В Министерстве труда предложили увеличить выплаты по социальным контрактам за счет федерального бюджета. Пока соцконтракты не распространены повсеместно, однако уже сейчас им, судя по всему, необходима серьезная поддержка, так как в большинстве случаев получаемые средства не помогали россиянам выйти из бедности.

Делягин

По сути, соцконтракты подразумевают поиск дополнительной работы для человека – будет это по факту дополнительное место, переобучение или открытие своего небольшого бизнеса. Грубо говоря, граждан любыми способами будут выпинывать на рынок труда, понижая уровень безработицы и количество официально бедных граждан.

По факту же пока получаемых средств недостаточно, да и статистика говорит о том, что эта мера не окажет необходимого эффекта. Так, например, аналитики «Сбербанка» провели очередной этап опроса «потребительского индекса Иванова», который говорит о том, что доля расходов россиян на продукты питания выросла до 38,9%. И ситуация не изменится, пока продовольственная инфляция будет опережать рост реальных доходов населения, уверены специалисты. Вместе с этим все больше становится доля граждан, берущих кредиты и микрокредиты для покупки в том числе товаров первой необходимости, а размер долгов по кредитам и ипотеке продолжает расти.

Своей оценкой сложившейся ситуации с Накануне.RU поделился экономист, руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин.

– Как вы смотрите на помощь путем социальных контрактов?

– Вообще-то это называется служба занятости. Она, правда, не справляется со своими обязанностями. То, что это планируют делать за счет федерального бюджета – хорошо, потому что у этих умников в Правительстве хватило бы фантазии попытаться сделать это за счет самих граждан в рамках «оптимизации» и обеспечения адресности социальной помощи.

Но вообще-то этим должна заниматься служба занятости. И вся инфраструктура для этого существует – зачем выдумывать новые сущности? Похоже, что в Правительстве просто слишком много чиновников, которые не могут найти себе занятие, поэтому придумывают новые формы деятельности вместо того, чтобы нормализовать уже существующие.

– Почему служба занятости не справляется?

– Это носит абсолютно издевательский характер, потому что работы или нет, или она есть для представителей определенных этносов. Например, в Москве во время кризиса 2009 года было довольно много хороших вакансий, но когда человек по этим вакансиям приходил, то оказывалось, что эта вакансия вьетнамская или китайская, и русских там совершенно не ждут.

И пособие по безработице издевательски низкое, поэтому люди этим пользуются достаточно редко, что позволяет отчитываться о низкой безработице при том, что она очень высокая. Хорошо, что Правительство об этом задумалось, но, может, надо подумать еще раз и нормализовать работу службы занятости?

– Тем не менее предложенные меры по соцконтрактам могут изменить социально-экономическое положение в стране?

– Я пока не вижу никаких мер, потому что социальный контракт заключается с каждым человеком индивидуально. Взять хотя бы безработицу – она официально составляет чуть меньше 5%, это около 300 тыс. человек – они что, собираются заключать 300 тыс. индивидуальных контрактов? При этом, есть еще много людей, которые реально являются безработными, но в качестве таких нигде не фигурируют.

И потом – что значит «социальный контракт»? Контракт о чем? Государство обязано помочь человеку найти работу, а человек что обязан? Я понимаю, что если вы отказываетесь от трех работ подряд, то больше на вас никто сил и времени тратить не будет, но зачем это называть «контрактом»?

– При этом растет доля закредитованных граждан, что может привести, по мнению министра экономразвития Орешкина, к рецессии через год-два – вы согласны с таким прогнозом?

– Действительно, доля растет, растет стремительно, но я совершенно не разделяю озабоченности министра Орешкина по двум причинам: во-первых, это результат политики Правительства РФ.

Людей погружают в искусственно созданную бедность и в этой бедности их искусственно удерживают. То есть товарищ Орешкин сетует на результаты деятельности товарища Орешкина.

Во-вторых, бояться рецессии не стоит, потому что даже по официальным данным у нас уже сейчас рецессия. А если официальную статистику пересчитать с учетом хотя бы занижения официальной инфляции, то получится, что

у нас экономический спад начался, с того момента как Россию запихнули в ВТО. Экономического роста нет – это некоторая галлюцинация.

– И как на это повлияет доля закредитованных граждан?

– Нищета населения, естественно, ухудшает экономическое положение. И когда господин Орешкин своей политикой блокирует экономическое развитие страны, он тем самым лишает людей возможности зарабатывать. Когда господин Орешкин и другие члены Правительства лишают людей возможности зарабатывать – они погружают их в бедность и нищету. Тем самым он стимулирует увеличение доли расходов на еду и увеличение кредитов на текущее потребление.

Тем самым он, во-первых, создает риски для банковской системы, потому что будут невозвраты, и они будут значительными. А во-вторых, это будет вести к ухудшению экономической конъюнктуры.

Если бы у нас был рост, можно было бы говорить, что это может привести к стагнации. Если бы у нас была стагнация – можно было бы говорить, что это приведет к экономическому спаду. Но поскольку у нас экономический спад и так, то это приведет лишь к усилению экономического спада.

– То есть в целом складывается непростая ситуация…

– Ситуация очень простая. Если человека душить – он будет умирать…

– И как в Правительстве решают эти задачи?

– Никто не будет бороться сам с собой. А Правительство вместе с Банком России являются главным источником всех экономических трудностей. Западные санкции – это ничто по сравнению с санкциями, которые наложены на Россию Медведевым, Набиуллиной и их подручными.

– Тогда что бы вы предложили сделать в первую очередь?

– В первую очередь я бы порекомендовал применить действующий Уголовный кодекс к членам Правительства и руководству Банка России. Во-вторых, было бы неплохо почитать Конституцию. Бумажка низведена до сборника анекдотов, но там есть содержательные места, например, право граждан РФ на жизнь. Если гражданам РФ не гарантируется прожиточный минимум – это юридически означает отрицание их права на жизнь. Соответственно, отрицание Конституции есть тягчайшее преступление для любого государственного деятеля.

Так что первое, что нужно, это возобновить норму Конституции о том, что люди имеют право на жизнь – гарантировать всем гражданам прожиточный минимум, причем реальный, а не фиктивный, как сейчас. Для этого придется нормализовать, например, систему выдачи лекарств, потому что монетизация льгот, в том числе лекарственных, резко повышает расходы. А дальше нужно модернизировать инфраструктуру, а для этого нужно ограничить коррупцию (что несложно), ограничить финансовые спекуляции, потому что если страна будет существовать ради финансовых спекуляций, то никакое развитие невозможно. Ограничить произвол монополий, ввести разумный протекционизм, нормализовать здравоохранение и образование.

Это достаточно просто для власти. Получается плохо, но в части уничтожения экономики у них все получается хорошо.

Еще по теме

Поддержите нас
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews