Глобальный экономический кризис, форсированный паникой вокруг коронавируса, нанес страшный удар по российской экономике и обществу, лишив возможности зарабатывать на жизнь огромные массы населения.

Делягин

Официальные же бюрократические структуры, похоже, утратили способность осознавать происходящее, включая даже последствия своих собственных действий, и заняты мало осмысленными перформансами и ритуалами.

Поддержка государства очевидным образом запаздывает и остается катастрофически недостаточной. Ее, безусловно, получат авиакомпании и основные аэропорты страны, однако понимание масштаба проблем, если судить по неспешности принятия мер и их фрагментарности, продолжает блистательно отсутствовать.

Между тем, не говоря о туризме, общепите, развлечениях, конференциях и перевозках (в том числе междугородних), перспектив лишилась огромная часть строительного бизнеса, и без того подорванная искусственно созданным государством «денежным голодом» и устойчивым падением уровня жизни основной массы населения.

Режим удаленной работы резко сократил доходы огромной части общества. Так, знакомые преподаватели МГУ внезапно оказались на «голом» окладе — 16 тыс. руб. в месяц. И то, что, это позволяет президенту Путину считать их почти средним классом, мало кого утешает.

Массы самозанятых лишились и этого. Скажем, таксист в Москве платил за аренду машины 1500 руб. в день (сейчас эта плата, насколько можно судить, увеличивается) плюс расходы на бензин, ремонт, обычно аренду жилья, — а доходы стремительно сократились.

Надо учитывать, что заботливо созданные государством схемы минимизации налогообложения привели к регистрации в качестве предпринимателей (индивидуальных и самозанятых) огромного числа еще недавно наемных работников. Их трудовые права не защищены даже теоретически, — и сейчас, пока вы читаете этот текст, их безжалостно оптимизируют.

Свертывание деловой активности носит почти всеобщий характер (за исключением разве что электронных сервисов, курьерских услуг, сбыта лекарств и предметов первой необходимости). При этом до 30 млн. чел. — 40% рабочей силы — выдавлено налоговой политикой государства в «теневую экономику» (причем, по оценкам, не менее 12 млн. работает только в «тени»). Государство их не видит и потому просто не сможет помочь им, даже если у него теоретически вдруг и возникнет извращенное для строящей «блатной феодализм» касты «новых дворян» желание спасти людей.

Крупные структуры продержатся до момента осознания правящей тусовкой масштабов катастрофы и, соответственно, угрозы. Ресурсы для решения любых проблем у государства есть: 14,4 трлн. руб. неиспользуемых остатков на счетах бюджета достаточны, чтобы построить Россию заново (хотя, если по-силуановски рассматривать их как «средство дожития», они легко и быстро превратятся в «гробовые»).

При этом Россия в любой момент может начать стремительное развитие, начав выпуск денег в обращение в соответствии, как это делают все по-настоящему, а не фиктивно независимые государства, с потребностями своей экономики, а не в соответствии с разрешением западных хозяев (выдаваемое в форме разрешенного притока валюты в страну).

Разрушенность экономики (и никто не спрашивает, как после дефолта 1998 года, «как фамилия Мамая», развалившего все, — так как эту фамилию знают все) позволяет России, единственной в мире, пройти Глобальную депрессию на подъеме, просто восстанавливая себя на основе комплексной модернизации инфраструктуры (естественно, с ограничением финансовых спекуляций, коррупции, произвола монополий, а также разумным протекционизмом, гарантированием прожитого минимума — сначала нынешнего, а потом и реального, нормализацией образования и здравоохранения).

Однако это требует изменения характера, по-видимому, даже не социально-экономической политики, а самой государственной власти: чтобы от разграбления и разрушения страны (по принципу «на копейку украл, на рубль разрушил», как при той же оптимизации медицины) перейти к ее созиданию. Надо вернуть на службу народу касту, уже осознавшую себя в самом лучшем случае «слугами государевыми» (а часто — слугами своих денег либо глобальных финансовых спекулянтов). И вряд ли строителей «блатного феодализма», искренне полагающих, что они «ничего не должны» людям, которых «никто не просил» рождаться, можно вернуть к нормальности уговорами и изменениями нормативных актов.

Тем не менее время не ждет: микро-, малый и средний бизнес надо спасать прямо сейчас — иначе уже скоро меры его поддержки превратятся в попытки гальванизировать труп, так как у людей, в отличие от 2008 года, в целом просто нет резервов: они высосаны из них «подыманием с колен» после присоединения в ВТО на кабальных, колониальных условиях в 2012 году.

Ключевой, жизненно важной мерой представляется предлагаемое многими специалистами как можно более быстрое предоставление права на автоматический кредит на пополнение оборотных средств на год в размере не менее 20% прошлогоднего оборота по ставке не выше нынешней ставки Банка России всем предприятиям малого и среднего бизнеса, индивидуальным предпринимателям и самозанятым. Кредит должен предоставлять банк, через который проходит основная часть оборотов каждого предприятия, просто по требованию, — с немедленным возмещением Банком России.

Эти средства должны быть защищены от изъятия на погашение налоговой задолженности и на разнообразные штрафы.

Данная мера оживит экономику и спасет миллионы рабочих мест, — а значит, как минимум десятки тысяч человеческих жизней (хотя не факт, что они чего-то значат для этой власти).

Конечно, она заведомо недостаточна, но совершенно необходима, чтобы поддержать спрос и хотя бы минимальный уровень потребления там, куда гарантированно не дотянется пресловутое «речное управление», обычно оборачивающееся выкармливанием олигархов за счет всех остальных.

Разумеется, попытка купить на этот кредит валюту или иные финансовые инструменты для спекуляций должна беспощадно караться как мошенничество, о чем заранее должны быть предупреждены все потенциальные заемщики.

Автоматическая кредитная поддержка микро-, малого и среднего бизнеса позволит выиграть время, за которое даже одичалая бюрократия, строящая для себя «блатной феодализм», сможет осознать: происходящее — не кризис, а новая долгая реальность, начало Глобальной депрессии, требующее под страхом смерти нормализации как повседневного поведения, так и фундаментальных основ государственной политики.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews