В мае наш спецназ, а в июне 1999 года подразделения ВДВ в два этапа взяли под контроль аэродром «Слатина».

О деталях балканской операции «КП» рассказал экс-начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны РФ генерал-полковник Леонид ИВАШОВ.

Леонид ИвашовЮГОСЛАВИЮ — В ЛОСКУТЫ!

— Как начиналась война в Югославии в 1999-м?

— Министр обороны Игорь Сергеев спрашивал натовцев: вы готовите инфраструктуру для ударов? И генсек НАТО Солана, и главком силами НАТО в Европе генерал Кларк отмахивались: нам надо заставить Милошевича прекратить «геноцид албанцев» в Косово.

— Война была неизбежна?

— Французский генерал Пьер Галуа сказал: «Нас, четырех генералов от США, Германии, Франции и Британии, собрали и поставили задачу — нужно спланировать такие действия, чтобы Союзная Югославия была расчленена».

— Кто вел переговоры от России с США?

— По просьбе президента Билла Клинтона спецпредставителем Президента России по урегулированию косовской проблемы был назначен Виктор Черномырдин.

— В чем была суть американского плана?

— Ответственность за миротворческую операцию в Косово они возлагали на НАТО. Бомбардировки должны были прекратиться только после выполнения сербами всех требований альянса.

— Как шли переговоры?

— С американскими генералами мы в переговорах продвинулись далеко. Но потом Черномырдин задал Тэлботу, заместителю госсекретаря США, вопрос: «Мы наших военных будем слушать?» Тэлбот отрицательно покачал головой. И Черномырдин заявляет: Россия согласна с предложениями Тэлбота.

Прилетев в Белград, я поехал в наше посольство к военному атташе. Доложил министру обороны Сергееву. И попросил его, чтобы Ельцин дал указание Черномырдину. Приходит телеграмма от Ельцина:

«Добивайтесь прекращения бомбардировок».

БАТАЛЬОНЫ ПРОСЯТ БРОСКА

— Кто придумал бросок на Приштину?

— Лучшие умы Генштаба, мои коллеги по управлению и разведка. Там в итоге три наших батальона свои районы ответственности получили и предварительные распоряжения о подготовке к маршам. Десантники стали готовиться. Но МИД сомневался.

— Как пошла операция?

— Нашим самолетам с десантниками запретили пролет румыны и венгры. Тогда решили одним батальоном зайти. И он должен был идти на Косовску-Митровицу. Но потом батальон пришлось перенацеливать. Решили — 200 человек идут своим ходом в Приштину и берут аэродром «Слатина» под контроль. В Косово это единственный аэродром, принимающий военные самолеты. Там дислоцировался сербский авиаполк.

— Цель захвата «Слатины» — не допустить посадки натовских самолетов?

— Да. Мы берем аэродром — и они без нас никуда не денутся. И тогда уже начнем договариваться. Что и случилось. Но батальон действовал на территории, контролируемой натовской дивизией «Север».

— Что вы придумали?

— Наш комбриг информировал регулярно американского генерала, где что разминировано, какие мосты восстановлены. Распорядок дня американца изучили. И решили за 15 минут до его отдыха зайти и довести ему информацию. Что и сделали. Генерал даже крикнул нашему: «Помощь тебе не нужна? Нет? Тогда скажи дежурному, чтобы он записал». Дежурный записал, что завтра русский батальон пойдет в указанном направлении.

Мы уже шли шесть часов по территории Югославии, когда Тэлбот развернул самолет в Москву. Стал требовать разговора с нашим министром иностранных дел. Американцы все поняли. Нашей целью стало — сковать их пустыми переговорами. И не дать возможность натовцам быстрее нас взять «Слатину», куда выдвинулась уже британская бригада.

— Правда, что из-за нас вышла свара между американским и английским генералами?

— Первым командующим силами Кейфор был Майкл Джексон. Британский генерал. Ему Кларк, главком объединенными силами НАТО в Европе, позвонил и сказал: «Выдави русских! «Слатину» должны взять мы!» Но Джексон приказ не исполнил. Командование британской бригады вышло к нам на переговоры. На территории нашего батальона развернули командно-штабную машину. Пять офицеров — командир бригады, его заместители — обсуждали с британцами, как обеспечить взаимную безопасность. Англичане опасались и сербов, и нас, и албанцев. И поэтому британцы… попросились переночевать у нас.

Майкл Джексон оказался офицером чести. Он не допустил ни одного конфликта.

— Писали, что наш батальон под Приштиной чуть ли не голодал?

— Рядом с нами французы дислоцировались. Наши им помогли ставить буржуйки. И французы, и англичане записывалась в нашу баню! Да, наши ребята меняли свои сухпайки на натовские — два натовских на один наш.

Когда вошли в Приштину, поступила информация, что источники воды могут быть отравлены. А в Призрене стояли немцы. Немецкий генерал спрашивает: что вам нужно? Я говорю: можешь фуру воды нашему батальону подбросить? Немцы привезли столько воды — на полгода хватило бы…

— В чем было военно-политическое значение приштинского броска?

— Когда мы ввели батальон, весь мир увидел, что русские перестали повиноваться США.

БОМБЫ И МИР

— Что испытали, когда первые натовские бомбы в марте 1999-го начали падать на Югославию?

— В Минобороны разработали три плана действий. Первый жесткий — вплоть до разрыва отношений по военной линии. Со всеми странами НАТО — участниками бомбардировок. И помощь Югославии поставками оружия. Но прошляпили — республика под санкции попала. Другой вариант — выставить из России все натовские структуры, кроме военных атташе. Когда военные атташе заходили к нам в управление внешних сношений, там дежурный им говорил: «Ваша страна совершила акт фашистской агрессии против Союзной Республики Югославии, никем в Министерстве обороны вы приняты не будете».

— Средства ПВО мы все-таки поставили югославам?

— С ноября 1998-го по февраль 1999-го у нас было «окно». Я был на переговорах с министром обороны. Зашли к Слободану Милошевичу. И говорим: возьмите наше оружие в лизинг — наши системы С-300. И «Буки» хотели поставить. Но он говорит: у нас сейчас денег нет, пусть Россия даст по-дружески, потом рассчитаемся. Доложили Ельцину. Он не решался. А уже в феврале, когда переговорный процесс на сей счет с югославами пошел, санкции против них уже возобновились.

— Но югославы все-таки завалили F-16 из «Бука»?

— Они и F-111 завалили. Невидимку. Сбили немецкий «Торнадо». Канцлер Германии Шредер даже Ельцину жаловался. А югославы сшибали натовские самолеты из стареньких ЗРК С-125. Конечно, сербам надо было напористее с Ельциным договариваться. Но Россия была расколота, и Гайдар ездил уговаривать сербов, чтобы те вывесили белый флаг.

— Вы были подробно осведомлены о планах НАТО?

— Я знал о принятом решении о наземной операции. Знал и то, что, когда стали формировать группировку для этой операции, в НАТО не нашлось кандидатов идти в первом эшелоне. Американцы и англичане сразу побоку. И немцы ощетинились. За ними — и греки, и итальянцы… Венгров дожимали. Никто не хотел умирать.

— А как Китай себя повел? Натовцы же разбомбили китайское посольство в Белграде.

— Китайцы говорили, что в военном отношении югославам помочь пока не могут, но обеспечение для русских десантников — пожалуйста… Они на десятки миллионов долларов помогли.

Кстати, они сейчас и в Сирии это делают…

популярный интернет



comments powered by HyperComments

Еще по теме

Новые комментарии
Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели