«Батон» – такое неформальное название приклеилось в советском/российском ВМФ к АПЛ с крылатыми ракетами (ПЛАРК) проекта 949А «Антей». У лодок специфическая форма корпуса, по бортам – ангары для 12 габаритных ракет ПКР «Гранит». Чтобы вместить их, конструкторам пришлось увеличить ширину остова, который в сечении действительно напоминает батон за 13 копеек.

Сегодня эти атомные субмарины – единственные в мире, имеющие главным вооружением мощный ракетный противокорабельный комплекс большой дальности. Американские ПЛ типа «Лос-Анджелес», «Вирджиния», «Сивулф» и даже «Огайо», модернизированные под КРБД «Томагавк», несут ракеты, предназначенные для поражения наземных целей. Противокорабельный вариант этих КР американцы сняли с вооружения ввиду неэффективности против современных надводных кораблей вероятного противника (это, конечно же, Россия). Сравнивать их с аналогами невозможно: кораблей с таким целевым предназначением в мире просто нет. Однако по заявлениям замминистра обороны Юрия Борисова и данным из открытых источников известно, что ПЛАРК проекта 949А будут модернизированы до 949АМ с заменой основного РК «Гранит» на «Оникс» и «Калибр».

Ожидается, что это существенно повысит их боевые возможности, сделает более универсальными. Однако ПКР «Оникс», если судить по открытым данным, стреляет только на 300 километров – почти вдвое меньше, чем «Гранит». Это, безусловно, осложнит выход модернизированного «Антея» в позицию залпа (хотя такая дальность «Оникса» и оспаривается экспертами, доказывающими, что дистанция стрельбы может превышать 700 километров, будем опираться на официальные данные).

Модернизация дает существенный прирост боевой мощи легендарного «Антея

Интересно сопоставить «Антеи» в обоих вариантах по степени соответствия условиям современного боя, определить, насколько возрастут их возможности после модернизации. При этом методика анализа должна позволить включить эти субмарины в общий рейтинг боевого применения многоцелевых АПЛ разных стран. Поэтому сопоставление будем проводить, используя уже опробованную методику, с учетом особенностей предназначения «Антеев».

Рассмотрим эффективность действий версий «Антеев» в ограниченных военных конфликтах против слабого противника и в войнах с ВМФ высокоразвитых стран.

В локальной войне основными задачами могут быть уничтожение групп надводных кораблей, подводных лодок и нанесение ударов по наземным объектам противника. В масштабной главным станет уничтожение авианосных ударных и многоцелевых групп, для чего эти корабли, собственно, и создавались, а также нанесение ракетно-ядерных ударов по земле.

В обоих конфликтах субмарины будут бить корабли основных классов: крейсеры, эсминцы, фрегаты и, возможно, корветы. При этом целью становится не корабельная ударная (поисково-ударная) группа из двух – четырех кораблей, а более крупное соединение – десантный отряд или конвой из пяти – девяти ДК или транспортов с охранением из четырех – шести эсминцев или фрегатов.

Применительно к локальным войнам актуально рассмотреть возможности поражения трех – пяти КУГ (КПУГ) по три-четыре корабля в группе, всего 12–16 кораблей класса крейсер (старой постройки), эсминец, фрегат, корвет (что составляет основу надводных сил большинства современных государств).

С субмаринами противника «Антеи», вероятно, бороться не будут, однако придется преодолевать их противодействие, то есть обороняться от них. По этой причине основным критерием эффективности «Антея» в конкретной ситуации станет сохранение боеготовности в районе, где находится вражеская АПЛ. При этом противолодочные действия рассматриваются применительно к типовому району.

Оценку действенности поражения наземных целей обычным оружием рассмотрим, как и в предыдущих сопоставлениях, по степени эффективности применения КРБД большой дальности в обычном снаряжении. Предназначение «Антея» – поражение объектов, составляющих единую систему, значимую для данного оперативно важного района. То есть предстоит работать сразу по нескольким крупным целям типа аэродром.

Эффективность ядерных ударов по земле определяется сохранением боевой устойчивости ракетных ПЛ к началу применения РЯО, досягаемости назначенных целей и возможности их поражения по техническим характеристикам боекомплекта. Вероятность сохранения боеспособности подводной лодки (устойчивость) в описываемых условиях оценивается в 10–12 суток. В это время завершатся первые сражения оперативно-стратегических объединений противоборствующих группировок и для стороны, неспособной к дальнейшему сопротивлению силами общего назначения, станет очевидной необходимость ядерного удара. Досягаемость рассчитывается по доле необходимой зоны поражения на земле, в пределах которой цели можно уничтожить ракетами. Применительно к «Антеям», носителям тактического ЯО, это территории, входящие в океанский ТВД (ОТВД) или сопредельный континентальный ТВД (КТВД). Эффективность зависит от вероятности поражения точечной высокозащищенной цели одной ядерной боеголовкой.

«Антеи» как Атланты

ПЛ проекта 949А двухкорпусная, в носовой и средней части корабля между прочным и легким корпусами размещены 24 ПУ для ПКР 3М-45 комплекса «Гранит», по 12 ПУ побортно под углом 45 градусов к горизонту. Подводное водоизмещение корабля рекордное для многоцелевых субмарин – 19 400, надводное – 14 700 тонн. Уровень физических полей, прежде всего шумов, «Антея» ниже, чем у ПЛА проекта 671РТМК и других аналогичных, но превышает показатели многоцелевых субмарин третьего поколения. Это в значительной мере определяется неоптимальной с точки зрения снижения шумности формой ее корпуса и наличием двухвальной ЭУ. Рабочая и предельная глубина погружения соответствует АПЛ третьего поколения: 520 и 600 метров соответственно. Максимальная скорость в надводном положении – 15, в подводном – 32 узла. «Антей» имеет 6 ТА: два калибра 650 миллиметров и четыре – 533 миллиметра. Боекомплект – 24 единицы: 8 650-мм и 16 533-мм, в том числе противолодочные ракеты (ПЛУР) 83Р комплекса РПК-6 «Водопад» с дистанцией стрельбы около 50 километров. «Антей» может применять 533-мм двухцелевые телеуправляемые торпеды ТЭСТ-3, более старые СЭТ-65, противокорабельные 53-65 и 650-мм 65-76. Ракетное вооружение – 24 ПКР большой дальности 3М-45 комплекса «Гранит». Их максимальная дистанция стрельбы – около 550 километров (эффективная – 480–500). Этот комплекс на момент создания был наиболее передовым: конструкторы в полной мере реализовали принцип «выстрелил-забыл». Ракеты залпа самостоятельно связывались между собой, выстраивали боевой порядок по комплексу разведпризнаков, добытых бортовыми средствами, в частности радиолокационной ГСН большой дальности действия, определяли главную и наиболее опасную цели с последующим их распределением. По открытым данным, ракеты 3М-45 снабжены собственными активными средствами РЭБ, что в сочетании со сверхзвуковой скоростью полета, движением на малых и предельно малых высотах в районе цели в зоне наиболее плотной ПВО корабельного соединения противника обеспечивает им высокую вероятность поражения назначенных объектов. Боевая часть – около 750 килограммов – гарантирует потопление любого корабля основных классов и на длительное время вывод из строя авианосца США при попадании в него двух-трех ракет (для гарантированного потопления – пяти – семи).

Однако стартовая масса этих крупногабаритных ракет – более 7,5 тонны. При таких размерах в сочетании с неоптимальными для радиолокационной заметности формами 3М-45 обнаруживаются на высотном участке траектории на предельных дальностях действия корабельных РЛС.

В РК «Гранит» заложена возможность стрельбы по земле: дистанция поражения за счет траектории полета ракеты может достигать 700 километров. ГСН при благоприятных условиях наводится на радиолокационно контрастные объекты. Предусмотрена стрельба с использованием только инерциальной системы управления. Точность поражения объектов в этом случае характеризуется значительным среднеквадратичным отклонением, которое грубо оценивается в 600–700 метров.

Когда переход к применению ЯО исключен, все ПУ комплекса «Гранит» комплектуются ракетами с обычными БЧ. В угрожаемый период, по опыту СССР, до 25 процентов ПКР «Гранит» могут быть в ядерном варианте. Применительно к локальным войнам рассмотрим комплектование ПКР только в обычном оснащении, а к масштабным – с 18 обычными и шестью ядерными БЧ.

Вариант боекомплекта для ТА определяется возможностью обеспечить противолодочную оборону и применением субмарины для уничтожения надводных кораблей торпедами после израсходования ракет основного комплекса (например при развитии успеха и завершении разгрома корабельной группировки после удара ПКР «Гранит»). Вероятен такой вариант боекомплекта: четыре ПЛУР «Водопад 83Р», восемь ТЭСТ-3 и СЭТ-65, четыре самоходных имитатора ПЛ, восемь противокорабельных 65-76.

Гидроакустическое вооружение включает основной ГАК МГК-540 («Скат-3») со станцией с протяженной гидроакустической антенной, работающей в инфразвуковом диапазоне. БИУС – «Омнибус».

ПЛ проекта 949АМ по массе, габаритам, ЭУ и торпедному комплексу идентична предшественнице. Модернизация затронет в первую очередь ракетное оружие. На смену «Граниту» должны прийти «Оникс» и «Калибр». При этом в каждую гранитовскую ПУ будут вставлены три универсальные ПУ для «Оникса» и «Калибра». Таким образом, боекомплект возрастет до 72 ракет.

Замминистра обороны Юрий Борисов отметил, что будет модернизирован и заменен ряд корабельных систем (более подробных данных о приоритетах модернизации проекта 949А в открытой печати нет, поэтому далее перейдем в область предположений). Основные усилия скорее всего будут направлены на снижение шумности с доведением этого показателя как минимум до того, что имеет сегодня проект 971. Вероятно, будет усовершенствован или заменен более современным ГАК корабля. В боекомплект включат новейшие отечественные торпеды и более совершенные имитаторы субмарин. С телеуправляемой УГСТ (дальность хода – до 50 километров при маршевой скорости 35, а максимальной – 50 узлов, дистанции действия ГСН – до 2,5 километра) возможности борьбы с АПЛ противника приблизятся к тому, чем располагают ПЛА проекта 971.

С учетом высказанных соображений примем следующий вариант боекомплекта для ТА проекта 949АМ: четыре ПЛУР «Водопад 83Р», восемь УГСТ, ТЭСТ-3 и СЭТ-65, четыре самоходных имитатора подводной лодки, восемь противокорабельных 65-76. Ракетный арсенал: для локальных войн – 48 КР «Калибр-ПЛ» и 24 ПКР «Оникс», для масштабных конфликтов – 48 ПКР «Оникс» и 24 КР «Калибр», в том числе 18 в обычном снаряжении, шесть в ядерном.

Накрыть «Гранитом» или понежнее

Обратимся к распределению коэффициентов значимости задач ПЛ. В локальной войне против слабого противника для проекта 949А он таков: уничтожение групп надводных кораблей – 0,4, подводных лодок – 0,05, нанесение ударов по наземным объектам – 0,55. Для проекта 949АМ с учетом возросших возможностей поражения наземных объектов эти коэффициенты изменятся, приблизившись к показателям американских ПЛ: уничтожение групп надводных кораблей – 0,25, ПЛ – 0,05, удары по наземным объектам – 0,7.

«Батоны» с изюминкой

Уничтожение надводных кораблей флота слабого противника в локальных войнах будет вестись обеими подводными лодками. Как правило, это будут группы по три-четыре, редко пять-шесть кораблей, действующих одновременно или последовательно при решении частных задач, преимущественно в прибрежной зоне. Их ПВО обладает ограниченными возможностями поражения высокоскоростных ПКР. Ракетное оружие может применяться без входа в зону, где может быть даже малейшее противодействие нашим субмаринам. Таким образом, эффективность получается весьма высокой: для проекта 949А – 0,65–0,8 с расходом 50 процентов ПКР (остальные для удара по наземным целям) и 0,85–0,9 для проекта 949АМ с расходом 24 ПКР «Оникс».

В масштабной войне при ударе по десантному отряду или конвою с охранением из современных эсминцев и фрегатов субмарина проекта 949А может израсходовать весь боекомплект из 18 ПКР в обычном снаряжении, проекта 949АМ – 24 ПКР «Оникс». Дистанция стрельбы позволяет обеим ПЛ применить оружие без захода в зону эффективной ПЛО корабельного соединения. Однако следует ожидать противодействия зональных противолодочных сил, оперативного прикрытия этого корабельного соединения (в составе могут быть корабельные и авианосные ПУГ, подлодки и даже авианосные многоцелевые группы). С учетом их противодействия 949А может уничтожить из состава такой группы два-три корабля ядра и один-два корабля охранения. Эффективность – 0,3–0,4. Для 949АМ результат с расходом 48 ПКР «Оникс» может быть существенно лучше: до четырех – восьми кораблей ядра и трех-четырех кораблей охранения. Эффективность – 0,85–0,92.

В бою с авианосной группой обеим субмаринам придется преодолевать созданную вокруг соединения систему ПЛО. Средняя зона – до 100 миль (185 километров) от центра ордера главных сил, дальняя – до 250–300 миль (460–560 километров). Таким образом, дальность стрельбы ПКР обеих версий «Антеев» дает существенные шансы выйти в позицию залпа. Однако у более старого проекта 949А они выше, поскольку дистанция позволяет выстрелить на границе системы ПЛО АМГ. Противодействия следует ожидать только со стороны зональной ПЛО.

Иную картину может увидеть экипаж 949АМ: до выхода для залпа придется пройти 200–250 километров в дальней зоне ПЛО АМГ. Шансы модернизированного «Антея» выйти на выстрел заметно меньше, чем у оснащенного более дальнобойными ракетами предшественника. При этом, заметим, даже не имея возможности немедленно уничтожить нашу субмарину, но обнаружив ее вероятное нахождение, АМГ начнет маневрировать.

С учетом сказанного и в предположении, что обе ПЛ обеспечены целеуказанием, можно оценить эффективность разгрома АМГ. Для проекта 949А с расходом 18 ПКР «Гранит» она составляет 0,12–0,14. А для проекта 949АМ с расходом 48 ПКР «Оникс» (боевая часть в два с лишним раза меньше, чем у 3М-45) – 0,2–0,24 в зависимости от состава сил дальней зоны ПЛО АМГ и кораблей охранения авианосца.

В локальной войне обеим подводным лодкам могут противодействовать только ДЭПЛ относительно старых типов, прикрывающие побережье в пределах 100 миль. Возможностей уничтожить субмарину проекта 949А, тем более 949АМ, у такого противника нет. Поэтому эффективность решения этой задачи в локальных войнах можно оценить в 0,99.

В масштабной войне нашим ПЛ будут противостоять в основном «Лос-Анджелесы» (вероятность боевого столкновения с ними – 0,55), «Вирджинии» (0,4), английские и французские субмарины (0,05). Средняя вероятность сохранения боевой устойчивости проекта 949А в типовом районе поиска за трое суток оценивается в 0,25–0,3. Тот же показатель 949АМ с учетом высказанных предположений – 0,45–0,5.

Возможности поражения наземных объектов субмаринами – в пользу 949АМ. В локальной войне ударом 12 ПКР 3М-45 могут быть уничтожены два-три точечных объекта на глубине до 400 километров от побережья. Вероятность решения задачи – 0,15–0,2. Модернизированный «Антей» может использовать 48 КР «Калибр-ПЛ». Наличие такого БК делает предназначением этой ПЛ уничтожение группы объектов в оперативно важном районе или лишение противника определенных возможностей, например использования авиации после разрушения двух-трех аэродромов различной оперативной емкости. Модернизированный «Антей» способен уничтожить 15–20 точечных объектов на глубине до двух тысяч километров и более от побережья, что соответствует эффективности 0,5–0,65.

В масштабной войне эффективность разрушения наземных объектов ракетами в обычном снаряжении существенно меньше: для проекта 949А – 0,1–0,14. Сказывается ожидаемое противодействие современной ПВО, когда ракета достигает цели с вероятностью 0,3–0,6. А эффективность удара модернизированного «Антея» по крупному распределенному объекту типа аэродром 18 «Калибрами» при выборе оптимальной траектории оценивается в 0,4–0,5 (с учетом противодействия средств ПВО).

Ядерным оружием в масштабной войне 949А может ликвидировать два-три особо важных точечных защищенных объекта на глубине до 400 километров от побережья, что соответствует эффективности 0,2–0,3. 949АМ шестью ракетами «Калибр» с ЯБЧ уничтожит с учетом противодействия средств ПВО четыре-пять объектов на глубине до 2500 километров от побережья. Эффективность – 0,67–0,83.

Анализ позволяет вывести интегральный показатель соответствия кораблей. У проекта 949А применительно к локальной войне – 0,43, в масштабной – почти вдвое меньше – 0,21. У проекта 949АМ эти показатели – 0,67 и 0,59 соответственно. То есть по степени соответствия боевой эффективности корабля его предназначению проект 949АМ существенно превосходит предшественника: в локальных конфликтах – на 36 процентов, а в крупномасштабных – почти втрое – в 2,8 раза.

Таким образом, модернизация дала существенный прирост соответствия современным условиям боевого применения легендарного «Антея». Это произошло главным образом за счет универсализации ракетного вооружения, а также увеличения боекомплекта в три раза. Однако при этом прирост эффективности главной задачи «Антея» – разгром авианосных сил противника – оказался сравнительно скромным, непропорциональным увеличению числа ПКР. Это связано с тем, что «Оникс» имеет меньшую дальность стрельбы (по данным открытой печати): максимальная – 300, эффективная – в пределах 280 километров. Он почти сравнялся по этим показателями с новейшими модификациями ракет малой дальности «Гарпун» и Х-35 с их максимальной дистанцией стрельбы 260–280 километров. Очевидно, что для борьбы с авианосными соединениями это недопустимо мало. Кроме этого, существенно меньшая БЧ «Оникса» требует примерно в полтора раза больше попаданий для поражения авианосца, что заметно снижает боевую эффективность модернизированного «Антея». Правда, есть основания ожидать, что ракеты «Оникс» для «основного заказчика» имеют существенно большую дальность стрельбы, чем это декларируется.

популярный интернет


comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео



Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Авиабилеты и Отели
Новые комментарии