— Признавать или не признавать России итоги выборов на Украине? Если да, то на каких условиях?

Делягин

— Никаких условий выдвигать нет смысла, потому что украинские власти не могут выполнять никаких условий в принципе. Они себе не принадлежат. США, которым подчиняются украинские власти, не готовы вступать с нами в какие-то содержательные переговоры. Поэтому не надо обманывать самих себя.

Нужно просто зафиксировать, что никаких выборов на Украине нет, что у нас просто назначение киевского гауляйтера, по сути дела, в оккупированной нацистами стране. Мы должны понимать, что мы напрасно в 2014 году признали режим Порошенко, потому что не имели для этого никаких правовых основ. Мы совершили грубое нарушение международного права, признав режим Порошенко, и понесли из-за этого существенные потери в виде последовавших после этого провокаций и следующих до сих пор.

При этом мы можем вести с нацистскими ставленниками переговоры, тут нет никаких проблем. При необходимости мы можем даже с ними сотрудничать, но признание заведомо нелегитимных процедур — их нельзя признать даже выборами — быть не должно.

Однако если кто-то из тех, кто захватил власть, если он хочет вести с нами переговоры, должен в качестве жеста доброй воли выпустить на свободу не только наших граждан, но и украинских граждан, ставшими жертвами политических репрессий.

— Как бы вы оценили активность России на этих выборах?

— Я не заметил никакой её активности на этих выборах. Мои американские коллеги, которые всегда пели мантру о плохой России, во время евромайдана вдруг очень ее начали хвалить за то, что российское посольство в Киеве не вмешивается в украинскую ситуацию. Это был конец января, оставался месяц до госпереворота.

Россия ведет политику, если не самоустранения, то ситуативного реагирования в украинском вопросе. И эта политика продолжается.

— С кем Россия из тройки лидеров избирательной гонки — Зеленским, Тимошенко и Порошенко — могла бы вступить в переговоры по поводу нормализации отношений и прекращения войны в Донбассе?

— Проще всего было бы с Зеленским, потому что на нём нет груза личной русофобии. И Порошенко, и Тимошенко являются заложниками той антироссийской инерции, которую они набрали. Если Тимошенко вдруг станет с нами вести переговоры, она сядет в тюрьму.

Порошенко не может вести переговоры в принципе. Это несчастный вор, которого назначили бандитом. А вот Зеленский не имеет этого шлейфа, он не является заложником своей прежней позиции. Это во-первых, а во-вторых, у него более половины бизнеса в России. Это не жалкий «Рошен». И это серьезно. У Зеленского есть серьезный мотив.

Но проблема в том, что Зеленский является собственностью господина Коломойского, с которым все понятно не потому, что он «ж..добандеровец», как называют себя его ставленники, а по истории с малазийским «Боингом». Даже если он захочет соскочить, его никто не выпустит с крючка.

А Зеленский, если каким-то образом освободится от контроля Коломойского, то станет подконтрольным США. И все равно останется гауляйтером данной территории.

При этом надо помнить, что у него нет своей банды — своих силовых структур — в отличие от Порошенко и Авакова. Он даже не смог защититься от нападавших на него националистов.

популярный интернет

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Архив