На заседании Комиссии по вопросам военно-технического сотрудничества с иностранными государствами президент Владимир Путин подчеркнул, что наши возможности в сфере ВТС важно использовать для модернизации и обновления всей отечественной промышленности, поддержки науки, формирования мощного технологического потенциала в интересах динамичного развития страны. И заметил: конкуренты российского оборонно-промышленного комплекса прибегают к недобросовестным методам борьбы.

Леонид ИвашовКак России отстоять свое место на остро конкурентном рынке вооружений – вопрос не праздный. Нынешний исторический момент характерен тем, что Соединенные Штаты организовали жесткие санкции против нас, касающиеся не только американских, но и компаний третьих стран и даже их армий. 6 ноября официальный представитель Госдепа Хизер Науэр объявила, что ожидается введение второго этапа запретов и ограничений – это реакция на инцидент в Солсбери. А эксперт влиятельного американского Атлантического совета Андерс Ослунд в одном из интервью заявил, что «для применения санкций к России существует масса отдельных поводов: и за ее поведение в Сирии, и за ее нарушение режима санкций в отношении Северной Кореи, и за Крым, и за Донбасс, и за вмешательство в выборы, и за подрыв кибербезопасности, и за применение химического оружия». Набор внушительный и, как видим, составлен весьма обстоятельно.

Страны и компании, которые будут закупать российское оружие, попадут под мощное политическое давление и санкционный каток, что уже происходит. Это осложняет нам работу на рынке вооружений. Мы видим, какое давление оказывалось на Индию, на другие страны, чтобы отказались даже от уже подписанных контрактов. Правда, с Китаем пока у американцев ничего не выходит – не получается надавить на КНР.

“ Нужно последовательно и как можно быстрее переходить на расчеты в национальных валютах ”
Отсюда делаем вывод: необходимо разрабатывать новые гибкие схемы сотрудничества в сфере ВТС с иностранными заказчиками. Думаю, нужно последовательно и как можно быстрее переходить на расчеты в национальных валютах. Следует отметить, что платежи по ряду российских контрактов ВТС уже так и осуществляются, однако прогнозировать сроки полного отказа от доллара пока нельзя.

Но и без укрепления дружеских политических, а затем и экономических отношений со многими государствами продавать свою продукцию весьма сложно.

Второй момент: сегодня те виды вооружений, в производстве которых Россия сильна еще с советских времен, теснятся более современными образцами. Созданы, к примеру, многочисленные модификации БЛА, и мы видим, что они выходят на первые позиции в средствах поражения. Развивается кибероружие. И этому обстоятельству нужно будет уделять пристальное внимание потому, что высокотехнологичные системы военной техники, которые мы предлагаем, должны иметь надежную защиту от поражающих факторов кибероружия. Это также поможет нам побеждать на мировом рынке.

Мы становимся свидетелями появления оружия на новых физических принципах. Оно непременно окажется на международном рынке, это опять-таки нужно учитывать и готовиться.

Еще один момент: во все времена войны инициировались и организовывались государствами, но сегодня их главными заказчиками выступают крупные транснациональные и глобальные корпорации. Цель – природные ресурсы, стратегические позиции в бизнесе и мировой экономике. Возьмем современную ситуацию: война в Сирии, государственный переворот на Украине, масштабные натовские учения в Норвегии… Где все это происходит? Там, где идут газопроводы. На мой взгляд, все это связано с зачисткой европейского рынка от российского газа для того, чтобы там появился американский сланцевый. Поэтому нам нужно учитывать, в каком регионе могут начаться военные действия и какое оружие будет в них применяться.

Другой пример: выход США из Договора РМСД. Это не значит, что в Европе непременно разразится ядерная война. Это просто политическое нагнетание недоверия в отношениях России и Европы. Поэтому здесь реагировать, безусловно, нужно, но с нашей стороны важно предлагать миролюбивые подходы, в том числе совместную разработку каких-либо систем. Потому что формирование коллективной европейской безопасности перспективно – рано или поздно, но так будет.

Чтобы сохранить свое место на огромном и конкурентном мировом рынке вооружений, нужен, повторюсь, поиск новых стратегий. Но и прежние наработки забывать нельзя. Полезно обращаться к советскому опыту, уже накоплен и наш, российский. Наиболее эффективные и долгосрочные поставки отечественного оружия проходят в те страны, с которыми мы устанавливаем достаточно близкие политические отношения, поддерживаем, как, например, Индию, в международных организациях, включая ООН, разводим по разные стороны в конфликтных ситуациях. Следует продолжать строить работу в том же ключе.

Очень важный фактор – развитие культурных отношений, подготовка военных кадров в российских военно-учебных заведениях. Все это призвано создавать если не дружественные, то теплые отношения к нашей стране, ее вооруженным силам и военной продукции. Подход должен быть комплексным.

Кроме того, по линии ВТС в странах – потребителях продукции нашего оборонпрома необходимо налаживать действенную сервисную систему обслуживания, больше того – продавать технологии и заводы, которые производили бы оружие там. По лицензиям оно выпускается, скажем, в Китае, давались они и другим странам. Это одна сторона. Но как мне кажется, в перспективе мы проигрываем, когда отказываемся создавать совместный продукт. Показательна в этом плане одна памятная мне история. Во время визитов делегаций военного ведомства РФ в Индию тогдашний президент Абдул Калам, отец индийской ракетной программы – как его называют на родине, очень настаивал на организации совместного производства кораблей, ракетного вооружения. Но наша прижимистость: нет, пусть они покупают made in Russia, а эти проекты оставим на потом, привела к тому, что мы потеряли здесь некую перспективу.

Сегодня можно сделать вывод, что в некоторых случаях это дело стоящее – мы должны предлагать кооперацию, делиться своими технологическими наработками. Скажем, если конструкторы разработали перспективное изделие, но денег на проведение испытаний для серийного производства нет, мы сидим и ждем, когда появится финансирование, и при этом теряем определенную нишу на рынке, тогда как в партнерстве результат реально получить быстрее.

Тут много аспектов. Чтобы успешно продавать оружие, нужно проводить конференции с приглашением руководителей военных ведомств близких нам стран и отрабатывать теорию будущей войны. А на этом фоне обсуждать: какое оружие будет в новых типах противостояния применяться, какие требования к нему возникают у наших заказчиков. И конечно, нам нужно как идею, как концепцию продвигать систему региональной коллективной безопасности. Прежде всего в Европе и на Ближнем Востоке вместе с Сирией, Ираном, Турцией. Тогда наше оружие будет там особо привлекательным.

популярный интернет

Еще по теме

Комментарии:

Популярное Видео


Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Авиабилеты и Отели