М. Делягин: — Здравствуйте, дорогие друзья! Мы обсудим сегодня с вами важные темы… У нас с вами новости. При первом прочтении такое ощущение, что хочется сказать «здравствуй, 90-е!». 81 горняк в Забайкальском крае отказался выходить из шахты из-за задержки заработной платы. Золотодобывающая шахта Вершинина, Дарасунский рудник, Тунгокаченский район Забайкальского края.Делягин Компания не указана, но это компания Хайланд, вторая по величине в мире, более 30%, насколько можно судить, принадлежит российскому или уже можно сказать английскому олигарху Абрамовичу. Когда на его шахте угольной в 2010 году произошла чудовищная катастрофа и я его покритиковал, меня за это некоторые элементы московской общественности обвинили в антисемитизме. По-моему, это московская еврейская община называется. Они написали в список, что в том году на всю Россию было 49 проявлений антисемитизма, при том, что вообще-то Абрамович белорус, но меня за критику олигарха в результате чудовищной аварии на шахте – а он как раз перед этой аварией купил себе новую яхту – меня за эту критику объявили антисемитом. Вот у нас такое иногда бывает гражданское общество. Так что если меня за сообщение этой новости опять обвинят в чем-нибудь ужасном, то, пожалуйста, будьте к этому готовы.

Так вот, 81 горняк в Забайкальском крае шахты Вершинина Дарасунский рудник отказались выходить на поверхность шахты из-за задержки зарплаты. А вот теперь то, что к 90-м годам уже не относится. На месте уже находится губернатор Забайкальского края Наталья Жданова, туда выехал полпред президента по Сибирскому федеральному округу Меняйло, бывший мэр Севастополя. И туда по команде Меняйло вылетел прокурор Забайкальского края Войкин, правда, как сообщается, его вылет задерживался по состоянию на утро из-за сильного ветра… То есть, мы имеем большое внимание, по крайней мере, местных властей, понятно, что кто такой полпред президента по Сибирскому федеральному округу рядом с господином Абрамовичем, но все-таки начальство туда слетается. Вторая новость. Организована подача пищи и воды… Ну, то, что людей, которые пытаются бороться за свои права, пытаются не подавить, а подавать им пищу и воду, чтобы они могли находиться в шахте, не работая, это некоторое изменение ситуации. А они бастуют и отказываются выходить на поверхность, требуя выплаты зарплаты за апрель месяц. То есть, задержка зарплаты, если предположить, что они должны были получать аванс 10-го числа, составляет чуть больше месяца. То есть, понятно, что эта зарплата очень низкая. И, скажем, люди, живущие в Москве, когда им сообщат о величине этой средней заработной платы, испытают глубокий стыд. Понятно, что в официальной статистике существует зарплата, в которую приплюсованы зарплаты и, может, даже бонусы директоров шахт, всей администрации, но люди, которые реально работают в сегодняшней системе трудовых отношений, у нас получают очень и очень мало… Тем не менее, эта задержка не на полгода, как в 90-е, не на три месяца, как было у нас совсем недавно в Ростовской области, это задержка на один с небольшим месяц. И это показывает, что даже в самых глухих местах нашей страны люди начинают себя осознавать, начинают бороться за свои права, пусть даже минимальные, и наша власть при всех ее недостатках и пороках, по крайней мере, пытается как-то реагировать. Да, впереди у нас президентские выборы, сейчас прошла волна наказаний губернаторов, но это некоторая хорошая новость. И эта хорошая новость радует.

Вот вы пишите «национализировать». Понимаете, я считаю, что все сырьевые отрасли ключевые должны принадлежать государству. Тем более, должно принадлежать золото. Но для начала государство должно обеспечить нормальный контроль за собственной государственной собственностью. Когда мы имеем Сбербанк, руководство которого не проводит государственную политику, насколько я могу судить, пока мы имеем безнаказанное Роснано за все финты с ушами, как бы преждевременно обсуждать вопрос о национализации даже сырьевых отраслей, даже необходимых командных высот отраслей, до того момента, когда государство наведет порядок в собственном хозяйстве.

Вы пишите, что у нас людей нет. Ну, вы знаете, это немножко обидно для меня. Но я могу сказать, что в нашем государстве людей много. Во-первых, потребность рождает функцию. И это объективная вещь. Когда вдруг возникает потребность, извините, в терроре, сразу заводится бесчисленное множество безумных палачей. Как это мы видим сегодня, например, на Украине, как мы помним по нашей стране, по 1937 году и по гражданской войне. Когда же возникает потребность в развитии, точно так же, методом проб и ошибок, мучительно, возникает огромное количество, выражаясь нецензурным языком, эффективных менеджеров, которые реально работают. Классический пример – наша индустриализация и любая модернизация, которую вы увидите, вы увидите людей, которые возникают. Я знаю много людей на уровне замминистров и даже некоторых министров, которые вполне вменяемы, которые вполне эффективны и будут прекрасно заниматься и развитием страны, обеспечением нашего суверенного прогресса, и которые будут вполне спокойно реализовывать патриотическую идеологию, а не либеральную, разрушающую страну. Потому что они сегодня уже являются патриотами, но в правительстве Медведева просто это нельзя демонстрировать. Из тех людей, которые можно назвать, которые есть, я знаю много губернаторов толковых, хороших, ну, пять человек я знаю точно, некоторые из них сидят уже долгие годы в своих регионах и к ним прикипели. Один из них три раза отказывался от предложения возглавить правительство Российской Федерации со вполне внятной формулировкой – извините, ребята, я в своем регионе все понимаю, а вот ваши московские дела мне просто неинтересны. Но, скажем, есть губернатор Брянской области Богомаз, который реально стал губернатором за счет развития современных высоких технологий в сельском хозяйстве. Кроме шуток. Там урожайность пшеницы 70 центнеров с гектара в передовых хозяйствах и они не хвастаются этим, они хвастаются 100 центнеров с гектара в Нечерноземье в зоне рискованного земледелия и т.д. У нас есть легендарные люди. Скажем, президент Ингушетии Зязиков Мурад Магомедович, который сейчас, по-моему, замполпреда Центрального федерального округа. Это человек, который не просто пережил шесть покушений, не просто освободил десятки военнослужащих из плена террористов, это человек, который обеспечил проведение референдумов не только в Ингушетии, но и в Чечне – о сохранении в составе Российской Федерации. То есть, это человек, который пылающую часть Северного Кавказа в политической части этого процесса привел в Россию. Так что люди у нас есть. У нас, к сожалению, государство не ставит задачи.

Алексей из Бийска: «Ельцин обещал лечь на рельсы, ляжет ли нынешнее руководство?» Не ляжет, потому что оно не обещало… Вот Ельцина на рельсах я могу себе представить, Медведева не рельсах или Набиуллину – извините, это из другой части. Нам это нужно – менять направление развития и, соответственно, сменятся и некоторые люди. «Аман Тулеев лучший губернатор, он это доказал». Но, вы знаете, ему уже очень много лет… Он как не будущее наше, он наша современность.

Еще одна хорошая новость. Росстат сообщил об экономическом росте в первом квартале этого года на полпроцента. То есть, по данным Росстата, получается, что полгода у нас идет экономический рост, потому что в четвертом квартале был по их данным роста, когда они изменили методологию подсчета статистики, и в первом квартале этого года у нас тоже экономический рост. Пусть символический, пусть ничтожный, пусть на полпроцента, но уже не экономический спад. И, судя по всему, у нас правительство именно поэтому так расслабилось, надуло щеки на ширину плеч и чувствует себя прекрасно, как будто все хорошо. Но я напомню, что помимо искажения официальной статистики – а я отвечаю за свои слова, потому что после реформирования методологии статистического подсчета официальная статистика стала показывать вещи теоретически невозможные. Скажем, в январе у нас был рост грузовых перевозок по железным дорогам на 11,1%. Так не бывает, господа. А в феврале у нас был спад водоснабжения в стране на 20%! Господа, пожалуйста, звоните, если кто-то из вас страдал от жажды в феврале месяце, от того, что на 20% сократились поставки воды. Мне такие люди, правда, неизвестны. Хуже того, мне даже регионы и отрасли такие неизвестны. Но самый главный фактор экономического роста – это занижение масштабов роста цен. Только не кидайтесь тяжелыми предметами в радиоприемник сейчас – я всегда так говорю перед тем, как сообщить данные по официальной статистике – потому что я однажды видел таким образом разбитый телевизор, в котором я выступал. Мне человек прислал фотографию, когда я сказал, что у нас такая-то инфляция, не сообщив предварительно о том, что это официальная статистика. Вы знаете, человек свой телевизор пробил не ботинком, он его кулаком пробил.

Роман:

— Михаил Геннадьевич, а можно вам задать вопрос по поводу китайских наших дел. Не станем ли мы транскитайской магистралью, зависимой полностью от Китая и поглощенной экономикой китайцами?

М. Делягин:

— Это разные вещи. Если мы будем зарабатывать деньги на транзите из Китая, а сейчас Транссиб на самом деле забит китайскими товарами, и не только в Европу, но, например, и в Москву тоже – по интернет-торговле и по другим вещам. Если мы будем зарабатывать на этом деньги, да, мы будем зависеть от Китая. Но это не значит, что мы будем рабами Китая. Простой пример. Мы поставляем много нефти и газа в Евросоюз. Мы зависим от своих поставок в Евросоюз. Мы не являемся при этом рабами Евросоюза, юридическим доказательством чего являются санкции, которые они против нас ввели. Мы можем ругать нашу политику в части запада, можем хвалить ее, но это наша политика, она самостоятельная. Менее самостоятельна, чем хотелось бы, но вот экономическое сотрудничество не означает автоматически прямого политического подчинения. Здесь все зависит от того, как мы себя ведем. Наше сотрудничество с Китаем, пусть это и не видно со стороны, строится не просто на предельно прагматичной, а на предельно циничной основе. И мы, и китайцы нахлебались друг с другом в силу разницы менталитетов. И то, что у нас сейчас с Китаем, это не идеологические иллюзии, это предельно прагматичный подход с обоих сторон. Вот здесь в этом отношении я спокоен. Абсолютно.

Возвращаясь к инфляции. Так вот, помните, что это официальная статистика, это даже не я. С начала года по 15 мая цены выросли на полтора процента! Это официальный уровень инфляции, рассчитанный по 64 товарам и услугам в 275 городах. Правда, это предварительный индекс инфляции, окончательный считается по почти 200 видам товаров и услуг почти в 400 населенных пунктах, но это считается потом и они практически никогда не отличаются сколь-нибудь значимо от предварительных данных по инфляции. Это в два раза меньше, чем в аналогичный период прошлого года, когда было 2,9%.

А теперь внимание! У нас есть социологи, которые регулярно замеряют инфляцию. Причем, они считают, правда, не по всей стране, они считают только города с населением 100 тысяч человек и больше. Но они считают по кругу из 156 товаров, без услуг, которые выделены как наиболее репрезентативные, то есть, наиболее полно свидетельствующие о наших с вами покупках на основании обработки 10 миллионов наших с вами покупок. Как я понимаю, в основном в торговых сетях. Так вот, за январь-апрель официальная инфляция 1,3%, а инфляция по данным социологов 1,9%. Превышение в полтора раза. Я привык к тому, что официальная инфляция занижена вдвое минимум, но сейчас она занижена всего лишь в полтора раза. И я думаю причина достаточно проста и социологи из РАМИР(?) об этом говорят. Причина – это падение уровня доходов. Уже даже аптечные сети в регионах воют, потому что за год у них оборот упал вдвое. Люди экономят на лекарствах. Даже не на еде. Люди экономят на своем здоровье. В массовом порядке. В апреле расходы на повседневные нужды, по данным социологов, снизился на 6,5%. Это реальное падение уровня жизни. Так что снижение инфляции это не то, чем можно хвастаться нашему правительству, потому что это снижение инфляции на костях людей. В том числе тех самых горняков в Забайкальском крае, которых довели до того, что они не захотели выходить на поверхность. Потому что на поверхности ад значительно более страшный, чем в шахте. Доля продовольствия в повседневных расходах людей – это индикатор бедности. Считается, что граница бедности, ну, в Европе считается, что, если люди тратят на еду больше 45%, то это они уже бедные. Так вот, у нас в феврале в среднем по стране 50% люди тратили на еду из своих расходов, в марте – 52%, а в апреле – 57%. То есть, Россия в целом это бедная страна. Самая богатая страна мира, которая держится в искусственной бедности и при всем этом эта бедность нарастает. Причем, ударными уверенными темпами. И правительство так довольно, может быть, потому, что это именно оно удерживает нас в этой самой бедности.

«Бензин тоже подорожал. Алтайский край». Бензин подорожал по всей стране, даже по официальной статистике он за 4,5 месяца подорожал на 2,9%.

«В 90-е было проще заработать?» Роман, из Хабаровска. Вы знаете, заработать было действительно проще. Тогдашний социальный оптимизм был основан на том, что людям разрешили грабить свою страну. И некоторые грабили успешнее других, как олигархи, но некоторым хватало и на жизнь. Но, вы знаете, в 90-е годы было не только проще заработать, в 90-е годы было проще погибнуть. Я знаю трудовые споры в 90-е годы, о которых никто и никогда ничего не узнал. В 90-е годы люди не оставались бы в шахте, потому что засыпали бы шахту к чертовой матери вместе с ними и все… и никакой губернатор туда к ним не прилетел бы, не говоря уже о прокуроре… Был принцип – хочешь сдохнуть, подыхай! Так что с 90-ми годами я бы сравнивать все-таки не стал. Да, а вот покупательная способность в 90-х годах была лучше. Потому что люди еще сохраняли какие-то сбережения и самое главное люди сохраняли иллюзии. Сейчас у людей нет иллюзий и последние деньги люди не тратят, люди экономят. И на обман люди уже не ведутся. И это, кстати, лучше, чем в 90-е.

— Михаил Геннадьевич, с этого года, я слышал, в обязательном порядке при получении кредита навязывают страховку. То есть, от нее уже никуда не деться, да?

М. Делягин:

— Я не знаю, потому что я кредитов не брал, но народ жалуется, да. По крайней мере, в крупных банках людям навязывают страховку. Насколько это можно обойти, я не знаю, но это, насколько я могу судить, незаконно.

Значит, так, прокомментируем новости, которые мы сейчас услышали. Было сказано о том, что в Москве сегодня в связи с теплой погодой наконец-то отключают тепло. Я никогда не устаю критиковать господа Собянина и его компанию, но в этом году, когда у нас были уникальные холода, когда был самый холодный День Победы за всю историю, впервые в истории включили отопление на полную мощность второй раз после его отключения… За что большое спасибо! Это реальное достижение, которого у нас не было никогда раньше. Вот это то, чем действительно можно гордиться в нашей стране. Чудовищным беспределом с укладкой плохой плитки по нескольку раз и вместо хорошего асфальта – это стыдно. Чудовищная реновация, когда из святого дела устроили как бы то, что город ставит на уши – это стыдно и омерзительно, и это опасно для каждого из нас, даже если вы не в хрущевке живете, а вот включение отопления после его полного отключения по завершении отопительного сезона – это достижение, которым мы с вами можем гордиться.

Дальше. Было сказано о проекте по изъятию единственного жилья. Значит, коллеги, не пугайтесь, он действительно начинался совершенно омерзительно и его все нормальные люди, включая меня, поливали всем, что под руку попадалось, но сейчас он, судя по всему, сильно улучшился. Во-первых, как заявлено, выработана дифференцированная шкала, чтобы за долг, соотносимый со стоимостью телевизора, нельзя было изъять квартиру, потому что исходно долг мог составлять 5% от стоимости квартиры, и, во-вторых, изъятие единственного жилья касается только на то единственное жилье должника, который явно превышает по размеру и стоимости потребности жилища. То есть, насколько можно судить, сильно больше санитарной нормы. То есть, живет человек в хоромах, а людей на деньги, извините за мой французский, кидает. Посмотрим, в каком виде это все доползет до Государственной Думы, посмотрим, во что это будет перерабатывать Государственная Дума, но пока это выглядит достаточно пристойно.

И наконец о Капотне. Действительно, в Москве есть нефтеперерабатывающий завод большой, кто не знает, его нельзя вывести из города, потому что здесь есть трубопроводная система совершенно уникальная и как-то ее менять это очень сложно и очень дорого, и действительно бывают периодически там разного рода происшествия и даже аварии, хотя и сильно реже, чем в 90-е и даже в нулевые… в этот понедельник он запустился после очередной временной остановки… но таких остановок не было на моей памяти очень долго. И, самое главное, действительно было сообщение, что в ночь со вторника на среду превышение предельно допустимой концентрации сероводорода составило 51 раз. И утром превышение составил 5 с лишним раз. А потом было скромненькое разъяснение МЧС – дорогие друзья, чего-то ни один москвич не пожаловался. А, раз жалоб нет, скорее всего, неисправный счетчик. С одной стороны, то ли такое ощущение, что все врут, потому что НПЗ сказал, что мы ничего не знаем, мы как работали, так и работаем и выбросов у нас не было. То ли действительно какой-то камушек в этот счетчик залетел. Я лично склоняюсь ко второму. Потому что сероводород это штука серьезная и даже предельно допустимая концентрация сероводорода – это, знаете, вы будете стараться есть как можно меньше, потому что вся ваша еда будет припахивать не совсем хорошим запахом. А 50 ПДК – это просто дышать нельзя и жить нельзя. И точно были бы жалобы и не факт, что не было бы массовых выходов на улицу по такому поводу. А когда все тихо и спокойно, то это тот случай, когда, скорее всего, проблема не в нефтеперерабатывающем заводе, а в счетчике.

И теперь еще хорошая новость. Наш бюджет, рассчитанный из 40 долларов за баррель, естественно, получает сверхдоходы. Так вот, эти сверхдоходы за первые четыре месяца составили почти 400 миллиардов рублей. Дефицит в апреле достаточно серьезно вырос, но все равно за январь-апрель он составил менее 2% ВВП, при том, что в бюджет заложено 3,2% ВВП. Резервный фонд в валютном эквиваленте достиг максимума за 2017 год. Фонд национального благосостояния достиг максимума вообще за последний год. Так что состояние бюджета хорошее. Это не значит, что это как-то отразится на нас с вами. Это не значит, что это как-то отразится на социальных бедных и незащищенных. Это не означает, что кто-то будет решать какие-то проблемы, потому что идея российских либералов заключается в том, чтобы деньги российских налогоплательщиков не должны служить гражданам Российской Федерации, а должны служить кому угодно, кроме граждан РФ, в том числе, нашим стратегическим конкурентам, но запас прочности повысился. Неиспользуемые остатки на счетах бюджета – 6,3 триллиона рублей – так что когда говорят, что денег нет, то это по-прежнему вранье. Наглое и циничное. Может быть, не осознанное, но точно это – вранье. У нас хорошая ситуация в бюджетной сфере и причина того, что правительство так себя хорошо и спокойно ведет и так расставляется, тоже в общем-то одна из причин в этом.

Владислав:

— Михаил, у меня вопрос по налогообложению. Налоги должны браться с прибыли или с дохода, верно?

М. Делягин:

— Не обязательно. С имущества тоже.

Владислав:

— А почему с имущества? Ведь, допустим, если мы не сдаем, не продаем его, а просто проживаем в жилье, то…

М. Делягин:

— Вы знаете, это философский вопрос. Он сводится к тому – а зачем мне государство? Ну да, вы говорите – а с какой стати я буду платить налог с имущества, а я вам отвечаю вопросом на вопрос: «А с какой стати я должен платить со своих доходов?» Я заработал эти деньги сам, мне государство в клювик ничего не клало, я сам их выгрыз, своим потом, трудом, своей жизнью. Я за эти деньги плачу своей жизнью, при чем здесь вообще государство? А дальше выясняется, что кто-то должен строить инфраструктуру, кто-то должен заниматься безопасностью, и нелюбимым ФСБ тоже кто-то должен заниматься… Кто-то должен воевать, извините… При всей нашей нелюбви к милиции – это люди, которые по должности обязаны жертвовать своей жизнью ради нас с вами. Кто-то должен заниматься научными исследованиями, которые носят некоммерческий характер. Это все стоит денег. И вот государство существует потому, что общество некоторые вещи, которые ему необходимо, не может сделать само. И государство – это мозг и руки общества, за которые приходится платить. А платить с доходов или с имущества это вопрос уже дискуссионный и в общем-то для специалистов. Но в мировой практике платят и с того, и с другого. Потому что имущество проще оценить. Имущество проще увидеть, чем доходы. С другой стороны, люди раздражаются не на доходы, люди раздражаются, когда начинают демонстрировать богатство, — а это имущество. Если вы хотите раздражать других своим богатством, если вы заработали это богатство, а если не украли, тогда вы должны за это удовольствие платить. Поэтому, извините, это вопрос философский.

Вы пишите – почему я не в Госдуме, «у вас получилось бы»… Ну, коллега, в хорошем вопросе уже содержится ответ. Вот потому я и не в Госдуме, что по вашему мнению у меня получилось бы.

Вы меня обвиняете в демагогии… Вы знаете, а вот за что нужно платить – это дискуссионный вопрос. При Сталине обсуждался вопрос о том, что, скажем, хлеб должен быть бесплатным, потому что это благо. А за воду платить это никому в голову не могло прийти. Так что я думаю, что необходимые для жизни блага должны быть бесплатные все. Но это уже не для нынешнего государства, а для того, которое мы с вами построим, когда народ государством овладеет. Когда народ вернет себе не только Крым, но и всю Россию. Я думаю, что мы это сделаем мирно и цивилизованно. Спасибо.

популярный интернет


comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели