До 30 миллионов граждан России — почти 40% всей рабочей силы страны — работают «в тени», то есть не платят налогов со своих зарплат, причём около 13 миллионов человек работают только «в тени». Это, без всякого преувеличения, — катастрофа: мы стали нацией преступников. 

Причина фундаментальная: систематическое и почти повсеместное нарушение государством своих обязательств перед гражданами, в том числе самых основополагающих (начиная с права на жизнь, которое нарушено отказом государства гарантировать гражданам прожиточный минимум), автоматически освобождающее от обязательств перед государством самих граждан. 

Однако не вызывает сомнений и непосредственная причина массового уклонения от налогов: либералы превратили Россию в налоговый рай для миллиардеров и налоговый ад для всех остальных. 

Не существующая почти нигде в мире и убедительно доказавшая свою неэффективность «плоская» шкала подоходного налога парадоксально сочетается в нашей стране с регрессивной шкалой обязательных для всех социальных взносов и льготами для богатых. В результате общая фискальная нагрузка на оплату труда обычного гражданина, даже если его доходы ниже реального прожиточного минимума (то есть он не живёт, а медленно умирает), превышает 33%. С высоких доходов обязательные социальные взносы снижены с 30 до 10% — и нагрузка на высокую оплату труда снижается более чем на треть, почти до 21%. В то же время дивиденды от акций лишь сравнительно недавно повышены с 9 до 13%, а нанимающие налогового консультанта обеспеченные граждане могут платить лишь 6% через якобы «индивидуальное» предприятие. 

Таким образом, бедные и, по сути дела, медленно умирающие нищие (то есть люди с доходом ниже реального прожиточного минимума), заведомо не имеющие возможности платить государству, платят в 6,5 раза больше богатых — более 33% против 6%. 

Более того: при помощи махинаций на рынках ценных бумаг можно получать доходы, вообще не платя государству. Это прямое и грубое нарушение закона, однако практики его разоблачения и тем более наказания преступников нет, что, по сути дела, гарантирует безнаказанность. 

Таким образом, скоро вот уже 20 лет как в России создана и поддерживается уникальная в мировой практике регрессивная шкала обложения доходов граждан: чем человек беднее, тем больше от него требует государство, а чем богаче — тем меньше он должен своей стране (что, помимо всего прочего, стимулирует его пренебрежительное отношение к ней, так как люди обычно пренебрегают теми, кто не способен защищать свои интересы). 

Между тем богатый человек просто в силу наличия у него средств гарантированно обладает бо́льшими возможностями влиять на общество, чем бедный, и потому должен нести бо́льшую ответственность за состояние этого общества, которая должна выражаться в том числе в налоговой сфере. 

Иное несправедливо, а значит, неэффективно, ибо несправедливость неэффективна всегда. 

Невероятные налоговые послабления для миллиардеров, которые либеральные реформаторы, насколько можно судить, установили сами для себя (просто потому, что не хотят платить налоги России, в то время как необходимость обычной для мира прогрессивной шкалы подоходного налога признают даже многие олигархи), оборачиваются запретительно высоким налогообложением большинства бедных и нищих, что массово выталкивает их в обычно вынужденное уклонение от налогов. 

Выталкивание российскими либералами до 40% рабочей силы страны «в тень», помещение их в условия, когда они гарантированно не могут платить налоги и обязательные взносы, представляется среди прочего главной причиной пенсионного кризиса. Понятно, что, не желая признавать пагубные последствия своей политики, либералы принципиально игнорируют её, предпочитая раз за разом, систематически устраивать дефолты пенсионной системы, деликатно именуемые ими «реформами». 

Даже пресловутые олигархи при введении этой системы ужаснулись ей, однако её продавили либеральные чиновники-реформаторы, которые выписывают себе огромные деньги и, похоже, просто не хотят делиться ими с россиянами. 

Не то что для развития, но даже для простого выживания России представляется остро необходимым нормализовать систему обложения доходов граждан, перейдя к «плоской» шкале обязательных социальных взносов и к умеренно прогрессивной шкале подоходного налога (например, нулевая ставка с доходов до двух реальных прожиточных минимумов в месяц, 13% с остального, 15% с доходов более 5 миллионов рублей в год и 20% с доходов более 10 миллионов рублей в месяц). Обязательные социальные взносы при этом можно зафиксировать (для людей с доходами выше двух реальных прожиточных минимумов в месяц) на уровне 15%, сделав их плоскими для всех. В этой ситуации каждый будет платить столько, сколько он действительно может заплатить, а удерживаемые государством в бедности и нищете не менее 70% населения России не будут платить ничего. 

Общие же поступления средств государству ещё и вырастут, в том числе и за счёт роста деловой активности (неизбежной при массовом выходе из «тени», пусть даже и бедных в основном людей). 

Систематические угрозы либералов, что даже умеренно прогрессивная шкала обложения физических лиц неприменно приведёт к массовому и категорическому отказу богатых платить налоги, не подтверждается практикой, ибо богатые сегодня выводят капиталы в том числе в страны с более высокими налогами, чем в России (включая Францию, в которой отдельным налогом, причём по прогрессивной шкале, облагается имущество дороже 1,3 миллиона евро). Таким образом, подобные угрозы, уже давно ставшие общим местом и расхожим стереотипом, даже при минимальной заинтересованности государства в пополнении бюджета представляют собой обычную либеральную ложь. Другое дело, что стоящие у власти либералы, арестовывающие у бедных даже домашних животных, в силу специфики своего классового мышления могут попросту отказаться, как в святые для них и кровавые для остальных 90-е годы, взимать налоги с богатых людей. 

Принципиально важен и сугубо административный аспект проблемы шкалы подоходного налога: борьба с уклонением от налогообложения бедных попросту нерентабельна, так как долги каждого из них заведомо выше расходов на выявление совершаемых ими нарушений. Кроме того, у них, как правило, физически нет ни денег, ни имущества, которое можно было бы изъять в счёт налоговых недоимок. 

При прогрессивной же шкале от налогов уклоняются не бедные, у которых нечего взять и которым нечего терять, а богатые, «охота» за которыми является сверхрентабельным видом деятельности. Более того: несмотря на юридическую защищённость, будучи пойманы, они ещё и относительно охотно платят государству штрафы — просто для того, чтобы спасти свою свободу. 

Данные принципы носят универсальный характер. Поэтому на прогрессивную шкалу надо перевести все виды налогообложения граждан. Сегодня этот подход применяется, хотя и крайне фрагментарно, в обложении автомобилей в зависимости от объёма двигателя (что пусть и не прямо, но коррелирует с их ценой), а также в обложении недвижимости по её кадастровой оценке (пусть и чудовищно завышенной для основной части недорогой недвижимости по сравнению с рыночной ценой). 

Сейчас не вызывает сомнений, что жильё в неэлитных домах в пределах санитарных норм и земля в неэлитных местах в пределах 6 соток на семью должны освобождаться от налогов полностью. Остальное должно облагаться по прогрессивной шкале, которую следует настроить так, чтобы не ухудшить положение основной части граждан. 

В своё время под предлогом «сохранения сироте комнаты в коммуналке, оставшейся от бабушки» либеральные реформаторы добились для либералов полного освобождения от налогов их наследства. Это часть общей заведомо неприемлемой и разрушающей нашу Родину (а не только её пенсионную и бюджетную системы) политики по превращению России в налоговый рай для миллиардеров и налоговый ад для остальных. Эта политика должна быть отменена, а её организаторы — примерно наказаны за систематическое и последовательное глумление над обществом. Налог же на наследство представляется необходимым восстановить, освободив от него единственное неэлитное жильё и автомобиль или в целом имущество стоимостью до эквивалента значительной суммы — например, 100 тысяч долларов. С остального наследства налог следует взимать по умеренно прогрессивной шкале, а в некоторых пределах, возможно, даже в рассрочку. 

Наконец, все штрафы с граждан должны взиматься пропорционально их доходам, подобно тому как это имеет место в Финляндии, где вице-президент «Нокиа» в годы её расцвета как-то заплатил за банальное превышение скорости штраф более чем в 100 тысяч евро. 

В рамках этого же подхода особая общественная роль ответственных сотрудников органов государственного управления должна подразумевать для них двукратное по сравнению с обычными гражданами наказание за одни и те же проступки и преступления. 

Понятно, что такое проблематично для России, где представители неприкосновенных социальных страт (в том числе дети представителей этнических группировок) без всяких последствий для себя годами не платят даже десятки и сотни штрафов за нарушения Правил дорожного движения. 

Однако перелом этой «новой нормы» представляется сегодня условием выживания — и нашей Родины, и нас как её жителей и граждан. 

Следует понимать с беспощадной ясностью, что без реализации базового и общепринятого для мира (за исключением офшорных зон и некоторых территорий, живущих преимущественно за счёт спекуляций) принципа социальной справедливости, в рамках которого богатые люди должны нести перед обществом бо́льшую ответственность, чем бедные, не может долго существовать ни одно мало-мальски значимое общество, в том числе и наше. 

Любая ответственная власть, пытающаяся служить народу, а не грабить и уничтожать его, насколько можно судить, просто в силу своей природы немедленно реализует этот принцип. 

Задача разумных сил общества — принуждение нынешней власти к нормальности и, если это окажется невозможным, её замена силами, способными и желающими служить народу, а не его врагам. Разумеется, эта задача (как и остальные задачи общественного развития) может решаться только строго в рамках действующего законодательства. 

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews