Кошмар пандемии коронавируса погружает планету в новую глобальную Великую депрессию. Она продолжится и после снятия карантина. Неизбежен долгий и кровавый передел мира, крах второй глобализации и образование «имперских блоков».

Константин Сивков

Мы входим в новую мировую войну, но не привычную – «горячую», а в гибридную, иррегулярную, череду спецопераций на подрыв противников изнутри, устройство революций и гражданских войн, учинение боевых действий во всяческих перифериях и «подбрюшьях». Обе афганские войны, чеченские кампании, Югославия, Вьетнам, Донбасс, Сирия, Ливия – вот лики грядущей мировой гекатомбы…

В таких конфликтах стратегический ракетно-ядерный потенциал мировых сверхдержав исполнит свою сдерживающую роль, но реального применения не найдет. В ход пойдут иные арсеналы и прежде всего «хирургическое», высокоточное оружие. И не только.

Какая мировая война нас ожидает?

Генералы готовятся к… чему?

В развитии систем вооружений армий практически всех государств специфика гибридных войн, а такой характер носят практически все военные конфликты современности, никак не отражается. Военная история XXI века – череда гибридных сражений и классической войной стал только блицкриг США в Ираке в 2003 году. Все остальные – столкновения иррегулярных формирований против регулярных войск или боевые действия враждующих парамилитарных формирований. При этом проводя специфические боевые действия против боевиков, регулярные войска зачастую перенимали их тактику и брали на вооружение системы и образцы оружия, что использовали незаконные вооруженные формирования (НВФ).

Учитывая, что для РФ главную угрозу представляет именно гибридная форма агрессии, разработка теории и практики ведения войн такого рода, на наш взгляд, более актуальна, нежели штудии по тематике классических кампаний. Важнейшей составной частью ее является обоснование облика системы вооружения иррегулярных формирований (ИФ).

“Для борьбы с иррегулярными формированиями следует изучить опыт борьбы советских спецслужб с бандформированиями”

Если проанализировать вектор развития систем вооружения армий развитых в военном отношении государств, то заметим: специфика гибридных войн никак не отражается в их арсеналах.

Некоторым исключением можно было бы посчитать американскую армию, где в 90-е годы ХХ века, когда США готовились к борьбе с иррегулярными формированиями или слабыми вооруженными силами стран, родилась идея легких бригад, оснащенных колесной бронетехникой «Страйкер» – от БТР для переброски личного состава до колесных танков, вооруженных 105-мм пушкой. Однако и эта попытка, как показали БД в Афганистане, оказалась не вполне удачной: слабо бронированные «Страйкеры» поражались огнем крупнокалиберных пулеметов.

Сейчас до военных доходит, что для гибридных войн нужны и особые системы вооружения. Тенденция эта проявляется в создании легких и быстроходных колесных машин с противопульным бронированием и сильной противоминной защитой, позволяющих разместить на борту различные системы стрелкового вооружения, а также ПТРК, безоткатные орудия, одиночные или небольшие пакеты пусковых устройств (ПУ) для неуправляемых реактивных снарядов (НУРС). Но зачастую этим в инициативном порядке заняты предприятия, выпускающие соответствующие образцы гражданской техники. Единой структуры в развитии систем вооружения для такого специфического вида вооруженной борьбы, даже для регулярных войск, пока не просматривается. Что касается производства оружия для иррегуляров, то нам неизвестно ни одного материала, где в целостном виде излагались хотя бы требования к нему.

Иррегуляры в обороне и наступлении

Опыт стран, ведущих гибридные войны или обороняющихся в них, показывает, что используются практически одинаковые иррегулярные формирования. Отличия лишь в долевом участии различных компонентов. Парамилитарные, партизанские формы борьбы применялись как для решения наступательных задач, так и для обороны. Соответственно по этому признаку ИФ разделим на основные функциональные элементы, отличающиеся целями применения и спецификой вооруженной борьбы.

Оборонительные иррегулярные формирования (ОИФ) и наступательные иррегулярные формирования (НИФ). Первые чаще всего создаются для решения задач на своей территории, вторые – за ее пределами.

Рати мировой иррегулярной войны

Обычно ОИФ решают задачи теробороны и противодействия иррегулярной иностранной агрессии, когда привлечение регулярных войск нецелесообразно по некоторым (прежде всего политическим) соображениям или невозможно в силу недостатка военнослужащих. В странах, подвергшихся гибридной агрессии, ОИФ привлекались для содействия государственным силовым структурам для нейтрализации массовых беспорядков, установления и поддержания особых правовых режимов, обеспечения военного или чрезвычайного положения на территории страны или в отдельных ее регионах, охраны общественного порядка, общественной безопасности и локализации районов техногенных катастроф.

При необходимости ничего не мешает привлекать их для борьбы с террористическими группировками, бандформированиями и другими парамилитарами противника. Делом ОИФ становятся охрана и оборона важных военных, государственных и хозяйственных объектов. Борьба с десантами и ДРГ сил специальных операций противника.

По сути дела ОИФ могут взять на себя решение основных задач территориальной обороны.

Самым показательным в применении НИФ является опыт США. В развязанных американцами гибридных войнах именно НИФ решали широчайший круг задач. Они служили и служат основным инструментом решения таких важных задач, как:

  • развертывание группировки иррегулярных формирований в заданном районе;
  • планирование и организация ведения боевых действий;
  • политико-дипломатическое оформление иррегулярной группировки сил;
  • поддержание контроля над группировкой, обеспечивающего надежное управление ею;
  • собственно ведение боевых действий для решения конкретных оперативных задач для достижения конечных политических целей.

Эта весьма щепетильная сфера всегда относилась к прерогативе спецслужб. Однако масштабы иррегулярной вооруженной борьбы в войнах последних десятилетий вывели такой вид вооруженного противоборства за пределы возможностей спецслужб.

Основу ОИФ обычно составляют коммерческие и некоммерческие высокопрофессиональные специализированные, патриотические и военно-патриотические объединения (например, негосударственные политизированные организации, работающие в интересах действующих властей). Грубо говоря, штурмовики, «эскадроны смерти» или титушки.

Рати мировой иррегулярной войны

Опыт предков показывает, что к ОИФ можно отнести и казачество – особый социальный слой в царской России. Казачьи станицы при необходимости были одним из важнейших резервов властей в подавлении революционных выступлений. В этом отношении казаки, населяющие станицы и не состоящие на действительной военной службе, выступали в роли современных ИФ, поддерживающих власть в критические моменты. То есть служили элементом ОИФ.

Что касается НИФ, их основа – специализированные неправительственные (коммерческие и некоммерческие) организации, подготовленные для действий за рубежом. При этом имеющие такую оргструктуру и сотрудников, которые позволяют эффективно формировать другие иррегулярные формирования, готовить для них личный состав, организовывать вооруженную борьбу и акции массового гражданского неповиновения за пределами страны-агрессора.

Анатомия армий «бармалеев»

Наступательные отряды боевиков могут быть сформированы и для обороны. Скажем, мы атакованы незаконными военными формированиями – орудиями гибридной агрессии Запада. Тогда и дома можно создать НИФ для активного противодействия, среди которых выделим две группы.

Первая представлена формированиями, укомплектованными в основном иностранными боевиками с большим боевым опытом и идейно сильно мотивированных. Вторая сформирована преимущественно из местных жителей, имеющих ограниченный боевой опыт или вообще без него.

Практика гибридных войн свидетельствует, что на первом этапе в структуре НВФ преобладали организации второго типа, тогда как далее преимущество переходило к отрядам профессионалов. Особенности этих организаций определяли специфику их заметно различающегося вооружения.

Тут весьма показателен опыт операций вооруженных формирований ИГ (запрещенного на территории РФ) и других подобных НВФ, действовавших и действующих в Сирии. Это конгломерат относительно независимых и небольших отрядов, в большинстве случаев каждый со специфической структурой. Техническое оснащение и вооружение банд весьма разнообразные.

Далее, управляемость этими отрядами органами командования значительно ниже, чем в регулярных войсках. Командир такого отряда, получив приказ, не всегда был способен воспринять его правильно и вполне мог отказаться от выполнения, если считал боевую задачу некорректной.

Кроме того, тактическая подготовка комсостава таких формирований вполне отвечала требованиям ведения автономных действий партизанского характера, но ее уровень не позволял организовать и поддерживать взаимодействие с большим количеством других разнородных ИФ в сложных формах вооруженной борьбы.

Обладая высокой степенью автономности, такие отряды способны в отрыве от основных сил вести достаточно продолжительные боевые действия, используя собственные и местные ресурсы, трофейное вооружение и боеприпасы. Соответственно каждое такое формирование имеет склады вооружения и боепитания, провизии, ГСМ и других материальных средств, порой в автофургонах или автоцистернах.

Тяжелое вооружение и боевую технику, особенно бронетанковую, банды «бармалеев» практически не использовали, несмотря на то, что на складах иракской армии и в Сирии их захвачено немало. Слишком велика зависимость от централизованного снабжения, требуются много подготовленных кадров, запчастей и комплектующих агрегатов.

Иррегулярам нелегко поддерживать сложную технику в исправном состоянии. К тому же большая часть трофеев оказывалась неисправной или получила такие повреждения в боях, что стала небоеспособной. Да и опыта применения тяжелого вооружения у командного состава НВФ попросту не хватает.

Состав арсеналов ИФ определяется еще и организацией их боевого и материально-технического обеспечения. Без всестороннего оперативного, боевого и тылового снабжения банд, добробатов и ЧВК со стороны государств, заинтересованных в их существовании и активной деятельности, невозможно сколь-нибудь долгое ведение серьезных боевых действий. При этом все виды обеспечения ИФ имеют специфику, существенно отличающуюся от таковых применительно к регулярным войскам. То же самое можно сказать и об организации и управлении иррегулярными формированиями.

Это означает, что ИФ должны в полном объеме иметь систему всестороннего обеспечения и управления, включающую все основные компоненты, характерные для регулярных войск: системы разведки и наблюдения, управления и связи, тылового обеспечения. Особенно важны подсистемы технического, медицинского, финансового обеспечения, подготовки кадров и отчасти продовольственного снабжения. Следует подчеркнуть особое значение подсистем разведки/наблюдения и подготовки кадров.

Космическая разведка на службе боевиков

Опыт последних лет свидетельствует, что государства снабжают разведсведениями нужные им ИФ (начало такой практике положили Соединенные Штаты в 80-е, подпитывавшие афганских душманов данными спутникового шпионажа, предназначенными изначально для армий Америки и НАТО. Что, надо сказать, резко повысило результативность душманских нападений на советские войска. – Прим. ред.).

Такая поддержка иррегуляров значительно повышает эффективность их действий, позволяя даже малыми силами достигать значимого оперативного результата. Не меньшее значение имеет и подготовка боевиков, особенно в звене полевого командного состава. Чем выше уровень подготовки командиров, тем лучше воюют и выживают эти наемно-партизанско-добровольческие отряды и чем выше политическая ангажированность в среднем и высшем звеньях комсостава, тем легче удерживать контроль над иррегулярными формированиями. Ведь они состоят не из призывных солдат, а из добровольцев или из циничных наемников.

Воины против солдат

Уже накопленный опыт действий ИФ позволяет выделить особенности организации системы управления ими. Органы управления стратегического уровня ИФ (если они имеются) определяют стратегию в общем виде: ставят задачи на относительно длинный промежуток времени и выделяют примерный состав привлекаемых сил/средств на их решение. Основной функцией «иррегулярных генштабов» становится снабжение ИФ материальными и иными ресурсами, полученными от внутренних и внешних источников.

«Штабисты» оперативного звена (зон и районов) намечают конкретные оперативные задачи и распределяют силы для их решения. Они же организуют МТО подготовки отдельных формирований к ведению боевых действий. Вопросы оперативного и боевого обеспечения, организации взаимодействия и другие, входящие в понятие подготовки операций и боевых действий, определяются в общем виде, детализация остается на командирах тактического звена.

Полноценного и детального планирования операций и БД командование иррегулярными вооруженными формированиями не ведет. Контроль за ходом боевых действий и корректировка оперативных и стратегических задач осуществляются по мере изменения обстановки, успешного решения поставленных задач или явной неудачи.

Решающее значение для вооружений парамилитаров имеют особенности их военного искусства. В основе тактики ИВФ, как правило, лежат внезапные действия небольших по численности отрядов и групп: быстрое поражение противника, нападение из засады, захват (возможно, временный) отдельных административных центров. Тут же расширение зон влияния и пополнения отрядов личным составом, вооружением, боевой техникой и боеприпасами. Большое внимание уделяется внезапности, инициативе, маневру силами и средствами, самостоятельности отдельных войсковых формирований.

При организации наступательных операций особое внимание уделяется выбору места, момента и направления удара. Исключительное значение в ИФ придается скрытному маневру силами и средствами. Почему? За счет него можно даже при общем неблагоприятном раскладе создать в назначенном районе локальное превосходство в силах над регулярными войсками противника.

Наступательные действия иррегулярных воинов, как правило, носят скоротечный характер. Если не удается быстро достичь поставленной цели, боевики начинают отход по заранее подготовленным маршрутам. Причем под прикрытием минных заграждений, минометов и специальных групп прикрытия.

Оборонительные действия для отрядов иррегуляров практически всегда бывают вынужденными и ведутся для удержания баз и базовых районов, обеспечения вывода главных сил из-под удара «кулаков» регулярных армий. Наиболее масштабные оборонительные бои идут ради удержания населенных пунктов и районов, имеющих большое политическое или экономическое значение. Таким примером могут служить длительные и ожесточенные боевые действия сирийской армии с поддержкой группировки ВКС РФ при освобождении крупных городов, подконтрольных боевикам.

Особое внимание при ведении боев в горах боевики уделяют обороне перевалов, проходов, ущелий и господствующих высот. Как правило, это прерогатива сил ИФ, постоянно базирующихся в этом районе. Если объект не является важным, то сражения могут вести ради нанесения противнику максимальных потерь. В этом случае после выполнения огневых задач или при подавляющем превосходстве неприятеля боевики-добровольцы (как и наемники) отходят с заранее подготовленных позиций под прикрытием огня. Если иррегуляров окружили, они стараются уйти с позиции, просачиваясь через боевые порядки противника. В этом случае вероятно нанесение огневого удара вышедших боевиков в тыл наступающим войскам.

Решающую роль для иррегулярных отрядов имеют разведка и наблюдение. Основа партизанской разведки – сеть осведомителей из местного населения. При этом иррегуляры могут получать данные от высокотехнологических систем и средств разведки кураторов и иных внешних источников.

Мы провели первичный анализ особенностей состава, структуры и тактики боевых действий ИФ. Именно он дает основу для выработки требований к облику их систем вооружения и создания оружия для борьбы с боевиками.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews