

— Нам, жителям Татарстана, жаловаться на жизнь, наверное, в последнюю очередь приходится. У меня два вопроса. Частный вопрос. Вы сегодня появитесь в «Царьграде» со своей рубрикой?

— Да, только там сократили на 20 минут. В 19.40, по-моему, начало. Извините, это очень невежливо, спрашивать в эфире одного средства массовой информации о другом. Я отвечаю вам только потому, что вы из Татарстана.

— Второй вопрос. Куда делся Дугин?

— Это не ко мне, это внутренняя политика, и даже не «Комсомольской правды».

Следующий звонок. Виктор, Москва.

— Уважаемый профессор…

— Я не профессор, но мне приятно это слышать.

— Тогда уважаемый товарищ экономист. У меня такое рассуждение. У нас в стране, получается, одна треть – это охранники, другая часть – юристы, а третья часть – экономисты. Экономистов развелось очень много. Чем же занимаются экономисты? Они обслуживают существующий режим, и все время идет обсуждение о цене на нефть. Нет ни одной страны в мире, где население полностью бы зависело от цены на нефть. Вы тоже постоянно занимаетесь этим вопросом цены на нефть и т.д.

— Я думаю, даже вы знаете, что я не постоянно занимаюсь этим вопросом, более того, достаточно мало о нем говорю.

Продолжаем. Знаете, вы меня ругаете за то, что я говорю мало хорошего. Так вот, у нас есть такая штука – дополненная реальность. Это новая технология. Вы наводите экран смартфона на какое-то явление, если там зашита маленькая программа, там дополнительные какие-то изображения появляются. Это изобретение буквально последних 5 лет. В мире применяется очень широко в музеях. Я был в музее Гауди. Захожу в квартиру, смотрю через эту программу в обычный смартфон, и мне показывают на экране смартфона, как это выглядело, как это замышлял великий архитектор.

Так вот, у нас это есть тоже. У нас очень много разных подобных программ. Скажем, в Пермском крае, в лаборатории мультимедийных решений разработали мобильный гид (почему-то называется «Маугри»). Его уже сейчас использует более 400 музеев, в том числе в передовой Казани, в Оренбурге, Адлере, Мончегорске, надеюсь, что в Москве, несмотря на всю мэрию, это тоже станут когда-нибудь использовать. Есть прекрасная программа дополненной реальности в райцентре Московской области, в музее Волоколамска. Там можно посмотреть на мамонта в жизни, можно погладить белого медвежонка, там можно почувствовать себя командующим фронтом за картами. Лондонская штаб-квартира военного кабинета Черчилля на этом фоне отдыхает, это, поверьте, просто прошлое тысячелетие. За ощущениями в этой сфере можно ехать в Волоколамск, а не в Лондон.

В Минкульте разработали программу «Артефакт». Вы скачиваете на смартфон из открытого доступа, а потом спокойно живете, случайно попав в музей, вы наводите на шедевр свой собственный смартфон и видите его, во-первых, до реставрации, а во-вторых, в окружении полезной, интересной информации о нем. Это здорово. Мы, оказывается, одна из самых передовых стран мира, если не самая передовая, по современным компьютерным технологиям, просто их никто и никак не использует.

На Питерском форуме сразу несколько павильонов использовали эту «Дополненную реальность», но я хочу выделить среди них мирового лидера виртуальной реальности, побившего и Гугл, и Фейсбук, и Пентагон. Это тверская компания Total Interactive. Она показала пролет над крымским мостом и то, как этот пролет будет строиться и работать. Когда я это все наблюдал, у меня было ощущение, что и Крым возвращать, и мост строить следовало только ради одного этого полета, ради одного этого ощущения. То есть мы, оказывается, страна передовая, просто почти вся государственная машина, кроме Министерства связи, направлена на подавление развития технологий, на выпихивание творцов из нашей страны. Нам не нужно слишком много ломать, нам нужно просто снять железобетонный пресс, который сейчас привалил наше общество. И я думаю, что мы с вами (судя, по крайней мере, по вашим комментариям) с этим справимся. Просто хотелось бы, чтобы это было быстрее.

популярный интернет


comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели