По статистике, средний возраст новых хозяев, впервые переступающих порог Белого дома — чуть больше 55 лет. Самым молодым из 45 американских президентов был Теодор Рузвельт — около 43 лет. Самым старым доныне считался Рональд Рейган. Его первая инаугурация состоялась за 2.5 недели до семидесятилетия. Дональду Трампу 70 стукнуло еще в июне. Рекордсмен!

ДелягинГЕРОНТОКРАТИЯ НА МАРШЕ

Помните, сколько иронии и сарказма было выплеснуто на советскую правящую геронтократию, «гонку на лафетах»? Брежнев умер в 75. Его сменил Андропов. В 68 лет. За Андроповым пришел Черненко — в 72 года. Нам кивали на прогрессивную молодую Америку, того же Кеннеди, застреленного в 46. Да и Клинтон с Обамой стали президентами всего в 47, Джордж Буш-младший– в 55.

Но прошедшие в ноябре выборы президента США неожиданно продемонстрировали миру новый политический тренд. Трампу – 70! Его главной сопернице от демократов Хиллари Клинтон – 69. Сошедшему с предвыборной гонки из-за смерти сына Байдену – 74. Популярному среди американской молодежи демократу Берни Сандерсу, жертве интриг Клинтонши — все 75! Налицо американская геронтократия. А ведь США – застрельщики мировой политической моды. Старые клячи политическую борозду не испортят?

— Сегодня уже понятно, что истерики про советскую геронтократию были частью информационной войны против нас, — говорит директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. — Рейган стал президентом в 70, а покинул свой пост в 78. И управлял, как мы помним, весьма неплохо. Вытащил США из чудовищной стагфляции, обманул доверившегося ему молодого (!) генсека Горбачева и разгромил СССР, весь соцлагерь.

Примаков, став в 69 премьером, сумел быстро вытащить Россию из чудовищного дефолта, в который страну ввергли «молодые реформаторы» Чубайс, Гайдар, Алексашенко, Дубинин, Немцов, Христенко и иже с ними. Ту команду так и прозвали «младореформаторы».

Аденауэра молодой и полный сил Гитлер в свое время пожалел из-за старости. А тот в 73 стал канцлером и сумел воссоздать разрушенную Второй мировой Германию, пусть и под американским руководством. В отставку ушел в 87!

Легендарный генерал Де Голль стал президентом Франции в 69 и покинул пост в 79. И то не от усталости, а под давлением бунтующей молодежи.

Черчилль последний раз возглавил Великобританию незадолго до 77-летия, ушел с поста премьер-министра в возрасте 80 лет, а последний раз присутствовал на заседании палаты общин за 4 месяца до своего 90-летия.

В 1988 г, в самое трудное время крушения Советского Союза, а с ним и всей социалистической системы, генсеком компартии и премьером Вьетнама стал До Мыой. Ему стукнул 71 год. Он поднял страну и покинул должность в 80 лет.

Раулю Кастро уже 85! Больше, чем было брату Фиделю, когда тот сложил с себя полномочия.

Да и Елизавете Второй, управляющейся со своими представительскими полномочиями с редким изяществом и элегантностью, уже 90.

— А самый наглядный пример, полагаю, Дэн Сяопин. В 74 года он с группой опальных «стариков»-соратников начал беспрецедентные реформы в нищем Китае, заложив основы его нынешнего могущества.

— Так что, на мой взгляд, правильные слова вложил Юлиан Семенов в уста мудрому Мюллеру в «Семнадцати мгновениях весны»: «Семьдесят лет — возраст расцвета политиков.» Знания спрессованы опытом в мудрость. Если здоровье сохранено – самый возраст для президентства. Да и конкуренты помоложе не особо негодуют. Все, что им надо для победы, это просто подождать, как ждал Иден в последнее премьерство Черчилля.

«ГРАНАТЫ НЕ ТОЙ СИСТЕМЫ!»

— А вдруг Кондратий стукнет Трампа, или Паркинсон нечаянно нагрянет? Все же 70 лет новому президенту ведущего на сегодня государства планеты.

— Маловероятно. Энергия Трампа бросается в глаза. Дональд не просто в прекрасной форме, — он жаждет борьбы, купается в ней, бросается в каждую схватку, предложенную его унылыми, скучными и действующими по линялому трафарету противниками, и с азартом и вдохновением побеждает!

Это не просто здоровье — избыток сил, жажда жизни и поразительный вкус к ней!

А ведь за спиной — тяжелейший избирательный марафон, долгие диспуты, потоки грязи и информационной блокады! Да и сейчас ему приходится несладко.

Нет, старость – это не про Трампа. Посмотрите, в конце концов, на его супругу-красавицу Меланию! Она моложе Дональда на 34 года.

Конечно, к концу второго срока все будет уже совсем по-другому. Ведь нет ноши тяжелее президентской. Но пока Трамп просто разминается, пританцовывает, у него чешутся руки начать в американской элите… ну, если и не чистку в стиле наших 30-х, то, во всяком случае, «большую стирку».

