– Михаил, последний раз мы встречались в августе, 8 месяцев назад. Давай продолжим ту сказочку. Итак, как у нас в деревне говорят, «на носу выбора». И народу власть в таких случаях, как это у нас принято, должна делать подарки. Что мы на этот раз получим перед тем, как будем выбирать Владимира Владимировича?

Делягин– Власть немного трансформировалась: она думает, что сама стала главным подарком. Пока никаких других подарочков не видно, только ухудшение. Начнём с базовых вещей. Мы все поплакались год назад по налогу на землю, на имущество и т.д. Только забыли, что платили 20% от ставки, а в этом году будем платить 40%, в два раза больше. В 2018-м – 60%, и так до ста.

За четыре года оплата вырастет в пять раз. Об этом все тактично умалчивают. В целом это будет карачун, потому что социально-экономическая ситуация в стране ухудшается. Беда не в том, что люди стали жить хуже. Это можно терпеть, если впереди есть какие-то перспективы. Но уже года два, по завершении воссоединения с Крымом, мы стоим в безысходности. Причём государство само себя исключительно виртуозно обманывает.

– Подожди. Что такое государство? Ты же всегда называешь адреса и явки. Кого ты имеешь в виду?

– Социально-экономический блок правительства Медведева и его самого, либеральный Банк России Набиуллиной. По моим ощущениям, они тупо занимаются подготовкой майдана. Возможно, кто-то делает это и сознательно.

– Про подарки-то расскажи. Первый – это увеличение в два раза налога на недвижимость.

– Второй подарок: госпожа Набиуллина заявляет, что Банк России держит высокую процентную ставку, потому что это способствует удешевлению кредитов.

– Мне это трудно понять. Хотя имею два высших образования.

– Мол, из-за высокой процентной ставки Банка России низкая инфляция, и она ведёт к удешевлению коммерческого кредита. Не знаю, что они пьют, может, что-то курят. Глядя на них, вспоминаешь Джельсомино в известной стране.

Кое-кто в нашем руководстве, а может, и все, болеют, как писал Е. Шварц, сытостью в острой, смертельно опасной для окружающих форме.

Есть подарочки, на которые реагируют дальнобойщики, – это «Платон».

С людьми вообще не вступают в диалог, потому что у нас сложилось сословное общество. Невдомёк, что 100 лет назад Российская империя рухнула потому, что базировалась на сословном обществе, несовместимом с индустриальным производством. Не было социальных лифтов. Оно возродилось и возрождается объединёнными усилиями. С одной стороны – мракобесы и охотнорядцы, а с другой – либералы. Они все хотят сословного общества. Послушайте хотя бы Грефа. Разница между ними лишь в том, что каждый хочет быть сверху.

– Но вообще-то снизу население.

– Которое делегировало власти свободу рук в благодарность за Крым, между прочим. А с ним так поступают.

Бюрократический паралич 

…Продолжая о подарочках: у нас сложился бюрократический паралич, я его вижу своими глазами в регионах. Построена неплохая система контроля, и она заставляет людей жить по заведомо идиотским инструкциям, которые, не разгибаясь, рожают ничего ни о чём не желающие знать «эффективные менеджеры». Это видно в здравоохранении, в образовании.

– Так, хорошо. С подарками хватит. Меня интересует другой вопрос. Невооружённым глазом видно, что нашего премьер-министра кто-то усиленно погружает в скандалы. Сначала все телеканалы показали: «Денег нет, но вы держитесь». Хотя не должны были показывать такое высказывание редкостное. Сегодня раздувают скандал с приписываемой ему некими оппозиционерами недвижимостью. Это ж неспроста. Мне его, честно говоря, жалко. Что за судьба у этого человека?

– Судьба удивительная, редкая. И сам человек очень редкий. Его действия можно называть ничтожностью, а можно – добросовестностью. Но я не знаю в истории случаев, когда человеку дали бы в руки власть, он эту власть принял и через четыре года отдал. Было много разного рода эмоций и колебаний, но человек это сделал. Уже одно это заслуживает уважения, хотя я противник его социально-экономической политики.

Кроме того, этот человек в силу сложности своей жизни довольно специфичен. И люди его довольно специфичны. И способны вывести из себя даже весьма устойчивых людей.

Поэтому в ненависти к Медведеву объединились самые разные группы. Но раскрутка в Интернете разоблачительного фильма «про Медведева» привела к обратному результату. Ведь наше государство не сдаёт чиновников, подвергающихся общественной обструкции. За последние 16 лет уже все выучили, что под давлением общественного мнения президент не увольняет. Хотите сохранить чиновника в должности – раскрутите кампанию за его отставку. Специалисты это хорошо знают – и, вероятно, используют.

– Понятно, но в стране не только чиновники живут.

– Разумеется, у людей растёт дикое раздражение. Под либералами, уничтожающими страну, ни у кого нет перспективы. Падает потребление, падают доходы. Административное давление усиливается не потому, что кто-то зверь, а потому что нужно собрать деньги в бюджеты регионов, которые горят в аду. Но никто не хочет ругать президента: за ним Крым. Первый раз за жизнь двух поколений наше государство сделало что-то правильное и необходимое без принуждения. Могло не делать, а оно взяло и сделало. И представить себе, что так наконец будет, в тот момент мы не могли.

– Не могли. Абсолютно.

– Поэтому президенту страна благодарна. Но жизнь-то плохая. Значит, в этом виноват не президент, а кто? Набиуллина? Но это не политическая фигура, женщина. Кто поднимет на неё руку, кроме специалистов?

– Симпатичная.

– Это дело вкуса, но выглядит она нормально: как школьная учительница. И говорит что-то сложное.

А господин Медведев виден, понятен, старается быть ближе к народу, говорит на понятном языке. И раз виноват не первый человек – значит, виноват второй. Это закон психологии, а не политики.

Кроме того, Медведев непосредственно отвечает за социально-экономическую сферу. Президент страны отвечает за стратегию, оборону и ситуацию в целом, а «на хозяйстве» сидит премьер, который всегда будет крайним.

– То есть роль премьер-министра – она классическая. Это громоотвод, на который мечут гром и молнии, а царь остаётся в белом фраке.

– Да. При этом Медведев повторяет страшную ошибку премьера Михаила Касьянова. Он демонстрирует благополучие в неблагополучной ситуации.

Вспомните советских руководителей – членов Политбюро, министров, их окружение. Это измученные жизнью мужики с измождёнными лицами, всё время чем-то занимаются. Таков был облик. Что видим сейчас? Эдакого мажорчика, с иголочки одетого, с хорошим загаром лица, всё у него классно, всё хорошо. У меня всё плохо, а у него хорошо! Это, естественно, вызывает электрический разряд. А мог быизобразить усталость, собрать морщины на лбу, прийти невыспавшимся на совещание, чтобы все видели мешки под глазами.

Социальное государство 

– Мешки под глазами – это чаще от алкоголя. Но следующий вопрос такой. По Конституции, у нас социальное государство. Заботится о малоимущих. Что это за история с освобождением от налогов самых богатых из российского списка Forbеs, которые подвергнуты санкциям в Западной Европе? Что это за история? Я спрашиваю про людей, которых освободили от налогов. Это Тимченко, Ротенберги…

– Эта ситуация абсолютно непристойная. Её логика такова: человек имеет большие активы за рубежом, но живёт в России, при том, что у нас с западными странами есть соглашения об отсутствии двойного налогообложения. Поэтому он живёт здесь и налоги платит здесь, а не там.

– Если он живёт здесь больше 180 дней в году, он и налоги платит здесь.

– Да. А так они жили на Западе и были там налоговыми резидентами. Теперь из-за санкций они должны жить здесь. И получается, что налоги они должны платить здесь, а поскольку активы их там, они дополнительно платят налоги со своих активов там. Наша власть над ними сжалилась: чтобы их не обкладывали налогами два раза, их здесь от налогов освободили.

– Разрешили платить налоги в странах народной демократии – в Италии, Германии, Англии и Франции?

– Они платят налоги нашим врагам. Когда я говорю слово «враги», это не фигура речи, потому что применение против нас санкций есть экономическая война.

При этом с нашего бедного и даже нищего человека, у которого доход ниже прожиточного минимума, дерут 39% от фонда оплаты труда: 30% – обязательные соцвзносы, а с остатка – 13% подоходного налога. То есть с него берут всё, а с богатеев, которых многие воспринимают как кровососов, не берут даже жалкие крошки. Эта ситуация омерзительна и права на существование не имеет. С точки зрения их самих это выглядит справедливым. Однако стоит вспомнить простое понятие – «страновой риск».

Даже с формально-бюрократической точки зрения, если я вкладываю куда-то значимые деньги, я должен учитывать риски. Если вкладываю в Великобританию, должен учитывать возможность ситуации, когда Великобритания начнёт вытирать об меня ноги по любым причинам. Акцент в английском языке, русское происхождение, привычка курить после обеда.

Что такое Россия, я знаю, а что такое Англия – нет. И, как взрослый человек, я должен это понимать и за это должен нести ответственность. Грубо говоря, мой патриотизм – это мой риск. Служить Родине – большая привилегия. Военные за неё платят риском погибнуть и невозможностью выехать из страны во время обострения. И человек, который связан с государством, за это платит тоже. Если я олигарх и зарабатываю вместе с государством, то я за это должен платить не только налоги, и это нормально.

– Понятно, что всё в мире не вечно и новый президент или новый парламент когда-то инициирует вернуть стране эти налоги. С процентами. Но почему президент это подписал?

– Я всегда говорил, что у президента Путина есть две проблемы: он демократ и он гуманист. Людей ему жалко, но не всегда тех. Он воссоединил Россию с Крымом, а пострадали невинные. Надо им помочь.

– Ответ понятен. Переходим к следующему вопросу. Есть такая газета – вернее, иноСМИ – американская, называется Politico.

Распространяется для конгрессменов и членов палаты представителей США, для важных «шишек». Недавно в ней выступил наш известный экономист и бизнесмен Андрей Мовчан. Он напомнил американцам о возможности заморозить наши авуары, которые хранятся в американских ценных бумагах, и перестать обслуживать самолёты западного производства, которые принадлежат российским авиакомпаниям. Мол, только после этого западные санкции возымеют на Путина хоть какое-то влияние. Это что? Фантастически профессиональный авторитетный человек в бизнесе – и вдруг выступает с такими словами. Может быть, крупный бизнес сам хочет снести нынешнюю власть? Но что она сделала ему плохого, эта нынешняя власть?

– Это вопрос идентичности: кем человек себя считает. Наш крупный бизнес в большой степени, а в финансовой сфере почти весь считает себя частью глобального бизнеса. С точки зрения глобального бизнеса государство должно быть его региональным представителем. Никаких прав на самостоятельность, на защиту интересов у государства нет: оно должно служить глобальным монополиям. Это и есть современный либерализм.

Что с этой точки зрения сделал Путин? Он попал под санкции и ухудшил условия ведения бизнеса, в том числе и глобальными структурами, на нашей территории. И потому для людей, которые служат глобальному бизнесу в России, он враг: он им мешает извлекать из России прибыль.

Это позиция изнутри, но есть ещё позиция снаружи.

Наша страна – 2% населения земного шара, которые контролируют от 16 до 25% мировых ресурсов. А поскольку эти ресурсы – все – хочет глобальный бизнес, он обязан пытаться нас раскулачить. Российские представители глобального бизнеса это, скорее всего, понимают: кабы не этот президент, они могли бы быть уже старшими вице-президентами какой-нибудь глобальной корпорации.

Он виноват перед ними, потому что держит в кулаке государство и «защищает какие-то нелепые национальные интересы». Но какие могут быть интересы для представителя глобального бизнеса, кроме интересов его структуры?

Подтасовывая президента! 

– Мысль понятна.

– Это огромный слой очень влиятельных людей. 27 марта председателем комитета по срочному рынку Московской межбанковской валютной биржи (ММВБ) был назначен некто Романчук, который через два дня написал в своём Фейсбуке, что Путин производит впечатление шизофреника. Причём для обоснования своего «впечатления» сей «эффективный менеджер» подтасовал президентскую цитату.

– Бизнесюки начали открытую фронду?

– Он творческий человек и не чувствует, что занимает важную позицию в обществе. Он просто самовыражается, он так думает.

– Не боится, что к нему доктора пришлют?

– К нему не пришлют доктора, потому что его назначил лично тов. Кудрин, воспринимаемый как главный советник Путина, а представляет этот человек всех участников срочных торгов ММВБ, по сути, совокупность российских финансовых спекулянтов.

– Не будем углубляться. Ты нарисовал грустную картину. Одно дело – Мовчан сказал. Мало ли что может один человек сказать…

– Романчук – человек, который в нервном центре, даже в головном мозге финансовой инфраструктуры, занимает одну из ключевых позиций.

– Заявления Мовчана намного страшнее, чем выступления смутьяна Навального. Потому что Навальный по большому счёту в экономике дурачок, в политике – какой-то комбинатор. А когда речь идёт о бизнесе, так он и Гитлера привёл в своё время к власти. Америка стоит на том – как скажет бизнес, так и будет.

– Нашему спекулятивному бизнесу совершенно безразлично, как будут звать нового либерального Гитлера. Навальный, Кудрин, Сидоров – неважно.

– Ты слышал о такой организации – Ассоциация российских банков?

– Конечно. Это главное, что есть в банковской системе после Банка России.

– Недавно ассоциация выпустила некий меморандум, где сравнили Центральный банк Набиуллиной с тихим ужасом. Что он действует в угоду очень узкой группе людей, близких к нынешней власти, и что проводит политику убийств российских банков. По 2–3 штуки за сутки. Это привело к тому, что убытки промышленности, связанные с закрытыми банками, в 2016 году оцениваются в триллион рублей. Мы говорили с тобой о фронде отдельных людей, а здесь уже весь цвет банковской элиты вдруг выдаёт «фэ» Центральному банку и Набиуллиной. Совсем получается жёсткая ситуация.

– Если почитать текст, то это бунт даже не на коленях, а в простёртом перед регулятором положении. В прямой форме Банку России претензий не предъявлено никаких. Там лишь скорбь по поводу того, что так получается. Это предельно мягкий по своей форме документ, потому что регулируемый не может восставать на регулятора, а то его так отрегулируют, что он забудет, как его зовут. Но ситуация в банковской сфере кошмарна. Что происходит, оговорюсь сразу, по рассказам банкиров?

Приходят в банк и признают: «У банка всё в порядке. Но вы, господин банкир, должны проделать некие не совсем законные операции, а то мы вас закроем». А закрытие банков иногда, похоже, осуществляется совершенно произвольно. Например, есть у вас заёмщик, которого вы знаете 20 лет: 20 лет его кредитуете, он надёжный и всё у него хорошо. Вдруг приходит инспектор из Банка России и говорит: «А этот заёмщик у вас ненадёжный. Один из его партнёров, как мы думаем, имеет признаки фирмы-однодневки, – значит, ваш кредит ему является рискованным, и вы должны немедленно сформировать под него резерв. А кредит большой, и у вас таких свободных денег нет. В результате вы перестаёте выполнять норматив Банка России, и вашу лицензию отзывают к чёртовой матери за злостное нарушение.

– Подожди. А что Центробанку надо? Почему он к тебе пришёл? Ему закрыть тебя надо зачем?

– Во-первых, надо всем показать, кто в стране главный, во-вторых, есть, вероятно, и чисто криминальные интересы.

– Только из-за этого?

– А ещё есть «добросовестная конкуренция» между банками. Вас закроют, вместо вас придёт другой крупный банк.

– Крупный – это какой? Сбербанк?

– Может, государственный, может, негосударственный – это уже детали. Закрывают банки, казавшиеся абсолютно безупречными, – красноярский банк «Енисей», например.

Дальше. Госпожа Набиуллина говорит, что она рассчитывала в 2016 году закончить санацию банковской системы, но будет продолжать процесс ещё много лет. Переводим на русский язык: политика Банка России, разрушая экономику искусственным «денежным голодом», ухудшает в том числе и положение банков. И те банки, которые три года, даже год назад чувствовали себя замечательно, из-за того что экономика сыпется, начинают сыпаться вместе с экономикой. Ну а раз они умирают – их надо хоронить. Создали несколько бригад «санаторов». Всё лучше, чем в 1990-е, когда с банкирами – правда, не от государства – «работали» бригады киллеров…

Скажем, в Брянской области нереально сильные, эффективные фермеры. Один из них – Александр Богомаз – даже губернатором стал. На основе точного применения европейских сельхозтехнологий они получают невероятные не только для Нечерноземья, но и для всей страны урожаи. У них 70 центнеров пшеницы с гектара – некоторая норма. Они картофель экспортируют в Белоруссию, можете себе представить?

И они привыкли кредитоваться, потому что при таких урожаях – причём пшеница не фуражная, а продовольственная, твёрдая – можно платить и грабительские проценты. А кредиты нужны для расширения посевов: возвращения в сельхозоборот земли, заброшенной 20–25 лет назад и заросшей лесом. Я видел своими глазами, как заболоченные леса вновь становятся плодородной пашней, я гордился своей Родиной в тот момент!

Но в этом году их перестали кредитовать, потому что Банк России своей политикой ухудшил положение местных брянских банков, и фермеры могут рассчитывать теперь только на крупные госбанки. А в тех изменилась внутренняя политика, – не потому, что они идиоты, а в силу требований Банка России. Раз кредиты реальному сектору связаны с повышенным риском, они должны утверждаться центральным офисом.

На местном уровне банкиры и фермеры вместе ещё в одних школах учились и знают друг друга как облупленных. А в Москве даже не всегда эту Брянскую область на карте найдут. Естественно, перестраховываются и запрашивают документов в разы больше, – а чем больше документов, тем сложнее их обрабатывать. В прошлом ноябре-декабре все необходимые для кредитования документы были переданы в банки, но к середине марта кредит получил только один фермер из нескольких десятков. Поэтому рост сельского хозяйства, который был в прошлом году 3,8%, в этом фактически закончился.

– То есть Набиуллина заказала «за упокой» по Брянской области? Область умрёт?

– Нет, но привычного за последние годы расширения посевов уже не будет, потому что кредиты нужны под расширение.

Подковёрная сила Кудрина 

– С банками мы разобрались. В прошлый раз, Михаил, ты говорил, что опорой Медведева являются Шувалов, Дворкович и Улюкаев. Улюкаева прогнали. Кто у нас сегодня находится в засаде? Получается, Кудрин продолжает править бал. Даже назначает людей, которые выступают против Путина.

– Кудрин – человек очень влиятельный.

– В чём его подковёрная сила? Почему президент сделал его советником, при том, что этот человек не скрывает своих симпатий к Западу, к западным моделям? Почему выходец из Архангельской области, классический русак из провинции, по сути, стал самым главным либералом и монстром, которым впору детей пугать по ночам?  

– Как русак из провинции стал либералом, я описал в его биографии в книге «Светочи тьмы». А для Путина это человек надёжный, проверенный и, что называется, лично преданный: президент ему доверяет.

Кроме того, они оба сформировались как общественные деятели в одном и том же Питере под Собчаком. Возможно, они просто не знают, что может быть нелиберальная экономическая политика. Ведь господин Кудрин никогда не говорит, что бюджетные средства можно «инвестировать»: он просто не знает такого слова, он говорит только «потратить». Государство может построить дорогу, по ней пойдёт движение, вокруг разовьётся бизнес – и налоги с этого бизнеса покроют государству расходы на строительство дорог и ещё на учителей останется. Но в его голове эта простейшая схема не помещается. Для Путина такое незнание простительно: он не экономист. А для Кудрина, раз он считает себя экономистом, – непростительно.

Путин, как человек, много сталкивающийся с предательством, безусловно, ценит Кудрина, потому что его лично Кудрин пока не предавал.

Но он человек очень амбициозный. И, на мой взгляд, вполне может если и не прямо организовать майдан, то с удовольствием воспользоваться его плодами. Организаторами майдана – а дело идёт к нему – Навальный, скорее всего, предназначен на роль «головы Гонгадзе», на языке Березовского – «сакральной жертвы». Может, и выкрутится, сбежит вовремя. А новым Керенским, скорее всего, будет Кудрин.

Спаситель 

– Михаил, вот ты говоришь: «Кудрин, Кудрин», а на самом деле есть второй по всесильности человек после Путина, это – Шойгу. Сегодня он овеян порохом сражений в далёкой Сирии, проводит блестящие учения, во всех отношениях красивый человек. Ну вот смотри, что с ним происходит, или это такая русская традиция? Есть такой авиасалон МАКС, который Шойгу мечтал перевести в свою любимую Кубинку, где построен парк «Патриот». Авиасалон Жуковского там умрёт, потому что там нет ничего. Даже Чемезов и Мантуров понимают это. Но Шойгу говорит своим помощникам-генералам: «Исполняйте приказ. Будет, как я сказал». Это диктатура или мы чего-то не понимаем?

– Господин Шойгу у нас давно номер два. Ещё когда возглавлял МЧС, очень многие люди ошибались на одну буковку и вместо «спасатель» писали «спаситель». И это была правда. Так что репутация у него огромная и прекрасная. Хорошего он сделал очень много, даже в Подмосковье успел, когда был губернатором. Но Министерство обороны – слишком разношёрстное, слишком большое хозяйство для одного человека. На фоне Сердюкова он замечателен, но у него пошли уже свои собственные бюрократические нестыковки. Я думаю, это признак не диктатуры, а бюрократического сумасбродства. Оно очень дорого всем обходится, как любое непроработанное решение.

Шойгу сделал главное – восстановил боеспособность армии и восстановил уважение к ней. Если Сердюков восстановил социальное обеспечение армии, за что ему большое спасибо при всех его пороках, то Шойгу восстановил народную любовь к армии, и это замечательно.

– Народная любовь может быть омрачена одним росчерком пера. Министерство обороны занимается битвами, а не выставками. Правильно? Ну ладно, оставим. Заключительный вопрос. До выборов президента остаётся меньше года. По закону маятника в России и в Советском Союзе власть менялась от военных к гражданским. Сейчас принадлежит военным или спецслужбам, хотя с натяжкой. Её должны заменить технари. Мы дошли до такого состояния экономики, когда военные и юристы уже не понимают, что мы совершенно безнадёжно отстаем от всех.

– Наши руководители просто не понимают, о чём говорят сейчас их коллеги в развитых странах. Не понимают повестки дня, слов. Классический пример – сланцевая революция, которую «Газпром» отрицал до последней минуты и даже, по-моему, до сих пор отрицает. Поэтому нужен технарь. Ельцин имел техническое образование, но не воспользовался им.

Я Путина наблюдал с дальнего расстояния, Ельцина – с близкого. Проклятие любой президентской власти в чём? Первое: сделанную ошибку очень часто нельзя исправить. Просто нельзя: такова специфика вопроса. И второе: в каждый момент, когда принимается решение, нет достаточной информации для того, чтобы это решение принимать. То есть вы принимаете решение, зная, что оно не исправимо, и зная, что вы не можете точно знать, правильно оно или нет.

– Мистика какая-то.

– Это не мистика. Это практика управления. Каждодневная.

Шансы Медведева – нулевые

– Нет. Многое зависит от помощников, министров. Если у тебя за авиацию в стране отвечает социолог, за космос и науку – вообще незнамо кто, а за оборонку – военный переводчик, вот ты и совершаешь ошибки.

Поэтому ужас власти не в том, что ты совершаешь ошибку, а в том, кем ты окружён – умными людьми или просто друзьями. И всё же ты считаешь, что у Медведева никаких шансов нет?

– Нет.

– Чья-то злая воля его окончательно зарыла.

– Его президентство, хоть и техническое, было не безоблачным. И для страны – с точки зрения адекватности принимаемых решений, – и для президента Путина, хотя в итоге Медведев всё и сделал правильно. Но следующее президентство будет страшным временем: мир развалится на макрорегионы и сорвётся в глобальную депрессию. Это будет долгая катастрофическая ситуация.

Срыв в глобальную депрессию может произойти уже во второй половине 2018 года. Не привычный нам кризис, а кризис в очень острой и долгой форме.

– Наши жулики и воры будут объяснять то, что они богатые, а кругом все стали ещё беднее, что мировой кризис стал ещё хлеще, о чём они врут и сегодня?

– Да, конечно.

– Почему во всём развитом мире кризис? Там всё построено, поля пашутся, дороги проложены. А Россию, словно сказочно богатую пустыню, можно всему миру развивать ближайшие 100 лет, чтобы она покрылась дорогами и заводами. Какой на фиг мировой кризис?

– Глобальные монополии загнивают. Всем не хватает спроса, каждый тянет рынок на себя, и через некоторое время глобальный рынок разорвут, как ветхое одеяло.

А наша проблема в том, что никто не отменяет экономическую войну с Западом, которая вызвана фундаментальными факторами. Если завтра во главе Франции встанет Марин Ле Пен, она будет делать во многом то же, что и Олланд, потому что ей деваться некуда, – или её убьют. В этой ситуации отдавать власть кому-то, даже безупречной Валентине Ивановне Матвиенко, просто нельзя. Невозможно.

– То есть Владимир Владимирович должен на этом посту провести остаток жизни? Не жалко человека?

– Владимир Владимирович на этом посту должен остаться ещё на шесть лет и подготовить себе нормальную смену. Не факт, что Россия ей воспользуется, но подготовить – должен. И жизнь его, я надеюсь, будет значительно дольше, чем эти шесть лет.

Но для тех, кто мыслит одним днём, как бабочка-однодневка, – да, Путин должен быть всегда! Более того, если он сейчас попытается уйти, это будет воспринято народом так, что в самый ответственный момент он «соскочил». Бросил. И не нас с тобой, и не только верхушку бюрократии, хотя это ею будет воспринято как предательство, – а бросил весь народ. И он тоже воспримет это как предательство. А Владимир Владимирович как-то ещё в Питере сказал, что лучше быть безработным, чем предателем. Другое дело – кого он возьмёт вторым номером, оздоровится ли социально-экономическая и в целом внутренняя политика, вернёмся ли мы от реформ к нормальности и, соответственно, выкрутимся мы или не выкрутимся в глобальном кризисе?

Это вопрос открытый.

Но кадры для расцвета, для преображения России есть: у нас хватает людей от министров до заместителей начальников департаментов, которые завтра могут нормально работать премьер-министром и вице-премьерами. А уж если в качестве критерия брать Дворковича, то, думаю, в кадровом резерве – половина страны.

– Половина страны. И это хороший конец для серьёзного разговора.

популярный интернет




comments powered by HyperComments

Еще по теме

Виктор Перепонов
2017-04-28 14:51:45
господин Делягин нарисовал страшную картину.Если он прав-хотя бы наполовину-нас всех ждут тяжёлые времена.
Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели