Константин СивковМушкетные войны на островах Новой Зеландии, шедшие с 1807 по 1845 год, не представляют особого интереса для историков. А большинство вообще ничего об этом не знают. Между тем эти войны оставили кровавый след в судьбе маори. Враждебность и настороженность в отношениях между ветвями единого народа не преодолены до сих пор. Дело в том, что вооруженные столкновения отличались невероятной жестокостью, порой приводили к полному уничтожению отдельных племен. Определение мушкетные дали англичане – в стычках широко использовались гладкоствольные кремневые ружья. Конечно, они были не самыми лучшими из арсенала британской военной промышленности того времени. Аборигенам продавали так называемые торговые ружья, выполненные из низкосортной стали с большими допусками, прицельная дальность – всего около 40 метров (у пистолета Макарова – 50). Тем не менее для маори это было «супероружие». Особенно эффективным оно становилось, когда другая сторона его не имела.

Хорошее отношение к людоедам

Эпизодом мушкетных войн было вторжение в 1835 году двух племен маори – Нгати Мутунга и Нгати Тама – на острова архипелага Чатем, где проживал народ мориори, известный своей миролюбивостью. Все проблемы он решал путем переговоров и нахождения согласия, устраивавшего обе стороны. В большинстве случаев был готов идти на уступки ради сохранения мира. Численность мориори на момент вторжения оценивается в несколько тысяч. В первом десанте маори было около ста человек – больше не мог принять английский бриг, капитан которого согласился за приличную плату перебросить «войска агрессора» через пролив. Они, пусть и ценой потерь, могли быть уничтожены, ведь мориори значительно превосходили пришельцев количественно. Однако вожди решили начать переговоры. Итогом стало последовательное истребление всех мориори по частям. Нападая на отдельные поселки, десант планомерно уничтожал коренных жителей. Вскоре к нему пришло подкрепление – по проторенному пути через пролив на лодках переправились другие члены племен. В итоге народ мориори был большей частью уничтожен и съеден (маори были каннибалами), а оставшиеся обращены в рабство столь ужасное, что, по мнению британских офицеров, наблюдавших все это, смерть стала бы лучшим исходом для побежденных. Это один из самых страшных геноцидов в истории – народ-жертву не просто уничтожили с особой жестокостью, но и съели. И самый яркий пример того, что происходит с народом, принявшим идеологию пацифизма в ее рафинированном виде за основу внешней и оборонной политики.

Угрозой уничтожения американской элиты Россия предотвращает ядерную войну, тем самым спасая народ США от чудовищных жертв

Другим, пусть не столь жутким примером, к чему приводит стремление любой ценой избежать войны, служит Мюнхенский сговор. Советские и часть иностранных историков вполне справедливо полагают, что в 1938 году Великобритания и Франция рассчитывали таким образом направить гитлеровскую Германию на восток, против СССР. Это так. Но и пацифистские мотивы были весьма существенными. Ведь не зря политику, частью которой был этот сговор, до сих пор называют умиротворением агрессора. А тогда Уинстон Черчилль бросил знаменитую фразу: «Тот, кто между позором и войной выберет позор, получит и позор, и войну». Исчерпывающая характеристика поступка Чемберлена, инициировавшего подготовку этого договора и считавшего его своим великим достижением (вспомним взмах руки с договором и слова, сказанные журналистам и встречавшим лорда на аэродроме: «Я привез мир»).

Оба примера демонстрируют простую истину: стремление к миру любой ценой путем уступок и умиротворения агрессора лишь провоцирует его на войну. Между тем движение пацифистов достаточно активно и масштабно. Существо их идеологии сводится к сопротивлению любым формам военного насилия ради их полного искоренения из жизни человечества. Пацифисты осуждают всякую войну, в том числе справедливую и национально-освободительную, отрицая саму возможность ведения боевых действий. Старейшины истребленных островитян и Чемберлен выступали как пацифисты. Если насчет последнего еще можно сомневаться, ведь Великобритания при нем вооружалась, причем весьма интенсивно, то в среде мориори имело место рафинированное применение пацифистской идеологии. Что в результате? В обоих случаях пацифисты спровоцировали кровопролитнейшие войны (Вторая мировая в этом отношении вне конкуренции, а потери мориори в процентном отношении многократно больше, чем у жертв любой другой агрессии).

А что могло бы произойти, займи лидеры позицию жесткого силового отпора притязаниям? В случае с Третьим рейхом можно однозначно предполагать, что не будь Мюнхенского сговора, Вторая мировая могла и не состояться или стать менее кровопролитной, поскольку агрессор был бы разбит значительно быстрее. Ведь к 1938 году вермахт уступал вооруженным силам коалиции Франции и Великобритании, не говоря уже о возможном присоединении к ним Чехословакии и Польши. В истории с мориори очевидно, что если бы вожди решились дать отпор, то несмотря на военно-техническое превосходство противника и его более высокую выучку, первый эшелон десанта маори был бы разгромлен просто в силу многократного численного превосходства коренных жителей. Кстати, их молодежь, как пишут историки, рвалась в бой и была готова уничтожить кучку агрессоров. Но вожди, одержимые пацифизмом, парализовали эту инициативу. Конечно, потери мориори были бы существенно больше, чем у агрессора. Однако после уничтожения десанта на вторую попытку маори вряд ли решились бы, если учесть необходимость преодоления значительных (для племен) водных пространств. В итоге масштабная война, приведшая к гибели народа, была бы предотвращена.

Констатируем: в обоих примерах пацифизм, отказывающий народам в праве вооруженного отпора агрессии, вел к развязыванию войн. Иными словами, выступал своим антиподом – инструментом идеологического разоружения потенциальной жертвы, способствуя развязыванию войн в большей мере, чем самый оголтелый милитаризм. Это ложный пацифизм, если понимать под таковым не общественно-политическое течение, а саму цель – предотвращение войн.

Добро с ядерными кулаками

А теперь посмотрим, как удавалось предотвращать войны даже в условиях, когда имели место все предпосылки вооруженного конфликта. Наиболее яркие примеры – в нашей истории. Вспомним ситуацию, сложившуюся к началу 50-х. Прогремела фултонская речь Черчилля. Создано НАТО. США имеют более 300 единиц ядерного оружия и средства его доставки до территории СССР. Разработан план «Дропшот» по уничтожению большинства крупных городов нашей страны. Суммарная экономическая мощь США и их союзников намного превышает советскую. Противоречия антагонистического характера между СССР и Западом превзошли критический уровень. Что же остановило агрессию? Наши бронекулаки, насчитывавшие более десяти тысяч танков, развернутые в странах Восточной Европы, надежная система ПВО, созданная в кратчайшие сроки, ядерное оружие – пусть в очень ограниченных количествах и без средств доставки к целям за океаном. Западным элитам стало понятно, что атомная бомбардировка СССР нанесет нашей стране огромный урон, но он не будет смертельным – ПВО уничтожит от 50 до 70 процентов атакующих носителей ядерного оружия. А далее скажут свое слово советские танки и пехота, которые, по оценкам специалистов НАТО, уже через пару месяцев могли бы оказаться на берегах Ла-Манша и Бискайского залива, выйти к Средиземному морю в Италии.

Свежий и очень яркий пример дает Северная Корея, особенно на фоне Югославии, Ирака, Ливии. Как только у КНДР появились средства доставки ядерного оружия до Американского континента, на полуострове сразу же пошел мирный процесс, а Ким Чен Ын из «плохого парня» и «человека-ракеты» превратился в достойного политического лидера, с которым не зазорно встретиться президенту США. Тотчас прекратились всякие учения у границ Северной Кореи и иные провокации. А вот Ливия свернула свой ядерный проект. Не имели ядерного оружия Ирак и Югославия. Их не съели физически, но то же самое сделали политически. Югославия прекратила существование. Ирак с Ливией не могут считаться полноценными суверенными государствами. Жертвы народов в этих странах превысили миллион жизней.

В реальности войны предотвращаются не благими пожеланиями и пустым морализаторством, не теоретизированием на тему «как хорошо бы мы жили без оружия и войн», а созданием такого противовеса, который остановит агрессора на стадии замысла. Именно эта позиция и есть истинно пацифистская. Она реально предотвращает войны. В таком понимании настоящими, истинными пацифистами следует считать не Боба Марли, Джона Леннона, Альфреда Нобеля или нашего Льва Толстого с его непротивлением злу насилием, а советское руководство, Ким Чен Ына и других людей, отстаивающих право народов на адекватную защиту от притязаний агрессора.

Говорить о ядерном разоружении может только ложный пацифист. Стоит напомнить, что именно паритет между СССР и США не позволил развязать третью мировую. Именно огромное количество ядерного оружия в арсеналах СССР и США сделало любую крупномасштабную войну бессмысленной. Всю вторую половину XX века шли локальные вооруженные конфликты и не более. Жертвы были значительны, но не сравнимы с потерей 100–150 миллионов жизней в результате третьей мировой войны даже без применения ЯО.

Лжепацифистам удалось добиться радикального сокращения ядерных арсеналов. В итоге третья мировая снова имеет смысл. Ядерная зима человечеству не грозит, значит, можно попытаться победить, особенно если ставки достаточно велики. Именно к ядерной войне готовятся США, создавая систему ПРО, отказываясь от Договора РСМД и развязывая гонку стратегических вооружений (выход из СНВ-3 состоится, как только созреют условия). Поэтому в нынешних обстоятельствах позиция истинного пацифиста в том, чтобы снова сделать ядерную войну бессмысленной. Добиться этого можно созданием оружия, способного гарантированно уничтожить главного претендента на победу в такой войне – США. Именно уничтожить, а не нанести неприемлемый ущерб (который варьируется в зависимости от действующей американской администрации и обстоятельств). С созданием торпеды «Посейдон» и ракеты «Сармат» с моноблочной боевой частью наше руководство получает именно такое оружие. Это истинно пацифистский подход. Кстати, такое оружие спасает жизни народов всех стран, которые могли бы стать театром третьей мировой, в том числе и в западном мире. Угрозой уничтожения американской элиты Россия предотвращает ядерную войну, тем самым уберегая народ США от чудовищных жертв, которые неизбежны в случае даже ограниченного ответного удара.
популярный интернет