Удар новых американских санкций, усугубленный резким обострением противостояния с США и другими террористами в Сирии, впервые был очень силен. Санкции создали реальную угрозу блокирования любых хозяйственных связей любого произвольно выбранного (эту произвольность подчеркивала откровенная вздорность официальных формулировок) субъекта экономики России с США или с теми, кто хочет с ними сотрудничать. Учитывая глобализацию, в принципе возможна полная хозяйственная блокада любых российских корпораций — при очевидном категорическом нежелании либеральных экономических властей России и прочей «офшорной аристократии» защищать хотя бы национальный суверенитет.

ДелягинСтоит напомнить, что одна из жертв санкций столкнулась не только с необходимостью немедленно продать 15% доли принадлежащей ей европейской компании, но и с невозможностью непосредственного получения денег за них. В свете этой «новой нормальности» полное закрытие американского рынка алюминия для основных российских экспортеров выглядит мелочью, не заслуживающей даже упоминания.

На фоне реальной угрозы, внезапно разверзнувшейся перед российской экономикой (да еще усугубленной призраком Третьей мировой войны), реакция российских рынков выглядит совершенно незначительной. Индекс ММВБ упал на 10%, но весьма быстро сократил провал до 4%.

Максимальное падение индекса РТС (из-за его валютного характера усугубленное ослаблением рубля) составило 15,5%, — но и здесь спад сократился до 9,2%.

Курс доллара взлетел на 12% (с 58,1 до почти 65 руб/долл), — но в итоге составил менее 7%.

Причиной поразительной устойчивости российских рынков является, насколько можно судить, прежде всего нефть: цена Brent в пике кризиса подбиралась к 73 долл/барр. Та же самая угроза войны, которая валила российские рынки, одновременно поддерживала их через мгновенный впрыск нефтедолларов.

Однако он не стоил бы ничего, если бы не опирался на предыдущий рост, создавший весьма существенный запас прочности. Только в I квартале 2018 года нефть подорожала на четверть по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, — и обеспечила давно забытое финансовое благополучие, надежно скрытое от невнимательных посторонних демонстративным безумием либеральной политики.

Прежде всего, качественно улучшилось состояние платежного баланса России. Сальдо его текущих операций выросло в I квартале 2018 года в 1,3 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года — с 22 до 29 млрд долл. Положительное сальдо внешней торговли увеличилось на 23% — с 35 до 42 млрд долл. (экспорт вырос на 20%, а импорт на 19%). При этом доля не связанного с нефтью экспорта, несмотря на скачок цен на нее, не снизилась, составив вполне достойные 40%. Во многом это вызвано успехами аграриев, оборонщиков и атомщиков.

Прирост международных резервов ускорился в 1,7 раза — с 11 до 19 млрд долл. Это значит, что не нашедшая применения в стране заработанная валюта, которая в прошлом году была бы выведена за рубеж, в этом году была продана Банку России.

И действительно, чистый отток частного капитала в I квартале 2018 года, по уточненным данным Банка России, сократился в 1,3 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года — с 23 до 18 млрд долл. Конечно, в ослаблении оттока капитала сыграло свою роль ожидание западных санкций, — однако при неверии в перспективы страны капиталы все равно уходили бы из России, открывая новые для себя юрисдикции.

Интересно, что отток частного капитала по «черным», то есть заведомо криминальным и потому не видимым государству каналам, составивший в I квартале 2017 года 0,7 млрд долл., сменился в I квартале этого года притоком в 1,3 млрд. Приток криминальных капиталов не является благоприятным политическим сигналом, но важен для экономики: перспективы корабля, на который бегут крысы, очевидны.

Наиболее впечатляющим сигналом о финансовом благополучии является состояние федерального бюджета. Он профицитен весь квартал: в январе доходы выше расходов на 3,6%, в феврале — на 0,8%, в марте — на 0,5% ВВП. В целом по итогам квартала профицит федерального бюджета превысил 344 млрд руб., или 1,5% ВВП — на фоне намеченного годового дефицита в 1,3% ВВП (1,3 трлн. руб.).

Сверхдоходы составили за квартал 576 млрд руб., или 16,5%. Их основной источник — превышение ценами на нефть заложенного в бюджет уровня почти на две трети (более 65 против 40 долл/барр).

Захлебываясь от денег, Минфин отказался от принуждения регионов к займам в коммерческих банках. В I квартале 2018 года их чистое кредитование превысило 140 млрд руб., что облегчило их долговое бремя.

В феврале-марте почти прекратилось омертвление денег налогоплательщиков в бессмысленных бюджетных резервах. Хотя за квартал неиспользуемые остатки средств на счетах (бюджет требует за год сократить их почти на 600 млрд руб.) выросли почти на 930 млрд. — до 7,1 трлн. руб., более 910 млрд. прироста пришлось на январь. Прирост бюджетных резервов уже более полугода не поступает в Фонд национального благосостояния и, соответственно, не выводится из страны; 3.3 трлн. руб. просто лежит на счетах бюджета.

Это робкие признаки нормализации бюджетной политики в преддверии формирования нового правительства России, — хотя в целом либеральная стратегия подавления социально-экономического развития продолжает разрушать нашу страну.

Восхитительное финансовое положение федерального бюджета, как и ранее, просто не ощущается Россией, так как его средства не идут ни на обеспечение модернизации страны, ни на решение чудовищных социально-экономических проблем, накопившихся за вот уже более чем 30 лет национального предательства. Либеральное правительство Медведева, насколько можно понять его бюджетную политику, твердо намерено не допустить использования нефтедолларов на благо России и довести страну до майданной катастрофы политикой «финансового удушения» в стиле Чаушеску.

популярный интернет


comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео



Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Авиабилеты и Отели