Губернатору всегда полезно встретиться с президентом — так сказать, показаться, напомнить о своём существовании, о существовании своего региона. Может быть, попросить каких-нибудь денег, каких-нибудь инвестиций, как минимум, отчитаться о том, что «у нас всё замечательно, поэтому не увольняйте меня прямо сейчас, пожалуйста». Очень существенно: сейчас для того, чтобы отвлечь людей от чудовищного воровства лет нашей жизни, которое оформляется как повышение пенсионного возраста — активизировали деятельность правоохранительных органов в отношении высокопоставленных чиновников до губернаторов включительно. И многие губернаторы, даже ещё полноценно не вступившие в должность, ощутили себя на сковородке с кипящим маслом. В этой ситуации для губернаторов встреча с президентом вдвойне важна. Это как бы признак того, что его в ближайшее время слишком сильно «кошмарить» не будут.

ДелягинНу, а для президента это возможность продемонстрировать заботу о России. Более того, о Нечерноземье, более того, о заведомо депрессивных регионах. Произнести правильные слова и показать, что он в курсе проблем. Я думаю, что это очень полезно для президента тоже в ситуации, когда против Путина начала реализовываться, насколько можно судить, попытка государственного переворота при помощи возбуждения всеобщей ненависти к человеку, которому предстоит подписать закон о повышении пенсионного возраста под тем или иным соусом. А реальная ситуация в Псковской области к этому не имеет ни малейшего отношения, потому что телевизионная картинка — это одно, а жизнь — совершенно другое.

А то, что область продолжает умирать — это все знают. Это один из катастрофических регионов РФ. Причём особенно страшен контраст с соседней Эстонией, где и экономический кризис гуляет, и промышленность угробили — но жизнь там совсем-совсем другая. Возникает вопрос: почему в Эстонии жизнь другая, хотя промышленность угроблена, как и в Псковской области? Во-первых, Эстония является частью ЕС и до сих пор получает довольно существенные гранты. То есть социально-экономическая, политическая общность, частью которой является Эстония, как-то поддерживает жизнь в Эстонии. Просто даёт деньги, даёт возможность заработать, получить образование и так далее. А та общность, частью которой является Псковская область, силами либерального правительства Медведева и либерального Банка России уничтожает всякую возможность развития и всякую возможность нормальной жизни тоже — эффективно, тщательно и неутомимо. Это главное и фундаментальное отличие. Безусловно, есть отличие и культурное, потому что, скажем, ещё в советские годы, когда вы на поезде переезжали из Псковской области в Эстонию, то это было видно по обкошеннным пространствам вокруг железной дороги, включая насыпь. Но это уже второстепенная вещь. Главное — это совершенно другая политика. ЕС при всём своём кризисе, при всех своих недостатках, при всём своём колониальном характере пытается поддерживать определённый стандарт жизни на входящих в него территориях. Да, в Эстонии этот стандарт жизни качественно меньше, чем не только во Франции, но даже и в Польше. Но Евросоюз пытается помогать, многое у него получается, потому что он старается. А либеральные правительство и Центробанк России считают себя свободными от каких бы то ни было реальных обязательств перед страной. Задача — выжать из страны деньги и вложить их в иностранный финансовый инструмент, направить эти деньги на поддержку Запада, в том числе на поддержку того самого ЕС. Если деньги из Псковской области выжимаются для того, чтобы поддержать жизнь Эстонии, естественно, Эстония в конечном итоге будет жить лучше Псковской области,. Механизм через несколько столиц работает так.

И меня, конечно, шокирует то, что когда президент спросил, какие ваши достижения, практически единственное, что сказал губернатор — это приватизация «Псковавиа». Знаете, это производит впечатление катастрофы. Потому что я летал от этой «замечательной» авиакомпании на ЯК-42 — «окурочек» он называется, потому что маленький. Это был заведомо нерентабельный рейс, который запускали на Москву перед выборами, а потом отменяли, потому что он не приносил прибыли. И как это можно приватизировать? Кто и, самое главное, зачем это купил, какой из этого можно сделать бизнес? А самое главное: это означает, что никаких других результатов нет — и вот это страшно.

Как же должно быть правильно, что должно быть изменено (понятно, что не только в Псковской области)? Первое. Мы видим много губернаторов, которые находятся в катастрофических условиях. Классический пример — губернатор Брянской области Богомаз. Брянская область была катастрофой в прямом смысле этого слова, потому что тамошняя серьёзная оборонная промышленность умерла вся. Но сегодня мы знаем другую Брянскую область. Да, там достаточно тяжёлая жизнь по-прежнему, но это центр аграрной революции — я совершенно не преувеличиваю! Там каждый год на сотнях гектаров (может быть, даже больше) выкорчёвывают 25-летние берёзы, которыми заросли поля. Я видел, как это происходит. Каждый клочок земли даёт сумасшедшие деньги при нормальных технологиях, которые брянские земледельцы отдают даром. Я пытался объяснить, что не надо ничего отдавать даром, отдавайте за 10% прироста урожая… Они меня внимательно выслушали и сказали, что «есть то, за что нельзя брать деньги». Раньше я ездил там по дорогам, по которым — такое ощущение — только что прошла колонна танков. Много-много маленьких кусочков асфальта лежало отдельно, как московская плитка в некоторых местах. И брянцы убрали посредников, они потребовали 5-летних или 10-летних гарантий за дороги. И они нарастили строительство дорог в 3 раза за счёт того, что убрали посредников. И несправедливый федеральный центр, плохой федеральный центр, ужасный федеральный центр, увидев эти усилия, добавил им денег так, чтобы они увеличили производство этих дорог не в 3, а в 4 раза. Так что в любых условиях, даже в условиях кошмарных, от руководителя зависит всё-таки многое.

Второе. Безусловно, у нас катастрофическая межбюджетная политика. Она выросла, с одной стороны, из докторской диссертации, которую написали одному вице-премьеру из реформаторов, чтобы он стал доктором наук. С другой стороны, она выросла из желания федерального центра обеспечить абсолютную, безусловную лояльность любого губернатора, когда из регионов забирается всё, а потом выдаётся по копеечке. Для начала необходимо вспомнить бюджетный кодекс, в котором написано, что в регионе должно оставаться не менее половины денег, которые собираются в виде налогов и акцизов, не связанных с внешнеэкономической деятельностью. А на самом деле нужно как в Германии ввести жёсткий лимит: какую долю собираемых денег оставлять на местном уровне, а какую — на региональном? Это не решит проблему той же самой Псковской области просто потому что денег на местном уровне там мало — это не Рублёвка. Но, по крайней мере, это хоть что-то. А дальше необходимы социальные стандарты, единые для всей страны. И все отношения Федерального центра с регионами в основном должны строиться на достижении этих стандартов. Речь о них завели в 2001 году — и шарахнулись. Я напомню, что у нас сейчас гражданам России даже право на жизнь не гарантируют, за исключением пенсионеров и занятых полный рабочий день на легальной работе. Да и то последнее установлено только с 1 мая этого года указом президента. Что-то я не слышал восторженных рапортов о том, что этот указ выполнен. Может быть, с ним поступили так же, как обычно с майскими указами президента поступает правительство? Но, тем не менее, нужно введение однозначных федеральных стандартов, именно социальных, и обеспечение этих стандартов. То есть там, где живут люди, должны быть больницы, должна быть школа, должны быть детские сады.

У нас, наоборот, происходит последовательное методичное уничтожение всей социальной сферы. Недавно на губернатора Орловской области оказывали колоссальное давление, чтобы он уничтожал социальную сферу. Если бы он был членом «Единой России», он бы, безусловно, не выстоял. Но он член КПРФ, поэтому он выстоял.. Это осознанное давление на уровне правительства, с угрозами «иначе мы вам денег не дадим». Так что нужно изменить вектор государственной политики.

Ещё о Псковской области. Удивительно, что она такая нищая, потому что это туристический Клондайк для любителей древности — не хуже Барселоны и Милана. Более того, в Псковской области хорошая сеть автомобильных дорог, которая построена ещё во время войны. Её просто нужно ремонтировать. Там много чего можно сделать. При СССР обращали на себя внимание гигантские стада коров по всей Псковской области.

Но главное и первое — это единые региональные стандарты. Проблема, безусловно, перезрела. В Советском Союзе были определённые надбавки: люди в Кушке, люди в Архангельске получали отчётливо больше, чем люди в Пскове. Но человек за свою работу получал не меньше определённого количества денег и жил примерно в сопоставимых условиях. Безусловно, были отличия. Скажем, в Средней Азии русские специалисты ценились очень высоко, и туда люди ехали «за свободой», как и в Прибалтику. То, что человек мог себе позволить себе в Средней Азии и Прибалтике, в Москве он позволить себе не мог с точки зрения вольности поведения. Было много всяких отличий, о которых мы забыли. Например, в статьях УК прибалтийских республик не было наказания за гомосексуализм, что обусловило приезд туда на постоянное место жительства многих представителей интеллигенции. Но были определённые стандарты и правила, были нормы. Сейчас норма одна: нужно выжать из региона максимум денег для того, чтобы олигархи заработали эти деньги и вывезли их из страны; федеральный бюджет взял эти деньги, часть денег вывез из страны, а часть оставил замороженными.

Статистические данные по Псковской области (и большинству остальных — просто во Псковщине, как в капле, отражаются все наши реалии) — и по зарплатам, и по демографии, и по бюджету — не оставляют никакой надежды на будущее. Когда осознание тенденций придёт в начальственные головы — и придёт ли вообще?

Я думаю, наше начальство прекрасно всё понимает с самого начала и довольно ситуацией. Вот если бы оно было недовольно ситуацией, оно бы эту ситуацию меняло, а не усугубляло. А предполагать, что начальство не понимает ситуацию на уровне правительства, это значит обвинять господина Медведева и иже с ним в дебилизме, что я совершенно не хочу делать, потому что они люди весьма умные и рациональные. И весьма и весьма последовательные люди, если судить по их социально-экономической политике. А политика их абсолютно проста и понятна. Англичане так себя вели во многих колониях. Правда, англичане их ещё и развивали. Ну, так это англичане, а не наши либералы. Когда бельгийцы в Конго осуществляли колониальную деятельность, они там реально истребили половину населения — уже в цивилизованном конце XIX века. Россию истребляют менее энергичными темпами. Наверное, в правительстве Медведева нет бельгийцев. Это хорошо.

популярный интернет


Еще по теме

Комментарии:

Популярное Видео



Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Авиабилеты и Отели