Он же прекрасно понимает, что, если прямо сейчас не обезвредит своих многочисленных врагов, которые, не скрываясь, публично, как привыкли делать в Египте или на Украине, готовят ему «цветную революцию», — они ее устроят, и спасения ему не будет. Добежать до России, которая спасает всех, не дадут.

Но все это будет чуть позже.

Конечно, его могут отравить, как, возможно, Андропова. Он может внезапно заболеть раком – «фирменной болезнью» врагов американского истеблишмента, который, похоже, все-таки научился вызывать эту страшную болезнь у своих противников… Но все это уже совсем иная история.

Да и медицина очень здорово шагнула вперед даже по сравнению с временами Брежнева, которого товарищи по партии едва не насильно держали больного у власти, а Андропова с Черненко сделали генсеками уже больными…

Нет, старость – это не про Трампа. Посмотрите, в конце концов, на его супругу-красавицу Меланию! Она моложе Дональда на 34 годаФото: REUTERS

— Так что в «застое» виноват не возраст правителей, а состояние их здоровья.

— А про достижения специальной медицины и вовсе приходится молчать. Не знаю, конечно, как в США, но на Кубе и у нас в России они просто невероятны, фантастически. На худой конец, и Трампу, думаю, помогут, если он нормально будет себя вести.

Ситуацию с Примаковым, кончину которого, насколько можно судить, сильно и сознательно приблизили американцы, задержав необходимое лекарство в критически значимый момент, надеюсь, уже не допустят.

Но, с другой стороны, президент США значительно жестче, чем кажется нам, невольно примеряющим на Америку российские реалии, сдерживается другими институтами власти, — формальной и неформальной.

Сенат и Конгресс при поддержке Верховного Суда просто не позволят возглавлять страну человеку, в ясности разума которого будут испытывать хоть малейшие сомнения.

Кстати, интриг с преемником в случае нежданного визита к Трампу Альцгеймера с Паркинсоном, не будет. Новым хозяином Белого дома автоматически станет вице-президент Майк Пенс, бывший губернатор Индианы. Ему – 58.

Важным сдерживающим фактором являются медиа и в целом гражданские активисты: угроза массовых протестов, подогреваемых и провоцируемых как политическими противниками, так и объективными социально-экономическими проблемами, будет весьма ощутима.

Наконец, не стоит забывать, что Трамп победил как представитель народа и бизнеса. Как производительного, так и спекулятивного, только не готового пожертвовать Америкой ради сохранения глобальных рынков (эти господа ставили на Клинтон!), а, наоборот, сознающего неизбежность распада глобальных рынков на макрорегионы и потому понимающего патриотов. Этот бизнес сейчас прогрессивен, он смотрит в будущее, не отрицая, а приемля его и готовясь овладеть им. Но это бизнес! И он не просто весьма серьезно сдерживает и ограничивает Трампа (который и сам бизнесмен), но и делает его прогнозируемым и даже предсказуемым.

И команда Трампа, разделяющая его цели и ценности, во многом состоящая из бизнесменов, рациональна, — а значит, понятна, как рационален и понятен бизнес.

Так что ни России, ни планете в целом не надо бояться Трампа – ни «геронтократа», ни «хулигана», ни «отморозка». Это принципиально. Трамп — системный политик. Просто «гранаты у него не той системы», что у Клинтон или Обамы.

ЛИБЕРАЛЬНЫЙ УЖАС

— И что ждать России от Трампа, Михаил Геннадьевич?

— Восторг по поводу Трампа понятен и объективен: его победа на выборах спасла нас от неописуемого ужаса Третьей мировой войны. Мы будем жить! И, конечно, вызванный осознанием или хотя бы ощущением этого восторг невольно переносится на Трампа. Это психологически естественно и абсолютно неприемлемо политически.

Пора примириться с тем, что он президент не нашей, а своей страны. Интересы, как правило, будут различаться. И «медовый месяц», а точнее, «медовый год» будет жестким. Не потому, что для одобрения Сенатом члены его команды вынуждены нести русофобский бред. Просто все российско-американские отношения, испорченные командой ушедшего Обамы, придется складывать заново.

Прежде всего, политическая борьба в США после формирования команды Трампа только обострится. Мы испытываем определенные сложности с Китаем: там идет тотальная борьба с коррупцией, потому многие чиновники из страха (а то и находясь под следствием) просто не принимают никаких решений. Мы столкнемся с чем-то подобным и в отношении Америки.

С другой стороны, команда Трампа будет испытывать такие же проблемы в отношениях с Россией, какие она, похоже, уже испытала минувшим летом. Когда в процессе зондирования почвы столкнулась, насколько можно судить, с российскими привластными либералами. И то, что ряды последних в результате несколько поредели, принципиально ситуацию не улучшило. Насколько можно судить, российские либералы, считая, что наше государство должно служить глобальному спекулятивному бизнесу, а не своему народу, объективно служат «уходящей натуре» — тем группам глобального бизнеса, которые ставили на Клинтон.

— Ох, не зря Чубайс пугает, что из-за Трампа на экономическом форуме в Давосе «ощущение ужаса от глобальной политической катастрофы».

— Как говорится, не все коту масленица! Российские либералы и команда Трампа социально несовместимы, как Трамп и Хиллари. У них разный язык, системы ценностей, способы восприятия и анализа.

В нашем гибридном государстве Трамп будет прекрасно взаимодействовать и с трудом, но договариваться по политическим вопросам. Но эти договоренности обречены оставаться непрочными, потому что у них не будет хозяйственного базиса. Ведь российской экономикой по-прежнему занимаются либералы из 90-х, принципиально несовместимые с патриотической командой Трампа.

И то, что Трамп – патриот США, дела не поправит. Ибо российские либералы, насколько можно судить, служат совсем не той Америке, которая выбрала Трампа и которой он начинает управлять, и эта чужеродность будет обеспечивать отторжение.

БИЗНЕС ЕСТЬ БИЗНЕС

— До оздоровления российского государства, до приведения социально-экономического блока правительства РФ в соответствие с патриотическим внешнеполитическим блоком стратегический диалог с Трампом будет носить обрывочный и однобокий характер, — продолжает доктор экономических наук Михаил Делягин. — Эту проблему Трамп уже сознает и, как всякий бизнесмен, будет пытаться превратить ее в возможность для себя.

Ведь Трамп принадлежит к тем бизнесменам, которые после жарких объятий и трепетных признаний в дружбе очень естественно и гармонично требуют от партнера вывернуть карманы и снять штаны, — потому что друзья должны помогать им всем, что у них еще есть. И санкции для Трампа – прекрасная переговорная позиция, с высот которой он будет требовать от Москвы все новых и новых уступок (причем, европейские санкции он может и укрепить, так как, подрывая экономику Евросоюза, они тем самым укрепляют позиции США).

При этом новый президент США будет в стиле «разрядки» 70-х и «перестройки» 80-х «размывать решимость» российского руководства, стараясь убаюкать его дружескими заверениями и по вечной американской привычке попытаться получить за пустые слова реальные уступки и конкретные выгоды. Концентрация на главной стратегической задаче США – отрыва России от Китая – отнюдь не отменяет возможности попыток «прощупать реальные ценности» руководства России и ухудшения его переговорной позиции при помощи, например, провоцирования нового раунда масштабной войны на Донбассе. Разумеется, руками исключительно киевских бандитов, без какого бы то ни было участия США.

Самую главную выгоду от президентства Трампа – спасение от глобальной войны и кровавого хаоса, который насаждал Обама в интересах глобальных спекулянтов (для запугивания мировых капиталов, чтоб они бежали в США как в единственную «тихую гавань» и тем самым платили за их существование), — мы парадоксальным образом получили до его вступления в должность.

Теперь надо подтянуть себя до повысившихся требований новой эпохи. Ведь суверенитет – это, как и власть, в первую очередь ответственность, а возможности – лишь во вторую.

Когда-то Тэтчер начала либеральную контрреволюцию элит, поставив государство на службу транснациональному бизнесу против народа. Но эта контрреволюция стала глобальной лишь после победа в США Рейгана.

— В минувшем году брексит в той же Великобритании, наоборот, стал началом борьбы народов против глобализма. А победа Трампа в США закрепила успех антиглобализма, давая надежду другим государствам. Чем уже воспользовалась Италия на референдуме. История парадоксальным образом повторяется на новом витке развития мирового сообщества. Только маятник прошел в другую сторону.

— Еще осенью 2013 года президент Путин на Валдайском клубе провозгласил патриотическую революцию: возвращение государства на службу народу. Но сделать это удалось пока лишь во внешней, а не в социально-экономической политике. Победа Трампа делает патриотическую революцию глобальной – и нашему государству надо очиститься от скверны либеральной контрреволюции, потому что без этого оно не сможет соответствовать вызовам и потребностям времени.

И это очищение, которое качественно упростит взаимодействие с Трампом, при грамотном подходе вполне может быть оформлено как грандиозная уступка ему, на порядок перекрывающая все возможные шаги навстречу нам, которые только могут прийти в его голову.

С учетом этой перспективы российско-американское сотрудничество, хоть это и непривычно, имеет все шансы стать по-настоящему взаимовыгодным.

СРАВНИ!

ВОЗРАСТ ЛИДЕРОВ ГОСУДАРСТВ

Роберт Мугабе (Зимбабве) — 92.

Елизавета Вторая (Великобритания) – 90

Сабах аль-Ахмед аль-Джабер ас-Сабах Кувейт) – 87.

Рауль Кастро (Куба) – 85 лет.

Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд (Саудовская Аравия) – 81.

Нурсултан Назарбаев (Казахстан) – 76.

Нарендра Моди (Индия) – 66.

Владимир Путин (Россия) – 64.

Си Цзиньпин (Китай) – 63.

Ангела Меркель (Германия) – 62.

Франсуа Олланд (Франция) – 62.

Синдзо Абэ (Япония) – 62.

Александр Лукашенко (Беларусь) – 62.

Тереза Мэй (Великобритания) — 60.

Ким Чен Ын (КНДР) – 35.

популярный интернет


comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели