Самые обычные повседневные дожди превратились в целом ряде регионов России в подлинные стихийные бедствия. Хаотичная из-за погони за сверхприбылью новая застройка в сочетании с алчной безнаказанностью чинуш, пренебрегающих расходами на необходимые коммуникации, и общим одичанием «эффективных менеджеров и молодых технокрадов» из-за либерального уничтожения образования (в том числе высшего) наглядно иллюстрирует органическую несовместимость феодализма (да еще и «блатного», по определению академика Глазьева) даже с привычными старыми технологиями и тем самым — с мало-мальски нормальной жизнью людей.

Делягин

Символом общефедерального процесса одичания властей (как и большинства других общественных процессов) выступает, похоже, Москва.

Многим ее жителям до сих пор памятно телевыступление сотрудницы мэрии с по-модному распухшими, как от поцелуя в улей, губами, обстоятельно, с картинками и графиками разъяснявшей причины затопления автомобильных тоннелей тем, что вода стекает вниз, а «вниз» — это и есть тоннель.

После этого кто-то ехидный рассказал либеральным чиновникам о существовании ливневой канализации, — и этим летом уже заместитель Собянина радовал москвичей (а с ними и остальную Россию) художественным повествованием об опавших листьях, закупоривших коллекторы. То, что ливневая канализация не сводится к декоративным канавкам шириной в несколько сантиметров, изображаемым трудолюбивыми соотечественниками между массивами пресловутой плитки, просвещенная мэрия, похоже, за десятилетие изнурительных трудов еще не узнала.

Поскольку осенью палой листвы, естественно, будет больше, верующим в официальные заявления властей логично ждать новых катастрофических потопов — и страховать машины «от затопления».

Несколько лет назад многие москвичи получили на электронную почту личные обращения мэра, который заверял, что проезжая часть ключевых улиц Москвы не будет сужена ни при каких обстоятельствах. Разумной частью москвичей это было расценено здраво, — как категорическое обещание их решительного сужения (которое кое-где шло уже во время рассылки письма) ради расширения тротуаров. Удивления это не вызвало, так как выкладывать плиткой проезжую часть не додумались до сих пор, — и для увеличения ее потребления надо было решительно расширить тротуары.

Разумеется, занятые освоением бюджетных миллиардов власти не подумали о том, что местные коллекторы ливневой канализации, как правило, проходили именно под краем проезжей части, почти по ее границе с тротуаром. Сужение проезжей части на полосу привел к смещению этой границы, — но, чтобы не тормозить «плиточный блицкриг» (и в целом не заморачиваться слишком сложными инженерными работами), старые колодцы ливневой канализации, насколько можно судить, просто замуровали, — а о новых не подумали.

Согласитесь: думать в ситуации, когда надо как можно быстрее уложить как можно больше плитки (как в целом в рамках современного российского госуправления), просто вредно.

За «плиточным блицкригом» наступила затянувшаяся на годы, длящаяся до сих пор эпоха перекладки плитки. Где-то она изначально стояла дыбом, где-то начинала «ежиться» уже при приближении зимы (таких мест достаточно и сейчас), а где-то была положена вполне профессионально — и потому ее надо регулярно перекладывать заново просто для освоения бюджетов. Ведь «моя Москва не может позволить себе плитки прошлогодней коллекции!»

Постоянная перекладка плитки, привлекая дополнительное влияние к чудовищному московскому «освоению бюджета» и бесхозяйственности, постоянно вызывает справедливое негодование москвичей, — и потому также проводится форсированными темпами. Дикая спешка в условиях как минимум экономии на всем и специфических навыков «трудолюбивых соотечественников» (не говоря уже об уверенности приближенных к властям фирм в своей абсолютной безнаказанности) ведет к массовому выбрасыванию строительного мусора в часто вскрываемые при этом фрагменты ливневой канализации.

Поскольку плитку в Москве кладут, насколько можно понять, на сухую бетонно-песчаную смесь, она составляет заметную часть строительного мусора и при выбрасывании в коллекторы ливневой канализации цементирует их, «запечатывая» саму возможность восстановления этой необходимой мегаполису системы.

Дополнительным фактором уничтожения ливневой канализации как сложной общегородской инженерной системы стала потеря в последнее десятилетие актуальной карты подземных коммуникаций как таковых.

При Лужкове неприметный для посторонних «отдел подземных сооружений» мэрии согласовывал, документировал и тщательно контролировал все, что хоть чуть-чуть углублялось в землю на территории Москвы.

Да, это, как и любое соблюдение безопасности, мешало одичалым олигархам. Да, имели место периодические «открытия» доселе неизвестных коммуникаций — как древних, так и советских, специального назначения. Да, имел место и лихой «безбашенный» беспредел (символом которого стала опора рекламного щита, которую уже в 2006 году вбили прямо в проходивший под землей вагон метро). Однако при Лужкове мэрия прилагала все силы для сохранения целостности необходимых городу инженерных систем и для их полного учета.

Насколько можно судить, сегодня эта строгая система единого инженерного учета и контроля подземных коммуникаций была просто отменена как тормозящая работу. И целостное понимание того, что там творится под землей, какие коммуникации и куда проведены в последние годы, попросту уничтожено.

Вероятная ликвидация единого и всеобъемлющего, комплексного плана подземных коммуникаций представляется простым следствием культуры управления, возобладавшей во всей России (Москва просто сопротивлялась ей дольше других).

Ведь отнюдь не только в Москве, но и на федеральном уровне «эффективным менеджером» считается тот, который выполняет любое порученное дело стремительно, с минимальными реальными (и, насколько можно судить, максимальными официальными) издержками, не задавая вопросов и не отвлекая руководство ни на что, кроме победных рапортов (и, насколько можно предположить, аккуратной передачей его «доли» правильным посредникам).

С точки зрения инженеров и потребителей это оборачивается, помимо истеричной и агрессивной рекламы и жесточайшим подавлением профессионалов, махровым коекакерством, доходящим до глупости порой уже на уровне проекта (как с прокладкой трех километров Северо-Восточной хорды прямо над канализационным коллектором, с двумя поворотами Юго-Восточной хорды почти под прямым углом, с Южной рокадой под окнами жилых домов — список можно продолжать по всей Москве), качеством «на отвяжись», принципиальным использованием не имеющих отношения к городу компаний и рабочей силы, а в итоге — разрушением городской инфраструктуры под прикрытием пресловутого «благоустройства» и прочей «урбанины».

Пытающиеся же жить по-человечески люди получают в свой адрес потоки лжи и клеветы, фейковые «общественные слушания», клейма «агентов госдепа», незаконные задержания, уголовные дела, разорительные штрафы и угрозы.

А вы чего хотели при блатном феодализме — ливневой канализации?

В средневековом Париже и обычной не было.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews