— Леонид Григорьевич, президент В. Путин на открытии Давосского форума заявил, что мир находится примерно в таком же состоянии, в каком он находился перед Второй мировой войной. Вы, как военный аналитик, можете объяснить, что он имел в виду?

Леонид Ивашов

— Я бы уточнил, что не только как перед Второй мировой, но и как перед Первой. Мировые войны возникают не просто так, не из-за того, что появился условный Гитлер. Их источником и заказчиком является крупный капитал. Они происходят, когда возникают неразрешимые противоречия. Первая мировая война начиналась, когда доминировал англосаксонский мир. Германия и Франция также бурно развивались. Но колонии, ресурсы и рынки сбыта были уже захвачены англосаксами, что создавало те самые неразрешимые противоречия. Для дальнейшего развития Германии нужны были рынки сбыта, но англосаксы не собирались их уступать. Перед Второй мировой войной возникла та же самая ситуация. Возникли неразрешимые противоречия, прежде всего в сфере крупного капитала. К тому же серьёзную роль начинал играть финансовый капитал. Стратеги нового мира просто маневрировали и решали, кого с кем столкнуть.

Сейчас мы подошли к очередному кризису, и опять идут перегруппировки и формируются стратегии с целью оседлать ситуацию к своей выгоде. Мы видим крах капиталистической модели мира.

— Путин, по сути дела, говорил о мировой войне. Можем мы как-то противостоять всему миру?

— Сегодня никто, и в первую очередь американцы, к глобальной ядерной войне не готовится. Никто, кроме России. Мы готовимся.

— «Аргументы недели» не раз писали, что американцы не создают ничего нового в области ядерного оружия. В лучшем случае модернизируют старое. А почему готовимся мы? Наше руководство считает, что ядерная война возможна?

— Ядерной войны не будет и быть не может. Об этом и Путин говорил. А боятся её не россияне, не китайцы, а европейцы и больше всего — американцы.

Скоро в издательстве «Аргументы недели» выходит моя новая работа «Утраченный разум». Там я привожу ранее рассекреченные материалы. Из них следует, что ещё при президенте Рейгане американцы окончательно приняли решение сосредоточить усилия на мирном развале Советского Союза. Эта стратегия исключала войну как таковую. У них проблемы посерьёзнее. Под Америкой кипит Йеллоустонский супервулкан, и учёные спорят о том, погибнет при его прорыве всё человечество или только Американский континент? Даже один случайный ядерный взрыв в тех краях может спровоцировать извержение вулкана с плохо прогнозируемыми последствиями.

— Владимир Путин 27 января заявил о продлении договора СНВ-3, который ограничивает количество ядерных зарядов в рамках 1550 боеголовок и 700 носителей. Госдума и Совет Федерации мгновенно этот договор ратифицировали. А подписывали его при Медведеве и Обаме в 2011 году. Вы были противником этого договора. Почему?

— Американцы никогда не работают на эмоциях. Особенно когда дело касается вопросов безопасности. У них очень глубокая аналитика. Когда я работал на должности начальника Главного управления международного военного сотрудничества, мы, естественно, отслеживали все процессы, которые происходят в Соединённых Штатах. И вдруг мы обнаруживаем, что американцы резко сокращают финансирование новых разработок стратегических вооружений. Принимается, по сути дела, решение, что развитие и содержание ядерных вооружений, во-первых, слишком затратно, а главное — бесполезно и не приносит выгоды Соединённым Штатам.

— Потому что не может быть применено?

— Совершенно верно. Но возникает второй вопрос. В 2003 году американцы вдруг заявляют о выходе из договора по противоракетной обороне. А все предыдущие договоры — и СНВ-1, и не вступивший в силу СНВ-2, и договор о ракетах малой и средней дальности — они все завязаны в один узел с противоракетной обороной. Понятно же, что стратегическая ракета, которая стоит на дежурстве под противоракетным «зонтиком», несравнима с такой же, но ничем не защищённой ракетой. После этого наша разведка ещё пристальнее стала следить за тем, что они предпримут, выйдя из договора. Что они будут делать вместо ядерных стратегических вооружений? И 18 января 2003 года президент Буш подписывает директиву, на которую у нас совершенно не обратили внимания даже в Генеральном штабе. Это директива о быстром глобальном ударе (БГУ).

Согласно этой директиве, приоритет отдаётся высокоточным дальнобойным сверхскоростным крылатым ракетам и активизируются работы по тактическим ядерным боеприпасам, в том числе глубоко проникающим боеголовкам.

А у нас на тот момент ударными темпами шла демилитаризация, мы всё уничтожали, закрывали оборонные предприятия. А американцы, наоборот, стали наращивать высокоточные и дальнобойные средства поражения.

Мы стали взывать к разуму руководства страны — нельзя нам идти на сокращение ядерных вооружений, потому что противник готовит совершенно другую ударную стратегию. Они вышли из договора по ПРО и развивают глобальную систему противоракетной обороны. Их комплексы, которые стоят в Румынии и Польше, могут «снимать» наши стартующие ракеты даже с позиции 27-й ракетной дивизии в Поволжье. Это поставило перед нами вопрос — отвечать нам на этот вызов остатками нашего потенциала, капитулировать или искать какой-то третий путь? Именно поэтому я выступал против этого договора в том варианте, который предлагали американцы. Мы предлагали комплексный вариант: вы останавливаете свою противоракетную оборону, и тогда давайте будем вести разговоры по стратегическим неядерным средствам, которые будут применяться в доктрине быстрого глобального удара. Но Медведев нас слушать не стал и подписал в том виде, который ему предложили американцы. Да, честно говоря, при Медведеве и докладывать наши соображения было некому. Были «мир, дружба, перезагрузка» и тому подобное. Медведев был зачарован этими лозунгами, тогда как американцы делали всё исключительно прагматично, и мы попадали в неприятную ситуацию.

— «Авангард», который маневрирует по высоте и курсу, — ответ на эту ситуацию?

— Да, нужны были новые средства, которые могут преодолевать американскую систему противоракетной обороны. И академик Юрий Соломонов эту задачу решил.

— Чем ответили американцы?

— Они с тех пор не поставили в строй ни одной новой подводной лодки. Как было у них 14 единиц самых мощных подлодок класса «Огайо», так и осталось. Более того, они под быстрый глобальный удар вывели, если не ошибаюсь, 4 «Огайо», на которых было по 24 ракетные шахты под баллистические ракеты, и поставили на них по 158 крылатых ракет. В отличие от нас у них сегодня нет стратегического бомбардировщика кроме Б-52, который начали производить в начале шестидесятых годов прошлого столетия. Сделали Б-1 и Б-2, невидимку, который сбили сербы. Но они не приспособлены нести крылатые ракеты. У них на вооружении только бомбы. То есть им надо заходить на цель, чтобы её разбомбить. С ракетами наземного базирования то же самое. Мы уже сколько нового ввели в строй, а у них как с 70-х годов стояли «Минитмены», так и стоят.

— Почему в этот договор, который вы ещё 10 лет назад раскритиковали, наше руководство позволило включить знаменитый «Авангард», который невозможно сбить средствами ПРО?

— Во-первых, не нужно идеализировать этот «Авангард». Есть законы физики, которые неизменны. Ракета, как брошенный камень, идёт по траектории. «Авангард» может совершить два-три маневра в так называемой трубке траекторий, но это не значит, что его нельзя сбить. А во-вторых, «Авангард» — как новое копьё. Мы знаем, что копьями больше воевать не будут, но создаём новое, которое летит дальше старых. Ядерной войны не будет. Это надо понимать. Имеющийся на сегодня стратегический ядерный потенциал является главным миротворцем человечества.

— Так почему его включили в договор?

— Компромисса в этих переговорах быть не может. Или мы его включаем, или отказываемся, и тогда договор летит в мусорную корзину. «Авангард» ничего кардинально не решает. Он усиливает сдерживающую роль российского стратегического ядерного оружия, но не меняет что-то радикально.

— Вы уверены, что ядерной войны быть не может?

— Она может быть, но только в тактическом варианте между двумя, максимум тремя странами. Мы не можем, например, исключать возникновение какого-то конфликта между Индией и Пакистаном.

— Трамп объявил, что создаёт космические войска. У них появились какие-то спутники-убийцы, которые гуляют по орбитам и могут выводить из строя наши или китайские спутники. У нас тоже такие есть. Есть лазерный комплекс «Пересвет». Есть подводная торпеда, которая может подойти к американским берегам, взорваться и обрушить на США огромное цунами, что предлагал ещё Сахаров. Это же новая реальность, новые вооружения. Стоит ли вообще печься о ядерном оружии?

— О важности договора можно судить по разговору Путина с Байденом. Они его обсудили в двух словах. О Навальном говорили гораздо больше. Я не хочу преуменьшать его роль. Он очень важен хотя бы как повод для разговора двух президентов. Без СНВ-3 разговор бы вообще не состоялся. А так оба набрали очки. У Путина непростая ситуация в стране.

— У Байдена ещё более непростая.

— Да. А так поговорили и сразу договорились. Хорошо обоим.

— Маргарита Симоньян, руководитель канала «Раша тудэй», заявила, что пора бы уже признать Донецкую и Луганскую народные республики. Через сутки после её заявления телеведущий Владимир Соловьёв на всю страну в эфире своей программы заявил, что хватит уже заниматься только гуманитарной помощью Донбассу, а пора выстраивать какие-то деловые отношения. Причём пообещал закрыть границу так, чтобы солдаты вооружённых сил Украины даже смотреть в сторону Донбасса боялись. Понятно же, что это не их самодеятельность, а какая-то игра. И это всё на фоне того, что к власти пришёл Байден, при котором на Украине начался весь этот ужас, и многие ждут, что с его приходом всё начнётся снова. Что вы думаете по этому поводу?

— До коронавируса главной темой и новостей, и ток-шоу была Украина. Видимо, вирус отступает, и эта тема снова возвращается на экраны. Когда в Донбассе прошли референдумы о независимости, Россия их, мягко говоря, не поддержала и результаты не признала. Но обозначила позицию, что мы русский мир один на один с националистами и фашистами не оставим. Тогда люди в это поверили. И наши граждане пошли туда добровольцами, местные жители вооружились. Но дальше этого дело не пошло. Россия независимость республик не признаёт, выдают паспорта, но не дают гражданство. Для жителей ДНР и ЛНР ситуация сегодня складывается убийственная. Работы нет, средств к существованию нет. Плюс Россия сейчас вынуждена сократить помощь. Люди, по сути дела, не имеют никакой жизненной перспективы. Похоже, наши телевизионщики стали поднимать эту тему, потому что идут два других процесса.

— Какие?

— В связи с победой Азербайджана в Карабахе активизировались украинские националисты-бандеровцы. Почему Алиев вернул захваченные земли, а наш Зеленский не может? И мы видим, что со стороны Украины идёт наращивание вооружённых сил. Плюс подписаны соглашения с Турцией, и идут попытки Киева выстроить отношения с этой страной. Если посчитать соотношение сил, то становится ясно, что ополчение просто не выдержит украинского удара. Плюс мы видим, как зачастил Эрдоган на Украину, министры обороны и генеральные штабы Украины и Турции ведут постоянные контакты. Беспилотники «Байрактар», которые так удачно работали против Армении, срочно поставляются на Украину. Соотношение сил не в пользу народного ополчения.

— А второй процесс?

— В этой тупиковой ситуации сохранились трезвые люди и на Украине, и у нас, которые считают, что хватит украинцам убивать украинцев, а русским русских. В Стамбуле под патронажем англичан будто бы идёт переговорный процесс между представителями Донбасса и Украины. Ведёт его движение воинов-афганцев. В него уже включились и дипломаты, и политики. Их всех беспокоит происходящее. Россия не признаёт республики, а Украина готовится к нанесению удара. Они пытаются договориться до того, как война начнётся и ничего уже нельзя будет изменить. Тема вращается вокруг минских договорённостей, но, по сути, представители непризнанных республик согласны вернуться в Украину на определённых условиях. Российскому руководству это тоже на руку, потому что сейчас донбасские республики — это бремя. Ими воспользовались, что-то получили, а сегодня они уже не нужны. Выбор невелик. Или военное поражение, которое, скорее всего, неизбежно в силу соотношения сил, или возвращение Новороссии под руку Киева.

Есть там ряд опасных моментов. Например, в числе первых мероприятий значится передача границы между Донбассом и Россией под контроль Украины. Украина гарантирует отсутствие репрессий. Я предупредил переговорщиков, что, как только отдадите границу под их контроль, все гарантии перестанут действовать. Здесь нужны какие-то международные гарантии, которые вам никто пока не даёт.

Так что разговоры про то, что русский мир вас в обиду не даст, надо подкреплять чем-то более существенным.

— А почему тогда на белорусско-украинской границе вдруг появились российские военные? Сейчас на Украине большой скандал по этому поводу. Неужели случайность?

— Некоторые, особенно не служившие в армии военные аналитики, почему-то мыслят категориями случайности. А случайностей, особенно в Белоруссии, не бывает. Приведу пример как бы далёкий. В прошлом году американцы рассекретили один интересный документ. 5 марта 1953 года, как известно, скончался Иосиф Виссарионович Сталин. А уже 13 марта американцы принимают меморандум об использовании смерти Сталина в национальных интересах США. Больше всего они хотели, чтобы в Советском Союзе после смерти вождя не сложилось монолитное руководство, и главной опасностью для них являлся Маленков. Хрущёв вообще как руководитель не котировался. На втором месте стоял Берия, но главным претендентом был Георгий Максимилианович Маленков. Так что под каждую ситуацию и под каждую личность у американцев отрабатывается план операции, и она проводится. И не только американцами. И мало кто об этом знает.

— Вы говорили, что мировая война неизбежна.

— Она уже идёт, причём с применением более эффективного оружия массового поражения, чем ядерное. Сегодня мы видим и боевые инфекционные вирусы, и средства поражения сознания миллиардов людей, и искусственный интеллект. Война будет только нарастать. Но эта война из совершенно другой сферы. Не из географической, как раньше, а из виртуальной. Из сферы знаний, сферы интеллекта. Здесь мы пока безоружны. Слава богу, от этой проблемы не отмахнулись. Директор института Курчатова Ковальчук говорит об этом, Министерство обороны работает над новой теорией безопасности. Вот на что нужно обращать внимание. Здесь мы во многом проигрываем.

«Великую шахматную доску» Бжезинского нужно в обязательном порядке заставлять прочитать любого политика. Вспомните его фразу — с коммунизмом покончено, на очереди — православие. Мы хоть какой-то план контрдействий составили? Когда Рейган заявил «дайте мне 10 лет, и я уничтожу коммунизм», наша разведка уже знала, что есть десятилетний план разрушения СССР. И уже тогда были заложены основы гибридной войны. Если гибридная война США против СССР оказалась удачной, почему они будут от неё отказываться? И в этой войне только 30% уделяется традиционным боевым средствам: ракетам, танкам и самолётам. А оставшиеся 70% — это то, что относят к мягкой силе, — информация, воздействие на сознание и тому подобное. И это соотношение будет меняться только в сторону так называемой убийственной мягкой силы.

argumenti.ru

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews