23 и 31 января в России прошли несанкционированные митинги протеста против задержания прибывшего из Германии после излечения от «отравления» оппозиционера Навального. Казалось бы, рядовое событие – арест оппозиционера. Таких происходит по России множество. Вспомним того же Платошкина.

Подобное не должно было вызвать сколько-нибудь серьезного резонанса в обществе за исключением небольшой ряби в либеральных СМИ. Тем не менее последствия были очень масштабные и весьма показательные, свидетельствующие о наличии в обществе серьезных проблем, которые уже в ближайшем будущем могут быть чреваты масштабными социальными потрясениями.

Прежде всего на себя обращает внимание сам факт возврата г-на Навального в Россию. Совершенно очевидно было, что его должны арестовать. То есть Навальный уже заранее планировался своими зарубежными кураторами на роль эдакой сакральной жертвы, из которой потом должен получиться новый «вождь революции». Поэтому и отправка его из Германии, и въезд в Россию были обставлены на самом высоком уровне и освещены в ведущих мировых СМИ – «вождь протеста» прибыл в Россию из Германии. Не хватало разве что броневика, чтобы с него он обратился к народу.

В качестве другого интересного момента можно выделить размах и массовость несанкционированных массовых акций, а также возраст их участников. Охват митингами более чем 110 городов России от Владивостока до Калининграда вне зависимости от числа участников уже сам по себе свидетельствует о наличии разветвленной и работоспособной организации, а также о поддержке этих действий на достаточно высоком уровне, причем именно в России. В Москве, Санкт-Петербурге, других крупных городах митинги оказались весьма многочисленными. Цифры организаторов и МВД различаются в разы, но оба источника признают, что это были многотысячные протестные акции. Учитывая, что они не санкционированы, а значит, сопряжены со значительными рисками для их участников, это свидетельствует о наличии социально значимого протестного потенциала в стране, который уже начал созревать к переходу к практическим действиям.

Весьма тревожно выглядит и возрастной состав участников. Судя по информации, циркулирующей в Интернете, в возрасте от 18 до 24 лет было 33 процента от общего числа участников, 25–35 лет – 42,5 процента и 36–46 – 12 процентов. Если это так, то основная масса протестующих – три четверти – представлена самыми активными возрастными слоями населения. При этом несовершеннолетних на митингах, по этим же данным, было всего 1,5 процента. Средний возраст участников несанкционированных митингов оценивается в 28 лет. В подобных официальных мероприятиях, организуемых системными партиями, участвует преимущественно старшее поколение. На эти же пошла молодежь, заведомо зная о неизбежности столкновения с полицией. При этом надо учитывать, что диапазон 18–24 года – потенциальные призывники в ВС РФ и Росгвардию. А сочувствующих им в молодежной среде, но не решившихся пойти сегодня на прямое столкновение с властями – в несколько раз больше. Есть ли гарантия, что оказавшись в рядах армии и Росгвардии, эти ребята в острой обстановке выполнят приказы?

Власть обеспокоена

О серьезности положения в стране, проявившейся в этих митингах, свидетельствует и реакция официальных российских СМИ. Обсуждение этих событий идет до сих пор, причем самым активным образом. Если проанализировать, на чем делается акцент участниками обсуждений, то можно выделить несколько четко прослеживающихся линий.

Первая – несовершеннолетних организаторы подталкивают к нарушению закона. Ну если внимательно посмотреть официальные видео с мест событий, то можно увидеть, что детей и подростков там крайне мало: цифра 1,5 процента, наверное, близка к истине. В основном же молодежь вполне дееспособных возрастов. В сетях ТикТок и других циркулировала информация о готовящихся протестах. Однако все-таки людей, понимающих политические коллизии страны, среди несовершеннолетних очень немного, а еще меньше тех, кто готов идти «сражаться на баррикадах». По этим причинам акцентирование на привлечении детей к несанкционированным митингам нельзя признать удачным ходом со стороны властей, поскольку тем самым демонстрируется начало политизации населения уже в подростковом возрасте, а это свидетельствует о том, что в обществе крайне недовольны складывающейся в стране ситуацией.

“Противоречие между нищетой значительной части населения страны и показной роскошью элиты является важнейшим детонатором гражданского противостояния в России”

Вторая линия – иностранные спецслужбы играют большую роль в дестабилизации ситуации в нашей стране через своих агентов влияния среди населения, подразумевая, очевидно, что без этого протестов не было бы или они оказались незначительными.

Третья – утверждение, что люди пришли протестовать только ради освобождения Навального и их протест вызван его арестом. Тем самым сама власть невольно формирует из этой, в общем-то, посредственной фигуры образ «вождя революции». При этом акцент на наличие его сподвижников, выступивших главными организаторами этой акции, формирует представление о существующей за Навальным мощной революционной организации. В таком случае у любого рядового гражданина России может возникнуть вопрос: а где наши спецслужбы? Они так успешно раскрывают подпольные террористические организации, выявляют и захватывают ячейки террористов. А тут открыто работающих против власти и страны людей – целую революционную организацию вскрыть и обезвредить своевременно не могут. Закрадывается вопрос: а может, не хотят?

С этой же линией связана и четвертая – Навальный получил реальный срок за то, что не соблюдал правила пребывания на условном сроке наказания. То есть его арест абсолютно законен с точки зрения УК РФ за предыдущие сугубо экономические преступления. Причем указывается, что он имел два условных срока. Но совершенно замалчивается, что он должен был получить реальные сроки за организацию несанкционированных массовых протестных акций много ранее. Естественно, возникает вопрос к властям: почему в отношении этого фигуранта такая предельно мягкая политика? А может, он кому-то во властной элите очень нужен?

Таким образом, информационная политика в официальных СМИ объективно формирует представление, что Навальный и его сподвижники в России и за рубежом являются главным дестабилизирующим фактором в нашей стране. При этом складывается впечатление, что и сами власти в этом убеждены. Однако тогда у мало-мальски думающей части населения возникают неудобные вопросы, на которые внятного ответа у власти не находится. Справедливости ради надо отметить, что такое же мнение относительно роли революционной организации присутствует в среде политической оппозиции и активной протестной части российского народа.

Революцию готовит элита

Между тем, как показывает анализ истории, это совсем не так. Если говорить о роли революционной организации, то надо признать, что политические партии могут оказать лишь крайне ограниченное влияние на возникновение революционной ситуации. Для этого у них просто нет достаточного ресурса. А вот элиты, обладающие огромным материальными и информационными возможностями, своими действиями создать такую ситуацию могут вполне, если не обладают достаточным интеллектом и государственным мышлением. В частности, партия большевиков в Российской империи практически никак не могла повлиять на формирование революционной ситуации в стране в силу своей слабости, а только грамотно ее использовала. В этом смысле принцип «революцию готовит власть, а революционеры готовятся к революции», несмотря на свою парадоксальность, абсолютно точен. Элита готовит революцию в стране, обостряя имеющие противоречия и создавая новые, доводя социально-политические противоречия до антагонистического состояния, когда в рамках существующего строя и социально-политической системы они быть разрешены уже не могут. При этом своими действиями власть демонстрирует, что она не собирается разрешать эти противоречия в интересах народа, пытаясь это делать за его счет в своих интересах, или вообще уходит от разрешения этих противоречий, консервируя их.

В этом же ключе можно сказать и о значении иностранных государств, в частности иностранных спецслужб, в деле дестабилизации ситуации в нашей стране. Естественно, спецслужбы враждебных государств всегда ведут подрывную работу на территории своих противников. Это норма межгосударственной борьбы. Однако чисто физически охват населения и элит этими спецслужбами ничтожно мал, чтобы оказывать сколько-нибудь заметное влияние на общество. Значимым это влияние может стать в том случае, когда в элите сформировалась достаточно мощная антиправительственная оппозиция, которая уже взяв курс на смену власти, начинает искать иностранную политическую поддержку на случай своего выступления. Так что не иностранные спецслужбы формируют революционную силу. Она сама формируется из-за внутренних причин в государстве. И лишь сформировавшись, становится интересна для иностранных спецслужб, да и то лишь если ее цели отвечают их интересам, но не наоборот. То есть источником революционной силы всегда является внутренняя социально-политическая ситуация в стране, которую определяет именно власть и только она. А иностранные спецслужбы пользуются ситуацией. Правда, иногда весьма масштабно. Примером может служить «арабская весна».

Из сказанного вытекает, что главным источником социально-политической нестабильности является элита. Поэтому искать причины проблем, заставляющих людей выходить на улицу, надо в действиях элитарных слоев общества. Вполне естественно, что элита многолика, разделена на множество групп влияния, преследующих свои интересы, которые могут совпадать с интересами государства и общества, а могут и не совпадать.

Та часть элиты, которая связана с государством, когда ее благополучие определяется положением в иерархии государственной власти, ориентируется на сохранение существующего статус-кво и поэтому стремится обеспечить социально-политическую стабильность в стране. Хотя при этом в силу ограниченности политического маневра, недостаточного интеллекта, а часто и простой жадности, пытаясь разрешать неизбежные проблемы в обществе за счет основной части народа, объективно порождает социально-политические противоречия, усугубляет имеющиеся, формируя тенденции, ведущие к социальному взрыву.

Элитарные слои, которые не вполне довольны своим положением в обществе и претендуют на повышение своего статуса и влияния, особенно из числа тех, кто ранее был отодвинут от власти более успешными конкурентами, стремятся изменить ситуацию и целенаправленно действуют в направлении ее дестабилизации. Как правило, такие слои ищут иностранную поддержку как на этапе борьбы за власть, так и после ее захвата для укрепления своего положения в стране и получения международного признания. Ближайший пример – Украина. Поэтому в своем большинстве эта часть элиты бывает тесно связана с иностранными государствами и их спецслужбами. Среди них есть идейные борцы, однако большинство представлено группами, преследующими сугубо личные интересы. Вот эти слои российской элиты, судя по крайне мягкой реакции на откровенно экстремистские действия Навального и его команды, и составляют то сообщество, которое целенаправленно формирует в России революционную ситуацию. Для них Навальный важный «полевой командир», а его организация – значимый компонент их политической борьбы в «уличном формате». Однако только на текущем этапе борьбы. В случае успеха его быстро отодвинут. Если же в силу тех или иных обстоятельств он будет нейтрализован, то его заменят другой фигурой, а самого представят «мучеником режима» – жертвой, которая необходима для сакрализации борьбы и будущей власти, как это уже произошло с Немцовым (правда, не очень успешно – ожидаемого общественного резонанса не получилось). Именно эта группировка и является главным источником угроз социально-политической безопасности России. Понимают ли это люди, облеченные властью, из спецслужб России и правоохранительных органов? Уверен, что да. Однако деструктивная часть российской элиты слишком тесно переплетена с той, которая старается сохранить стабильность. Они взаимозависимы и взаимопроникают друг в друга, обе в той или иной мере контролируя ключевые сферы жизни общества. В частности, прозападная либеральная элитарная группировка в основном контролирует экономику России. А ее конкуренты – силовиков и информационную сферу. При этом этот контроль не является безраздельным – влияние конкурентов весьма сильное.

Именно по этой причине навальные сотоварищи длительное время оставались неуязвимыми, несмотря на все их художества как в области экономических преступлений, так и в сфере политики. «Отравление» Навального, отправка его в Германию и последующий арест с назначением реального срока по возвращении в Россию – всего лишь комплекс мероприятий, направленный на формирование из него образа «вождя революции». И судя по бурной реакции международного сообщества и отечественных СМИ на его заключение, заинтересованные силы в России и за рубежом торопятся с этим. Ведь в российском обществе объективно уже давно сложились глубокие и острые противоречия, носящие антагонистический характер.

Глубокие противоречия

Об этом свидетельствуют не только события 23 и 31 января 2021 года, но и масштабные протесты 2020-го. Никакие политические партии и движения вывести на улицы городов население, если оно удовлетворено своей жизнью, не могут. Именно наличие глубоких и критически острых противоречий заставляет людей искать правду в ходе протестов на улицах городов.

В духовной сфере важнейшим из них является противоречие между патриотической направленностью информационной политики, формированием у населения образа героя, патриота-жертвенника, идеи противостояния внешнему противнику (Западу), оборонческой психологии с одной стороны, и космополитизмом, откровенно антигосударственной деятельностью «хозяев жизни» – с другой. При этом стремление властей продемонстрировать борьбу с этими группировками имеет обратный эффект – масштабы раскрытого воровства совершенно не соответствуют ничтожности наказания, демонстрируя имитационный характер такой борьбы.

Захват доминирующего влияния в государственной власти, особенно на федеральном и региональном уровнях, и в экономике относительно небольшого числа (в сравнении с населением России) тесно связанных кланов практически уничтожил для большинства молодых граждан России надежду занять высокое положение в российском истеблишменте, что порождает в обществе ощущение несправедливости государственного устройства в целом, стремление его изменить.

Гарантированное занятие высокого положения в сочетании с безнаказанностью уничтожает стимулы к самосовершенствованию у «элитарной молодежи». Это приводит к противоречию между превосходящим элиту интеллектуальным потенциалом развитой части населения страны и ее социальным положением.

Серьезное противоречие лежит между признанием властью губительности для страны реформ 90-х годов, предельно несправедливой и откровенно бандитской приватизации той поры и их нежеланием не только привлечь к ответственности организаторов того погрома, но и подготовкой новых волн приватизации, проводимых вопреки законам рыночной экономики в интересах узкого круга элитарных кланов.

То есть в духовном отношении общественное устройство воспринимается как предельно несправедливое, где властные элиты откровенно и открыто пренебрегают интересами абсолютного большинства жителей страны. Это чрезвычайно опасная ситуация, поскольку, как показывает опыт «арабской весны», именно духовная несправедливость толкает «интеллектуальный пролетариат» на массовые протесты.

В экономической сфере основное противоречие лежит между бедными и богатыми. Разрыв в оплате труда рядовых сотрудников и топ-менеджеров – от нескольких сотен до тысячи и более раз. Сегодня свыше 22 миллионов граждан России живут ниже прожиточного минимума. Противоречие между нищетой значительной части населения страны и показной роскошью элиты является важнейшим детонатором гражданского противостояния в России.

Эти противоречия носят антагонистический характер, и Россия нуждается в масштабных социальных преобразованиях, затрагивающих сами основы жизни государства и общества. Судя по мнениям авторитетных экспертов и взглядов, циркулирующих в Иинтернет-пространстве, эти преобразования должны быть направлены на реставрацию важнейших элементов социализма на новой социальной технологической основе. Хочется надеяться, что эти преобразования будут совершены властью, как говорится, сверху, поскольку иначе нас может постигнуть национальная катастрофа, когда такая попытка будет предпринята снизу. События 23 и 31 января этого года, а также протесты прошлого свидетельствуют, что народ созревает для такого варианта развития ситуации. И когда он созреет, будет совершенно безразлично, кто именно станет детонатором социального взрыва.

В заключение можно констатировать – протест вызван самими условиями жизни в стране, которые значительную часть населения не устраивают. Поэтому достаточно простого призыва в социальных сетях, чтобы народ вышел на улицу. А Навальный – просто повод это сделать.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews