К концу минувшего года главные противники сирийской государственности перестали существовать как организованная сила. Формирования запрещенного у нас ИГ разгромлены. «Умеренная» оппозиция по большей части сложила оружие. С момента вступления России в конфликт война прошла три этапа.

Константин СивковПервый, начавшийся 30 сентября 2015 года, можно рассматривать как стабилизационный. Наступление ИГ было остановлено. Важная особенность этапа – окончательное политическое оформление коалиций «оборонцев» и «агрессоров» («Тише, кураторы»). Противники Сирии фактически раскололись на две фракции – светскую и радикальную исламскую. Последняя, в которой главной ударной силой выступили ИГ и «Джебхат-ан-Нусра» (также запрещенная в РФ), поддерживаемые монархиями Персидского залива, нанесла серьезное поражение Сирийской свободной армии, курируемой Западом во главе с США. Турция работала на два фронта: взаимодействуя с США в антиигиловской коалиции, она поддерживала контакты с руководством ИГ и других радикальных организаций, создавая благоприятные условия для транзита боевиков и оружия через свою границу и не брезгуя закупкой у террористов нефти по демпинговым ценам.

Стабилизация

Москва и Дамаск применяли все самые современные виды обычных вооружений, также поддерживая военной техникой союзников – добровольцев из Корпуса стражей исламской революции и «Хезболлы». Вашингтон с партнерами, не имея правовых оснований действовать регулярными войсками против сирийской армии, ограничился ударами по объектам ИГ – фактически тактического союзника по борьбе с законным правительством Сирии. В таком же положении находились Турция, Саудовская Аравия и Катар, которые не могли открыто вмешаться в войну и вынуждены были довольствоваться материальной поддержкой курируемых ими бандформирований. Последние при превосходстве в численности личного состава значительно уступали «проасадовской» коалиции в военно-техническом обеспечении.

Роль США свелась к наблюдению за развитием мирного процесса

Основным содержанием этапа стали наступательные и контрнаступательные операции сирийской армии при поддержке российских ВКС с целью остановить распространение влияния ИГ и других террористических организаций. Объекты военной инфраструктуры боевиков и запасы материально-технических средств последовательно уничтожались.

Наиболее ярким событием этого периода стало контрнаступление сирийской армии 7–12 октября 2015 года. Цель операции – прорвать оборону и, двигаясь в северном направлении, выйти к турецко-сирийской границе, отрезать формирования противника от тыловых баз и окружить в районе Идлиба основную группировку войск «умеренных исламистов» из состава «Джебхат ан-Нусры». Основу сил сухопутной группировки составил 4-й штурмовой корпус правительственной армии. Первые сутки операции ознаменовались беспрецедентными темпами наступления – группировка, действовавшая в направлении Эль-Латамана, преодолела 70 километров. Были освобождены крупные населенные пункты Мааркаба и Атшан, заняты несколько ключевых высот. Тогда же около 50 километров прошла группировка, наступавшая к востоку от крепости Калаат эль-Мадик. Правительственные войска освободили город Кфар-Набуда, заняли стратегически важные высоты Телль эль-Сахр и Телль-Осман. Коалиционные ВС действовали строго по военной науке, что в решающей мере предопределило успех. Прорыв обороны террористов осуществлялся при четком взаимодействии наступающих войск и артиллерии, использовавшей способ огневого вала, что позволило подавить сопротивление и свести потери до минимума. Однако полностью достичь целей операции не удалось – противник, оправившись от первых ударов, частично восстановил оперативное управление и предпринял контрнаступление в других местах для отвлечения правительственных войск и переключения усилий российской авиационной группировки с направления главного удара. С 12 октября российские самолеты нанесли удары по объектам южнее Дамаска. Правительственные войска провели перегруппировку и начали ограниченные наступательные действия в районе столицы Сирии. Несколько снизилась активность российских ВКС. Операция была свернута, но политической цели достигла – угрозу падения законного правительства Сирии удалось устранить.

Особенностью этапа следует считать открытие для мира боевых возможностей российских Вооруженных Сил и оружия. Неожиданным для всех стал удар 26 ракетами «Калибр-НК», произведенный кораблями Каспийской флотилии. Сам факт применения Россией такого оружия вызвал шок – ни одна страна, кроме США, ничего подобного даже не имела. Мир поразили продемонстрированные тактико-технические характеристики – «Томагавки» не показывают такой дальности и точности. Стало понятно, что даже малые ракетные корабли в России могут иметь стратегическое значение, располагая соответствующим комплексом вооружения. Ранее подобные средства применялись только с крейсеров и эсминцев УРО ВМС США. Полной неожиданностью стали и СВП-22-24, обеспечивающие высокоточное применение бомб свободного падения с самолетов Ту-22М3 и Су-24М. В целом российская группировка ВКС продемонстрировала исключительную эффективность.

Первый этап войны в Сирии с участием России завершился с нанесением ИГ и другим организациям радикальных исламистов такого урона, который лишил их способности к крупномасштабным наступательным действиям, и созданием условий для перехода в первое крупное наступление в направлении Алеппо. Но до полного разгрома джихадистов было далеко. К концу ноября западным кураторам стало ясно, что силами только иррегулярных формирований задачу свержения Асада решить невозможно. Поэтому была предпринята провокация с целью оправдать военное вмешательство. 24 ноября турецким истребителем в воздушном пространстве Сирии был сбит наш бомбардировщик Су-24М. Однако Россия не дала повода для перерастания инцидента в конфликт, что привело к большим имиджевым потерям Анкары и в определенной мере осложнило ее отношения с Вашингтоном, который не оказал сателлиту даже морально-политической поддержки (вряд ли Турция пошла на такой шаг без консультаций со старшим партнером по коалиции).

Перелом

Отсчет второго этапа следует вести с 2016 года. В числе наиболее значимых событий – начавшийся в Сирии мирный процесс, попытки оформления политической субъектности курдских регионов и признаки постепенного разрушения обеих антисирийских коалиций. К этому привело осознание ключевыми иностранными игроками того факта, что после вмешательства России решить задачу отрешения Асада военным путем не получится. Для США это означало, что Сирия не станет плацдармом их влияния на Ближнем и Среднем Востоке. Турция вынужденно смирилась, что идея возрождения Османской империи откладывается, причем на достаточно длительный срок, если не навсегда – сохранить бы свою целостность. Саудовская Аравия и Катар распрощались с мыслью о халифате «от Бискайского залива до Китая».

Вашингтон в итоге поставил на курдов, которые своим стремлением к независимости раздражали и Сирию, и Турцию. Последняя, столкнувшись с перспективой получить на границах вооруженную автономию, не подчиняющуюся Дамаску, была вынуждена переориентироваться на снятие этой угрозы как более серьезной. Саудиты озаботились явным усилением влияния в регионе их главного врага – Ирана. Катару, не имеющему сколь-нибудь значимых вооруженных сил, требовалось сберечь подконтрольные исламистские организации. Это оказалось чрезвычайно сложной задачей, так как ИГ, главный инструмент Дохи, настолько подмочило репутацию, что стало основным официальным врагом всех игроков на сирийском пространстве.

Такая смена приоритетов привела к резкому усилению противоречий как внутри обеих антиасадовских коалиций, так и между ними. Провалившаяся попытка военного переворота в Турции, за которой торчали американские уши, обострила отношения между Анкарой и Вашингтоном до критического уровня – США даже эвакуировали в Германию ядерное оружие с авиабазы «Инджирлик». А самолеты ФРГ были оттуда выдворены, когда Меркель осудила предпринимаемые Эрдоганом меры по выявлению и наказанию организаторов мятежа, сопричастных и сочувствующих ему. Поддержка Владимиром Путиным действий турецкого руководства по подавлению военного мятежа резко изменила внешнеполитический вектор Анкары. Саудовская Аравия и Катар, поняв, что США неспособны обеспечить их интересы в Сирии и даже на Ближнем Востоке, начали искать сближения с Россией, хотя и достаточно скрытно. Важным событием стало анонсированное в марте Демократическим союзом создание федеративного региона в Сирийском Курдистане. Это вызвало бурные протесты и угрозы со стороны Турции.

Существенно сократились масштабы вооруженного противостояния. К августу к мирному процессу присоединились 310 населенных пунктов, что позволило высвободить значительные силы сирийской армии для действий против ИГ, «Джебхат-ан-Нусры» и других группировок.

Основным военно-стратегическим содержанием второго этапа можно считать Алеппскую и Пальмирскую наступательные операции правительственной армии, действовавшей при поддержке российских ВКС и во взаимодействии с иранскими добровольцами и бойцами «Хезболлы», а также осуществленный турецкой армией и отрядами частично восстановившей свой потенциал Сирийской свободной армии «Щит Ефрата» по взятию Джераблуса, Аазаза, Эль-Баба и Манбиджа. Все эти операции прошли успешно с достижением, пусть и не сразу, поставленных военно-стратегических целей. Временный успех радикалов на пальмирском направлении был ликвидирован в относительно короткие сроки. Древний город освободили вновь, на этот раз окончательно.

Ключевое значение имела Алеппская операция, в результате которой нанесен наиболее тяжелый удар по ИГ. Помимо того, что этот крупнейший город Сирии является ключевым военно-стратегическим узлом, он считается второй столицей, его потеря означала еще и морально-психологическое поражение радикалов.

Отметим и такое событие, имевшее историческое значение: после того как Анкара и ее союзники понесли тяжелые потери в боях за Эль-Баб, турецкое военное руководство обратилось к российскому командованию с просьбой об огневой поддержке. И она была оказана: российские ВКС нанесли серию ударов по позициям террористов. Это позволило турецкой армии быстро занять город. До этого совместные действия российских и турецких войск против общего врага имели место во времена Ушакова – объединенный флот империй действовал против республиканской Франции.

Второй этап войны с участием России вполне справедливо именовать переломным, его завершение совпадает с освобождением Алеппо.

Разгром

Третий этап, окончившийся заявлением нашего президента о разгроме ИГ в Сирии, логично назвать завершающим. Его продолжительность – весь 2017 год. Военно-политическим содержанием этапа стал окончательный распад антисирийской коалиции. При этом один из важнейших ее членов – Турция фактически перешла на сторону союзников Сирии, вступив в альянс, определяющий ныне мирный процесс в этой стране. При этом Анкара пошла на широкое сотрудничество с Россией в военно-технической сфере, заявив о намерении купить ЗРК С-400 («Сателлиты» и «Фавориты»). Основу турецкой ПВО составляют музейные раритеты – ЗРК «Найк-Геркулес» начала 60-х. Понятно стремление усилиться за счет современных систем, но это можно было сделать и в НАТО. Закупая С-400, Турция соглашается быть технически зависимой от России в такой важнейшей сфере, как ПВО. Это очень важный поворот с долгосрочными последствиями. Саудовская Аравия вошла в состояние холодной войны с Катаром, инициировав его изоляцию в арабском мире. При этом и Эр-Рияд, и Доха резко переместили внешнеполитический вектор в сторону Москвы. Возникший на завершающем этапе войны в Сирии астанинский формат переговоров по сирийскому урегулированию оттеснил на второй план ранее начатый женевский. Роль США свелась к наблюдению за развитием мирного процесса. Отказ поддержать итоги проведенного Эрбилем референдума о независимости («Черные дыры Белого дома») значительно ослабил американское влияние на курдов, мало изменив отношения Вашингтона и Анкары. Ставка на суверенизацию Сирийского Курдистана не улучшила положение США на сирийском театре, одновременно ухудшив отношения с Турцией. В итоге Соединенные Штаты, отбросив приличия, перешли к открытой подготовке новой армии для войны против законного правительства в Дамаске. Поскольку значительную часть этих формирований составляют курдские отряды, резко негативная реакция Турции не заставила себя ждать.

Военно-стратегическое содержание этапа – локальные операции и боевые действия по разгрому оставшихся оперативных группировок ИГ и других террористических организаций. Следует выделить операции по деблокаде Дейр-эз-Зора и последующему разгрому прижатых к Евфрату двух группировок ИГ, а также по взятию Ракки (неформальной столицы ИГ) контролируемыми США вооруженными формированиями «умеренной» оппозиции. Турция, поначалу намеревавшаяся участвовать в этой операции, затем отказалась, не желая оказаться в одной команде с курдами. Судорожные попытки США удержаться в сирийском пространстве скорее всего закончатся ничем – для этого нет социально-политической базы.

популярный интернет


comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Авиабилеты и Отели
Новые комментарии