Вслед за пенсионерами, налогами и ценами на бензин правительство Медведева разобралось наконец с краболовством.

Делягин21 июня совещание у «профильного» вице-премьера Гордеева не привело ни к каким явным результатам, — и символично, что 22 июня, в день начала Великой Отечественной войны, вопрос был окончательно решен день на совещании у Медведева. Поскольку позиция представителей отрасли была логичной и обоснованной, их на это совещание не допустили, обеспечив «информационную блокаду» премьера и, похоже, просто введя его в заблуждение.

Исторический принцип, общепринятый во всем мире, сохранится лишь в отношении половины вылова крабов. Вторая половина будет распределяться на аукционах, по сути дела инвестиционных, связанных с обязательством строительства краболовных судов в России.

Это означает, что действующие сегодня краболовные компании в один день потеряют (то есть, скорее всего, уже потеряли) половину своих ресурсов. У них больше нет средств для реализации программы строительства судов, — и она будет заморожена, нанеся государству (в лице Объединенной судостроительной компании) ущерб, по оценкам, в 200 млрд.руб.. Под вопросом их способность расплачиваться по кредитам, — которых только один Сбербанк предоставил им на эквивалент 1 млрд.долл. (это, конечно, не фиаско с банкротством закредитованного по самое «не могу» хорватского агрохолдинга или с бесконечной накачкой деньгами «черной дыры» в виде дочерней структуры на Украине, но тоже весьма существенно).

Вероятным победителем львиной доли аукционов станет Русская рыбопромышленная компания (РРПК), называемая участниками рынка инициатором его грандиозной перекройки и связываемая ими с близкими родственниками высокопоставленных чиновников. Обладая административным ресурсом и из-за этого, вероятно, свободным доступом к финансам, РРПК (или другие структуры с аналогичными качествами) благодаря аукционам, насколько можно судить, существенно нарастит свою долю на рынке.

Лишившиеся своих квот краболовные компании не смогут конкурировать просто в силу ограниченности финансовых ресурсов, а если и смогут победить, лишатся из-за этого возможностей развития: вся прибыль на годы вперед уйдет на покупку квот.

Вероятно, как и в начале «нулевых» (когда отрасль при помощи аукционов была ввергнута в пучину кризиса буквально за два года), победители аукционов будут нанимать для работы действующие краболовные компании, выжимая их благодаря своему монопольному положению досуха. А капитаны судов, чтобы заработать хоть что-то, как и в начале «нулевых», займутся браконьерством, уничтожая популяцию краба и за гроши сдавая его за границу.

При этом инвестиционные обязательства, связанные с подобным образом продавливаемыми аукционами, как показывает опыт, не будут выполнены: крупные победители вложатся в лоббирование (объяснив, что «обстоятельства изменились») и строить корабли не будут или получат дотации от государства, а у мелких все деньги уйдут на аукционные выплаты и просто не останется средств для выполнения инвестиционной программы.

Этот сценарий столь прозрачен и очевиден, что его лоббисты даже не представили на совещании у Гордеева никаких внятных расчетов, ограничившись заклинаниями о «рыночности» в стиле раннего Гайдара.

Уже появились намеки, что аналогичный механизм с краболовства предполагается распространить и на все рыболовство, проводя аукционы раз в 2-3 года, что исключает возможность не только долго-, но и среднесрочного прогнозирования и обессмысливает инвестиции, как таковые.

Удивительно, но представители отрасли в принципе готовы на многое, если средства от аукционов пойдут на что-то понятное, — на сирот, детей, пенсионеров. Однако ясно, что 100 млрд., обещаемые лоббистами передела рынка, будут просто добавлены к резервам и без того захлебывающегося от профицита бюджета, которые, по отчету Минфина, на 1 июня составили 7,8 трлн.руб. – более половины годовых доходов.

Вместе с тем, если искать для бюджета, долгое время и так захлебывающегося от денег, новые источники дохода, можно вспомнить и о других отраслях.

В самом деле: почему не проводить аукционы по использованию, например, газовых месторождений, определяя победителей заново каждые 2-3 года? Ведь денег в этой сфере точно больше, чем в рыболовстве, не говоря уже о добыче краба.

Конечно, политическое влияние «Газпрома» больше, чем всех рыболовов, вместе взятых, — однако в середине 90-х политическое влияние не спасло крупнейшие компании страны от залоговых аукционов, сформировавших класс олигархов. Россия не может оправиться от тех аукционов до сих пор.

Да, краболовство, в отличие от всей страны в целом, хоть и только-только, но все же оправилось от аукционов 15-летней давности. Для желающих повторить кошмарный опыт это явно представляется недопустимым.
популярный интернет


Еще по теме

Комментарии:

Популярное Видео



Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Авиабилеты и Отели