Накануне стало известно, что для осуществления прорывов и рывков в Минэкономразвития создается специальная подкомиссия, которая займется управлением структурными реформами. Возглавлять ее будет Максим Орешкин.

Делягин

Цели и задачи уже знакомы, их можно было слышать и ранее – ускорение российской экономики, выход на темпы роста выше среднемировых – не менее 3% с 2021 года. А ключевая задача – «координация государственной политики по управлению совокупным спросом». Также РБК указывает, что задача управления совокупным спросом требует взаимоучета экономической политики правительства и денежно-кредитной политики ЦБ.

Главные направления структурных реформ видятся подкомиссией следующие: улучшение инвестиционного климата и стимулирование инвестиционного спроса, повышение эффективности рынка труда, развитие конкуренции, технологическое и инновационное развитие, финансирование, увеличение рынка сбыта российских товаров и услуг.

Отдельно выделены: снижение доли государства в экономике, повышение доли расчетов в рублях, повышение доли инвестиций в ВВП и снижение среднегодовой ставки по ипотеке.

Видимо, для решения поставленной президентом задачи Орешкин предполагает регулировать часть деятельности ЦБ, сформировать необходимый инвестиционный климат и привлечь к развитию экономики даже, например, молодых мам – уровень их занятости к 2024 году должен повыситься на 2 процентных пункта. Но нет в предложении Минэка одного важного элемента – повышения уровня доходов домохозяйств. В принципе Росстат может «нарисовать» общую красивую отчетность, в которой доходы домохозяйств просто затеряются. Но тут есть сложности. При наивысшей степени закредитованности домохозяйства имеют низкий уровень потребления, и тогда неясно, для кого вся эта глобальная реформа структуры экономики, если потреблять будет по-прежнему некому?

Орешкин своей инициативой пытается оседлать коня реформ, при этом не имея никаких возможностей и полномочий. Своим мнением о ситуации с Накануне.RU поделился экономист, руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин.

– У Минэкономразвития определены следующие основные цели: снижение доли государства в экономике, повышение доли расчетов в рублях, повышение доли инвестиций в ВВП, снижение среднегодовой ставки по ипотеке. Являются ли эти показатели главными для достижения роста экономики, и нужна ли для этого отдельная подкомиссия?

– Понятно, что президент Путин, наверно, чиновникам это поручил, но это разные задачи. Для достижения разных задач требуются разные действия – не противоречащие друг другу.

А что касается создания подкомиссии, то мне это напомнило, как на прокладках за автомобильными номерами пишут, например, «Управление делами президента РФ» или «Федеральная служба безопасности» – народ сначала пугается, а потом понимает, что это шутка. И я однажды увидел надпись «Управление по управлению всеми управлениями». Похоже, что создается нечто подобное – бюрократическая глупость.

Внутренняя логика понятна – чиновники создали комиссию, которая слишком велика для того, чтобы собираться, поэтому для решения конкретных задач нужно создавать подкомиссию. Но это тупиковый путь, потому что они бесконечно множат управленческие сущности и управленческие структуры.

– То есть смысла как такового в подкомиссии нет?

– На уровне подкомиссии, на уровне господина Орешкина, который хочет ее возглавить, эти проблемы решить нельзя, потому что вопросы межведомственные. Я просто хочу посмотреть, как господин Орешкин будет что-то требовать от министра финансов, который у нас к тому же заодно и первый вице-премьер. Мне кажется, что от него в лучшем случае министр финансов будет отмахиваться, как от сонной мухи.

– Возможно, у подкомиссии получится даже взять под контроль часть полномочий ЦБ?

– Эта вещь необходимая абсолютно, но на уровне Орешкина можно только попискивать. Потому что, во-первых, административный статус у Министерства экономического развития невысок, а во-вторых, у самого господина Орешкина в силу его специфики тоже административный уровень ничтожно мал. Так что опять-таки министр экономического развития не сможет призвать к порядку Банк России. Силуанов сможет, а министр экономического развития – нет. Поэтому на уровне этой подкомиссии решать реальные вопросы нельзя, можно удовлетворять только амбиции Орешкина, с другой задачей эта подкомиссия справиться не сможет, потому что просто не тот уровень.

– Как можно было бы решить этот вопрос?

– Можно просто провести совещание у вице-премьера, буквально три встречи. А на совещаниях у первого вице-премьера вопрос решается элементарно. Представителей министерств вызвали, если представители не пришли – отлично, решение принимается в их отсутствие и как правило за их счет. То есть это неспособность людей мыслить гибко. Склонность к бюрократическим закостенелым сущностям выдает низкое качество управления всегда.

– Но тогда почему вопросы не ставятся на совещаниях у вице-премьера, который заодно и министр финансов? На этих совещаниях также не удается решить взаимные разногласия, которые якобы мешают росту экономики…

– Они не решаются, потому что для того, чтобы обеспечить экономической рост, нужно смягчить финансовую политику. А чтобы смягчить финансовую политику, сделать кредит доступным, нужно ограничить финансовые спекуляции. А ограничить финансовые спекуляции российские либералы не могут, потому что сегодняшний либерализм — это служение глобальным финансовым спекулянтам против своего народа. Это пчелы против меда, получается. Либералов против финансовых спекулянтов не бывает, поэтому правительство вынуждено блокировать экономической рост. Остаются только разговоры про экономической рост — это профанация и попытка пожестче «нагнуть» Росстат, чтобы он нарисовал что-нибудь «покрасивше».

– Другой важный вопрос – рост доходов домохозяйств – почему о нем никто не говорит? Вчера же Путин на форуме «Россия зовет» призывал увеличить доходы населения. Тоже помешает спекуляциям?

– Если вы поднимите уровень дохода домохозяйств, то меньше денег останется на финансовые спекуляции. Потому что домохозяйства будут покупать еду, одежду и даже машины, пусть даже недвижимость. Но чем больше денег у предприятий и у населения, тем при прочих равных обстоятельствах меньше денег остается на финансовые спекуляции, что для людей, которые служат финансовым спекулянтам, неприемлемо по определению.

На самом деле здесь логика более сложно устроена, но я до предела все упрощаю, чтобы было совсем прозрачно и совсем понятно. Просто: или-или. Лежит на столе рубль – этот рубль может работать на страну, а может работать против страны. Для глобального спекулянта он должен работать против страны. Так и работает.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Архив