Ключевой темой очередного Петербургского Международного экономического форума, который пройдет на следующей неделе, будет создание в России «экономики доверия». Идея западной социологии, дошедшая лет за десять до российской бюрократии, проста и самоочевидна: в условиях доверия экономика развивается лучше, потому что транзакционные издержки ниже – и весьма существенно.

Делягин  Вот только реализовать эту тривиальную мысль у нас не получается: либеральной бюрократии и «новым дворянам», рассевшимся по ключевым позициям в государстве и бизнесе, все время что-то мешает.

Взять, например, тему, в которой нынешние «правила игры» вместе со всем насаждаемым «доверием» отразились как в капле воды (почему я и уделяю ей постоянное внимание) – изменение правил распределения квот на вылов краба.

В ноябре прошлого года отрасль потрясло известие об анонимной инициативе вернуться от «исторического» принципа, применяемого в рыболовстве во всем мире, к аукционам на квоты, поставившим отрасль на грань катастрофы в начале «нулевых». Вся отрасль решительно выступила против, прямо указав на возможных инициаторов передела рынка – фирму, ассоциирующуюся у многих с именами сына бывшего Министра транспорта Франка, брата губернатора Подмосковья Воробьева и даже главы МЧС Пучкова. Но настойчивость, с которой Росрыболовство, заместитель руководителя которой до своего назначения занимал видный пост в указанной фирме, проводило мысль о возможности разрушительной реформы, создавала ощущение непобедимости административного ресурса «новых дворян».

В конце апреля правительственная комиссия должна была решить вопрос, но все ограничилось вопросом вице-премьера Дворковича о том, кто является инициатором предлагаемой реформы. Вопрос повис в воздухе, решение отложили до середины мая, а Дворкович перестал быть вице-премьером.

В середине мая помощник президента Белоусов, который должен был провести решающее совещание, отложил его, — возможно, потому, что Роскомрыболовство не подготовило никаких материалов. Лишь на следующий день заместитель главы Росрыболовства разослал в три отраслевые ассоциации презентацию на 9 страницах, с грамматическими (например, в словах «расчетно» и «мороженый») и фактическими ошибками (авторы не видят разницу между доходами бюджета и ВВП и считают, что строительно новых судов не вносит никакого вклада в ВВП) под заголовком «Крабы: возможные подходы к распределению квоты».

Суть презентации проста: если у отрасли немедленно забрать при помощи распределения всех квот на вылов краба через аукционы, привязанные к обязательству строительства новых краболовных судов, 2 млрд.долл., то она за 5 лет построит 70 новых кораблей, направив на это еще 1,4 млрд.долл., — в то время как если забрать у нее только 1 млрд.долл., направив на аукционы только половину квот, она построит лишь 35 кораблей. Если же обойтись без аукционов, связав инвестициями лишь 20% квот, отрасль построит 40 новых кораблей, что, по мнению чиновников, «не принесет дополнительных экономических эффектов для рыбохозяйственного комплекса».

Общая логика чиновников (спустя 30 лет «развития рыночных отношений») проста: чем меньше денег у отрасли, тем лучше для нее и тем успешней будет она развиваться. Про уже имеющиеся обязательства отрасли, в том числе ее закредитованность (только у Сбербанка – 1 млрд.долл.), обеспеченную существующей системой распределения квот, чиновники Росрыболовства, похоже, даже не слышали.

Представители отрасли подготовили встречные расчеты, показывающие с учетом ее реального состояния, что, чем больше денег будет изъято государством (в том числе под самыми благовидными предлогами), тем меньше останется средств у отрасли и, соответственно, тем меньше будут инвестиции.

Это кажется самоочевидным, — но, судя по протаскиванию Росрыболовством идеи возврата к разрушительной практике начала «нулевых», остается совершенно недоступным для чиновников, то ли ослепленных сиянием имен родственников высокопоставленных лиц, то ли лоббирующих вполне конкретные корпоративные интересы, то ли просто обладающих исключительными компетентностью и интеллектом.

Пока судьба отрасли еще не решена, — но возникает устойчивое ощущение, что оголтелые реформаторы и «новые дворяне» представляют России значительно большую угрозу, чем любая агрессия Запада, и рады в любой момент уничтожить любой успешный бизнес, — просто потому, что он принадлежит не им.

популярный интернет

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Архив