Генерал-полковник Ивашов Леонид Григорьевич, доктор исторических наук, профессор, постоянный член Изборского клуба, комментирует один из самых болезненных вопросов Русской весны.

Леонид Ивашов— На Украине неофашистский беспредел будет, похоже, твориться еще долго. Недавно на заседании Интеграционного комитета «Россия — Донбасс» глава ДНР Александр Захарченко сказал, что наша цель — воссоединение с Родиной, а наша Родина — это Россия. Но до сих пор совершенно непонятно, почему Россия не защитила Донбасс.

— Я тоже не могу этого понять. Ведь есть поговорка: семь бед — один ответ. Надо было, присоединяя Крым, присоединять и Донбасс. У них ведь было такое желание. Надо было провести референдум и включить Донецк и Луганск в состав России.

— Санкций и обвинений было бы ровно столько же.

— Да, столько же.

— А что в наших силах сделать?

— Надо раскручивать международно-правовые нормы, механизмы, принцип права нации на самоопределение. Ведь есть соответствующие акты, конвенции, принципы, прописанные в уставе ООН. И есть механизмы, по которым должны проводиться референдумы.

Члены ООН обязаны признать результаты референдума и содействовать становлению.

— В Косово не было референдума, а ООН его все равно признала.

— Да, надо было нам драться посильнее. В республиках Донбасса состоялись легитимные референдумы, поэтому каждый член ООН обязан признать и содействовать становлению этой нации в качестве субъекта международного права. Нам нужно наступать.

Я как военный человек, изучавший военное искусство, знаю, что решительная наступательная операция, война ли это, дипломатия или пропаганда, если она кратковременна и завершается успешно, то поднимает духовное состояние армии и народа.

— Победителей не судят.

— Да, а затяжная война, как на Донбассе, без каких-то видимых целей и этапов их достижения, всегда сильно бьет. Поэтому надо действовать решительно — как с Крымом.

Давно следовало признать результаты этого референдума, и следующий проводить уже о вступлении в состав России.

Пожалуйста, пригласите международных наблюдателей, и мы признаем результаты референдума, а признав, уже выстроим новую границу, засчитаем это своей территорией.

— Это все-таки ведет к дополнительным затратам. Готовы ли мы были тогда это делать?

— Тогда, наверное, траты были бы гораздо меньшие, а главное, если бы мы приняли такое политическое решение, то человеческих жизней было бы не так много загублено.

— Леонид Григорьевич, в одном из интервью Владимир Путин сказал, что в Крыму было огромная явка, и больше 90% высказались «за», а на востоке Украины процент был гораздо меньше. Поэтому в такой ситуации мы не были готовы содействовать разделению страны.

— Нужно было разобраться, почему так произошло. Вопрос в Крыму был поставлен однозначно: возвращение в состав России. Не все люди тогда понимали, какая, зачем эта независимость — не с Украиной и не с Россией…

Нужно было сразу проводить второй референдум о вхождении в состав РФ. А мы не признали независимость этих республик и до сих пор ничего не делаем, чтобы они официально попросились к нам.

— Как получилось, так получилось. Эдуард Басурин сообщил, что среди украинских военных началась эпидемия туляремии — легкой формы чумы. Это может быть опасно для России?

— Любая эпидемия опасна. Туляремия особенно, поэтому нам обязательно нужно принимать запретительные меры, обращаться к международным организациям, предлагать помощь украинской стороне и совместную работу по прекращению распространения этой болезни. Нужны решительные меры — прежде всего, конечно, со стороны украинской власти.

— Способен ли Киев принимать такие решения?

— Украина сегодня — это несостоявшееся разваленное государство. Там нет государственности, непонятно, какие силы ей управляют, кто задает политические и социальные процессы, в том числе и в области здравоохранения. Нам нужно предлагать содействие, несмотря на политическое противостояние. Ведь есть еще и гуманитарная, человеческая сфера.

Нужно действовать. Необязательно работать через Киев, можно и через пограничные с нами области. Это общая проблема, поэтому надо выводить ее за скобки политики и военного конфликта; гуманитарные действия следует совершать совместно.

— Но даже украинский Красный крест с удовольствием берет деньги, не давая отчетов, куда они пошли. Вся помощь теряется там в карманах власть имущих.

— Эта ситуация тоже является болезнью. Политической и коррупционной болезнью. Нравственной болезнью.

популярный интернет

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Архив