– Как вы считаете, станет ли статистика по инфляции более объективной?

Делягин

– Изменения позитивные, они обсуждаются с 2018 года, то есть уже два года. Подход достаточно разумный, потому что дело не в величине цен в отдельных магазинах, дело в сопоставлении объемов закупок. Грубо говоря, у нас рядом есть две аптеки – я покупаю один и тот же спрей для горла в двух аптеках. В одной спрей стоит 350 рублей, в соседней — 450. Естественно, я покупаю его только в первой. И конечно, в этих двух аптеках динамика цен разная. Где цена подешевле – она будет расти, где подороже – в целом будет снижаться. Соответственно, общая динамика цен зависит от того, в какую из этих аптек заходит человек, который составляет список цен.

Эта новая идея – брать за основу данные, которые собираются через контрольно-кассовый аппарат – это естественная, разумная мера, которая позволяет вернуться к тому сплошному наблюдению, которое было при Советском Союзе.

– Наверное и данные по реальным доходам скорректируются?

– Методика позволяет действительно учитывать, в каком магазине какой объем покупок товаров. Потому что понятно, что если в каком-то магазине товары дешевеют, но люди туда заходят мало, потому что он, например, на окраине находится, а в другом магазине товар дорожает, но люди туда ходят много, потому что магазин находится на проходе, то общий уровень цен растет. А раньше это не учитывалось.

– А что касается использования искусственного интеллекта?

– Слова об искусственном интеллекте – это единственное, что сейчас внушает недоверие. Потому что компьютер можно сориентировать на решение любых задач. Можно сориентировать на решение задач в реальности, а можно – на занижение инфляции, но это уже вопрос следующего порядка.

– И пока остается проблема с обезличенными данными из ФНС…

– Данные по ФНС нужно будет передавать в Росстат в привязке к конкретному контрольно-кассовому аппарату. Для этого придется внести поправку, но я не вижу здесь никакой проблемы. Депутаты должны лишний раз нажать на кнопку – ничего страшного не будет.

– В целом как можно сейчас оценить данные по инфляции, насколько они объективны?

– Пока наиболее достоверные данные по инфляции у РОМИРа, потому что он проводит наиболее масштабное включенное наблюдение – более масштабное, чем и у того же «Сбербанка». В целом, по моим ощущениям, реальный рост цен примерно вдвое выше заявляемого Росстатом. Я живу в Москве, поэтому я нерепрезентативен по определению, но об этом говорит большое количество людей, кто живет в других районах. То есть, грубо говоря, на 2-2,5 раза умножайте данные Росстата, и получается, видимо, более-менее объективный результат.

– Значит, и реальные доходы населения падают гораздо больше, чем нам показывают. Потому что зарплаты-то не растут. Вообще в Росстате надеются, что новые методики и цифровизация улучшат доверие граждан к статистике. Как вам кажется – что будет с доверием? Дело только ли в технологиях?

– А с доверием ничего… Потому что если они повысят качество, а результат по-прежнему будет не соответствовать тому, что мы ощущаем на своих карманах, и нам будут говорить умные слова о том, что они учли удешевление сверхдорогих гарнитуров и удешевление недвижимости со стоимостью больше $1 млн, то понятно, что никто этому доверять не будет.

– Повлияет ли это как-то на действия других ведомств? Минфин, Центробанк? Может быть, ЦБ изменит, наконец, свои подходы к «таргетированию инфляции»?

– Нет, это никак не повлияет. Банк России рассчитывает данные инфляции, как я понимаю, сам, не доверяя Росстату, и таргетирование инфляции не имеет отношения к ее реальному уровню. Таргетирование инфляции – это способ вымаривать страну в искусственно созданном денежном дефиците.

Статистика просто останется в стороне. Если она будет соответствовать политике Банка России, он ее будет использовать, если не будет соответствовать – не будет использовать. Банк России прекрасно умеет игнорировать реальность, что уже показано было не раз и не два.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews