Во-первых, давайте оттолкнёмся от истории. Почему греки не хотят, чтобы Македония называлась именно так? Они утверждают, что «никакой национальности македонцев нет, Македония — это часть Греции и это связано с именем Александра Македонского». И этот спор — кому всё же принадлежит Александр Македонский? — имеет давнюю историю. Греция использовала желание властей Македонии и оказываемое на неё давление, чтобы она вступила в НАТО. Поэтому нынешнее руководство решило пойти на такой шаг — провести референдум, как было с Черногорией по вопросу отделения от союзной республики Югославии м последующим бегством в НАТО и ЕС. Так же и нынешнее руководство Македонии желает этого. 
Леонид ИвашовЧего опасаются македонская политическая элита, другие сторонники НАТО? Например, того, что агрессивное албанское население и раньше не единожды провоцировало внутренний конфликт. Опасаются того, что теперь может произойти нечто похожее на Косово: разделение без того маленькой страны на отдельные микро-государства. Поэтому тут, с одной стороны, можно понять властвующую элиту и часть населения. Но, с другой стороны, нельзя сказать, что там есть такое рвение в НАТО, какое было в Черногории.

И встал вопрос, что важнее: или членство в ЕС и НАТО — или укоренившаяся в сознании македонцев национальная идентичность? Этому нужно и завидовать, и приветствовать: большинство македонцев за самостояние. Несмотря на попытки ликвидировать национальные оттенки, национальную идентичность в Европе и запустить (впрочем, этот процесс уже запущен) идентификацию всех национальностей в ЕС как «европейцев». Процесс шёл довольно успешно. Но сейчас мы видим, что большинство народов Европы, включая даже совсем европейских европейцев немцев, всё же возвращается к своим национальным корням. Вот это мы и наблюдаем в Македонии.

Также нужно поприветствовать греков, что они дерутся не за какие-то куски экономического пирога или за территории, а тоже отстаивают принадлежность Македонии так, как её понимают. Как элемент, причём красивый, греческой идентичности.

Что касается правового решения этого тупикового, казалось бы, вопроса. Вообще-то тупика здесь нет. Есть Конституция, есть Положение о референдуме, и если не пришло более половины населения на избирательные участки — значит, вопрос автоматически решается. Македония остаётся Македонией. Что и подтверждено ЦИК страны. Но история не кончилась. Дальше задействуют механизмы вступления в НАТО, окажут давление на Грецию и пр. Мы видели, как решался вопрос по Косову, как шёл раздел всей Югославии. ЕС и НАТО закрывают на правовые нюансы глаза. Кто там будет возиться с Македонией, разбираться? Признают результаты референдума в НАТО, в ЕС — и дальше уже пойдёт внутренний конфликт. Во что он выльется? Постараются, чтобы вооружённых противостояний не было. И думаю, что Македонию запихнут в НАТО.

В основном пришли голосовать за изменение названия Македония на Республика Северная Македония албанцы. Для них главное, чтобы Македония вступила в НАТО. Я полагаю, что так и будет, несмотря на отрицательный результат референдума.Там ведь есть такая хитрость, что референдум-то был назначен «консультативный», и теперь парламент Республики Македония может, игнорировав результаты референдума, это дело «протащить».

О кризисе в Сербии в связи с «релаксацией» косовского лидера Хашима Тачи в сербском анклаве. Опять же оттолкнёмся от американцев. В Косове стоит их самая крупная по численности военная база в Европе. Зачем они базу держат? Для поддержания, как они обосновывают, «мира и стабильности в Косове». Но весь опыт присутствия в регионе НАТОвского контингента, особенно американского после ввода туда сил KFOR, показывает, что это однобокая, односторонняя «демократия» и «поддержка стабильности и мира». Всё, что творят косовары и тогда и сегодня, прощается им и сходит с рук. Тот же Хашим Тачи и вообще Армия освобождения Косова первоначально и американцами, и европейцами была действительно причислена к террористическим организациям. Европейцы обвиняли албанцев в том, что через эту так называемую «армию освобождения» поступают и наркотики (и мы обсуждали с европейцами эту проблему) и оружие в Европу. Самое омерзительное — о торговле человеческими органами — уже немного позже выявляла Карла дель Понте, которая, несмотря на это, впоследствии осуждала сербов, включая Слободана Милошевича. Но всё это сходит косоварам с рук, потому что они выполняют американские планы. Хашим Тачи чуть ли не в розыск объявлялся Западом вначале. А потом стал союзником. Он к власти пришёл, подавляя соперников и даже «случайно» погибших своих бывших соратников. Но он надёжный инструмент американцев, прежде всего.

Когда начались бомбардировки Союзной республики Югославия (24 марта 1999 года), сербами был зафиксирован разговор Мадлен Олбрайт, госсекретаря США, с Хашимом Тачи, которая кричала на него: «Где ваше восстание, вы обещали поднять восстание» и т.д. Второй раз она его отчитывала, когда он проговорился, что «мы не принимаем варианта присутствия любых иностранных войск». Тогда мы пытались договориться с американцами (когда уже Черномырдин всё сдал), что там будут присутствовать по секторам наши и НАТОвские силы. И Тачи сказал, что «мы никаких сил не желаем». Мадлен Олбрайт отчитала его, он как мальчишка выслушивал и только повторял: «Госпожа Олбрайт, исправим, исправим». Это говорит о том, чей он ручной пёсик — маленький такой пёсик. И сегодня вряд ли он сам действует, он получает согласие с американской стороны, как и Порошенко на Украине и пр.

Как в этом случае вести себя России? Нужно быть осторожными. Россия правильно сделала, что не признала независимость Косова. Но вообще-то нужно раскручивать текст, который прописан в Конституции Республики Сербия: это исконные земли сербов. И бить Запад тем, чем постоянно бьют нас в отношении прав человека: соблюдением прав сербского населения, сохранением сербских святынь. И на этом направлении нужно играть. А господину Вучичу нужно предложить, имея в виду, что они свою армию, по сути дела, под нажимом американцев почти разоружили: «Давайте восстанавливать боеспособность, покупайте наше оружие, наши системы и укрепляйте свою независимость». И он должен дать гарантии, что Сербия будет союзницей России, что Сербия не пойдёт в НАТО, поскольку для России НАТО — это враждебный организм. А сейчас встречаться можно, оказывать политическую поддержку сербскому населению, сербской православной церкви, безусловно, нужно. Много можно делать и в гуманитарной и в экономической сфере.

А вмешиваться… Что мы, освобождать будем Косово для сербов? Этого не получится. Это столкновение с НАТО, с американцами, оно нам не нужно. как и сербам сегодня. Но сербам нужно опять же позавидовать в том, что они — и молодёжь даже — сербскую идентичность, свои духовные начала, свои традиционные начала хранят. В этом направлении нам нужно поддерживать сербов и учиться у них этому.

За идентичность тех же балканских славян столетиями сражались, безусловно, и они сами, и наши, между прочим, не только политики, военные, но и художники. Вспомним гениальное произведение Александра Сергеевича Пушкина «Песни западных славян». То есть это очень давняя история. Пока идентичность сохраняется, что очень важно для нас, если в общем посмотреть на мировое славянство. А что в перспективе? Вся наша совместная многосотлетняя борьба за православное славянство на Балканах уже проиграна — или битва в разгаре?

Начинается новый этап этой битвы. Олег Анатольевич Платонов организует и проводит Всеславянский собор. В каждом соборе я участвую и вижу, что приезжает интеллектуальная духовная элита славянских стран — причём не только с Балкан, а со всей Европы, со всего мира. Но проблема в том, что главам славянских государств рассылаются приглашения, но даже какой-то малозначащий официальный представитель не присутствует. Боятся и ждут: а как Россия* Если бы российский президент (ну, премьеру там лучше не присутствовать), хотя бы кто-то из значимых мужей присутствовал бы на славянском съезде — к этой проблематике изменилось бы отношение и в Македонии, и в самой Сербии.

Но здесь ещё присутствует и второй момент. Да, сербы подают пример стойкости в борьбе за свои духовные начала. Но у меня есть друг болгарин, — генерал, давний, ещё с советских времён друг. И когда я его «поздравил» с тем, что он стал НАТОвцем, когда Болгария вступила в альянс, он сказал такую фразу: «Леонид, запомни, все организации, в которые вступала Болгария, потом разваливались». И он говорил, что чем больше войдут туда славянских, православных государств, тем скорее НАТО рухнет. Этот фактор нужно иметь в виду, чтобы работать с теми народами, правители которых втащили их в НАТО, нужно такие программы запускать на государственном уровне.

Но сегодня не вопрос национальной идентичности и даже не национальные интересы доминируют в российской политике, в том числе и внешней — а интересы крупного капитала. Вот в чём, мне кажется, главная проблема. Но наступление русской идентичности, которое мы ощущаем в России, возрождение русской православной истории — идёт. И это процесс вряд ли уже остановим.
популярный интернет


Еще по теме

Комментарии:

Популярное Видео



Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Авиабилеты и Отели