В результате успешного завершения Пражской операции была разгромлена последняя крупная группировка вермахта и завершено освобождение Чехословакии. Взяты в плен 858 тысяч немецких солдат и офицеров, в том числе 60 генералов. Захвачено большое количество вооружения и боевой техники.

Части Красной армии в начале мая 1945 года завершали уничтожение противника в Берлине. Группировки вермахта на территории Западной Европы и Италии начали сдаваться в плен американским и английским войскам. Германское командование стремилось удержать районы Центральной и Западной Чехословакии, сохранить там остатки войск, выиграть время и с подходом западных армий капитулировать перед ними.

В районе Праги группировка, включающая остатки ГА «Центр» и часть сил ГА «Юг», под командованием генерала Шернера пыталась продолжать сопротивление, дожидаясь благоприятных условий для прорыва в западном направлении. Шернер думал превратить Прагу во «второй Берлин». 5 мая в городе вспыхнуло восстание. Гитлеровцы пытались его подавить. На стороне восставших действовали части РОА. Однако поняв, что англичане или американцы не собираются брать Прагу, покинули город, двинувшись в западном направлении.

Для разгрома этой группировки и освобождения чешской столицы были направлены силы 1 и 4-го Украинских фронтов, а также часть сил 2-го Украинского фронта. Всего в Пражской наступательной операции приняли участие с советской стороны более двух миллионов человек, имевших на вооружении 30 500 орудий, около трех тысяч самолетов и до двух тысяч танков. Противостоящие им войска Шернера насчитывали 900 тысяч человек. Немецкая группировка располагала 9700 орудиями, более чем 2200 танками и САУ, примерно 1000 самолетов.

“ Американские войска отказывались принять капитуляцию немецких групп, помогая огнем своей артиллерии добить их ”
В соответствии с замыслом Ставки ВГК к проведению Пражской наступательной операции привлекались 1, 4 и 2-й Украинские фронты. К тому времени их соединения вышли севернее Дрездена, западнее Остравы, юго-западнее Брно и охватили немецкую группировку в Южной Саксонии и Чехословакии с севера, востока и юга. Силы наступавших включали 153 стрелковые дивизии и семь бригад, 24 500 орудий и минометов, более 2100 танков и САУ, свыше 4000 боевых самолетов.

Планировалось ударить на Прагу по сходящимся направлениям войсками 1 и 2-го Украинских фронтов, окружить группировку врага, совместно с войсками 4-го Украинского фронта рассечь ее и не допустить бегства гитлеровцев на запад. Но 5 мая в Праге началось восстание, и наступать пришлось раньше намеченного срока.

Командующий войсками 1-го Украинского фронта Маршал Советского Союза Конев решил нанести главный удар силами 13, 3-й гвардейской, 5-й гвардейской армий, двух танковых армий (3 и 4-я гвардейские), двух танковых и кавалерийского корпусов, шести авиакорпусов, пяти артдивизий прорыва. В итоге задействовалась 21 стрелковая дивизия, 5680 орудий и минометов, 1040 танков и САУ, 1900 самолетов. Также намечались удары северо-западнее Герлица, чтобы рассечь группировки врага (28 и 52-я армии и механизированный корпус); с юго-востока для обхода Дрездена (2-я армия Войска польского).

В главную ударную группировку, наступавшую из района Брно навстречу 1-му Украинскому фронту, вошли 53, 7 и 9-я гвардейские, 46-я армии, 6-я гвардейская танковая армия и 1-я гвардейская конно-механизированная группа. На направление другого удара – на Оломоуц выделялась 40-я армия.

Навстречу с севера и северо-востока выступали 60 и 38-я армии 4-го Украинского фронта.

Наступление 1-го Украинского фронта началось 6 мая, на сутки раньше намеченного. После короткой артподготовки в атаку пошли дивизии 13 и 3-й гвардейской армий, за ними выдвинулись танкисты 4 и 3-й гвардейских ТА. Прорвав главную полосу обороны немцев, они обогнали стрелковые части и к исходу дня углубились на 23 километра.

В ночь на 7 мая после 30-минутной артподготовки пошли в наступление соединения 5-й гвардейской армии. Они быстро сломили сопротивление танковой дивизии «Герман Геринг», 20-й танковой и 2-й моторизованной дивизий. В тот же день начали боевые действия армии центра и левого крыла фронта, ширина полосы активных действий увеличилась до 430 километров.

Несмотря на упорное сопротивление немцев, 8 мая 4 и 3-я гвардейские танковые армии прошли через Рудные горы, а 5-я гвардейская армия овладела Дрезденом.

Соединения 7-й гвардейской армии 7 мая закончили перегруппировку и после 30-минутного артобстрела прорвали оборону противника. 8 мая успешно действовали 53, 1-я румынская, 9-я гвардейская и 46-я армии, преодолевшие от 30 до 40 километров.

С 6 по 8 мая армии трех фронтов прорвали вражескую оборону на всю оперативную глубину и подошли к Праге на 60–150 километров. Окружение главных сил противника было предрешено.

В 4 часа утра 9 мая 10-й гвардейский танковый корпус 4-й гвардейской ТА первым вступил в Прагу. Вскоре танкистов поддержали передовые части 13 и 3-й гвардейской армий. К 10 часам столица Чехословакии была очищена от оккупантов.

В итоге пятидневной операции группировка Шернера была полностью разгромлена и прекратила сопротивление. Потери с обеих сторон были значительными: у Красной армии – 11 265 человек убитыми и пропавшими без вести, у вермахта – более 40 тысяч. Бои с разрозненными группами немцев, порой весьма многочисленными, продолжались еще около двух суток. Американские войска, как правило, отказывались принять капитуляцию таких групп, помогая огнем своей артиллерии добить их. Таким образом, для Красной армии Великая Отечественная война закончилась только 11 мая.

Использованы материалы книг «Великая война и несостоявшийся мир» В. В. Похлебкина, «Сухопутная армия Германии 1933–1945» генерал-квартирмейстера штаба ОКВ В. Мюллера-Гиллебранда, 12-томника «История Второй мировой войны 1939–1945» под редакцией Маршала Советского Союза А. А. Гречко, «Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, военных действиях и конфликтах».

Распыление вермахта

Боевые действия по разгрому основных сил вермахта в Польше и Силезии советское командование, оценив сложившуюся ситуацию в стратегическом и политическом аспектах, приняло решение начать зимой 1945 года. На достижение основных стратегических целей отводилось четыре – шесть месяцев. Основанием для этого было превосходство наших войск не только в количественном отношении, но и в выучке личного состава, его боевом духе, качестве боевой техники, объемах заготовленных боеприпасов и иных видов материально-технического обеспечения.

Немецкие потери в результате наступления советских войск в Польше и Силезии были огромны: только убитых и пропавших без вести – более 500 тысяч человек. Трофеи Красной армии – около 1000 самолетов, 1500 танков и САУ, свыше 11 500 орудий и минометов различного калибра. Потери наших войск также были значительными, но существенно меньше немецких – около 130 тысяч человек убитых и пропавших без вести.

К концу 1944 года советско-германский фронт стабилизировался. Его конфигурация определялась реками – Неманом, Наревой и Вислой. Немцы отошли за эти водные препятствия, рассчитывая отсидеться за ними до весны 1945-го, а то и до осени в надежде, что к этому времени удастся найти общий язык с западными союзниками (эмиссары Гиммлера вели активную работу с представителями спецслужб Великобритании и США, в частности с ЦРУ) и нарушить единство антигитлеровской коалиции по линии Восток – Запад.

В начале 1945 года Германия располагала на Восточном фронте 185 дивизиями и 21 бригадой из имевшихся в вермахте 313 дивизий. Таким образом, против СССР было сосредоточено более 61 процента гитлеровских войск. При этом чисто немецких было 170 дивизий и 20 бригад, остальные (15 дивизий и 1 бригада) – венгерские.

Вермахт был основательно потрепан. Ветеранов, начинавших войну в Европе и СССР в 1940–1943-м, в строю почти не осталось. Германская армия была укомплектована по большей части новобранцами последних призывов 1944 года, часто юнцами и стариками, ранее имевшими отсрочки по состоянию здоровья. Уровень их боевой подготовки был низким. Тем не менее гитлеровское командование рассчитывало задержать Красную армию на этом рубеже на достаточно длительное время. К началу 1945-го немцам удалось создать глубокоэшелонированную систему обороны. Она охватывала пространство от Восточной Пруссии до Карпат и включала шесть-семь рубежей общей глубиной до 600 километров. Система строилась около четырех лет, в основе лежали мощные фортификационные сооружения. Первая и основная полоса обороны проходила по правому берегу реки Вислы. Последняя – шестая – располагалась уже за Одером.

Южнее Карпат и на Балканах немцы создали группировку около 250 тысяч человек в надежде, что Карпатские горы и Трансильванские Альпы послужат им естественным оборонительным рубежом.

“6 января Сталин получил письмо Черчилля с отчаянной просьбой ускорить наступление, чтобы спасти англо-американские войска в Арденнах от полного разгрома”

Для наступления на польском направлении Ставка ВГК смогла выделить только пять фронтов: 1, 2 и 3-й Белорусские, 1 и 4-й Украинские. 1 и 2-й Прибалтийские фронты окружили Курляндскую группировку (фашистские бонзы пытались бежать на «Вильгельме Густлове», но были потоплены подводной лодкой С-13 под командованием Александра Маринеско). 2 и 3-й Украинские фронты находились на Балканах, блокируя группировку немцев и их венгерских союзников.

Начало операции определялось возможностями тыла обеспечить в полном объеме потребности войск на период масштабного наступления, а также погодными условиями. В планах Ставки значилось 21–23 января 1945 года. Однако 6 января Сталин получил от Черчилля письмо с отчаянной просьбой ускорить наступление Красной армии, чтобы спасти от полного разгрома англо-американские войска в Арденнах. В этой связи начало было перенесено на 12–13 января, почти на 10 дней раньше назначенного срока.

Построение советских войск на западном стратегическом направлении было следующим: в северной части Польши находился 3-й Белорусский фронт под командованием генерала армии Черняховского. Южнее, до устья Нарева занимал позиции 2-й Белорусский фронт под командованием маршала Рокоссовского. Далее в полосе 270 километров до Юзефова действовал 1-й Белорусский фронт под командованием маршала Жукова, а вплоть до Карпат занимали полосы в 240 и 200 километров войска 1 и 4-го Украинских фронтов под командованием маршала Конева и генерала армии Петрова. Замыслом Ставки предусматривалось, чтобы фронты действовали парами в тесном оперативном взаимодействии. Тем самым предполагалось добиться распыления сил противника и сосредоточения наиболее мощных группировок войск на особо важных направлениях. Особое значение придавалось наступлению на восточно-прусском направлении. Здесь была сосредоточена крупная группировка немецких войск, которую следовало изолировать, так как она могла создать угрозу нашим фронтам в ходе дальнейшего продвижения на Берлин.

На направлениях главных ударов была создана исключительно высокая плотность артиллерии и боевой техники – более 200 стволов и 50 танков на километр фронта. Тем не менее с началом наступления бои приняли затяжной характер: нашим войскам надо было преодолевать оборудованную капитальными фортификационными сооружениями глубокоэшелонированную оборону. Огромную помощь нашим войскам оказывала авиация, которая только за первые несколько дней выполнила около 3500 самолетовылетов. Отличились наши тяжелые бомбардировщики Пе-8. Они сокрушали вражеские укрепления, применяя бомбы особо большой мощности ФАБ-5000. Несмотря на отчаянное сопротивление гитлеровцев, наши войска уже к 18 января смогли занять ключевые города северной Польши – Цеханув и Нове-Място, а 19-го – Млаву. Оборона противника была прорвана, открылась возможность развертывать наступление на Кенигсберг и Мариенбург. Чтобы не допустить отхода уцелевших войск восточно-прусской группировки на запад, 2-й Белорусский фронт двинулся частью сил на север – на Эльбинг, тогда как остальные наступали в направлении залива Фриш-Гаф. К 26 января советские войска вышли к морю, отрезав группировку в Восточной Пруссии от основных сил.

Между тем 3-й Белорусский фронт, развивая наступление на Кенигсберг, 22 января взял Инстербург и, прорвав тремя днями позже оборону немцев в районе севернее реки Прегель, вышел 26 января к внешней оборонительной полосе Кенигсберга.

Пытаясь разомкнуть кольцо, войска восточно-прусской группировки контратаковали в полосе 2-го Белорусского фронта и даже сумели продвинуться почти на 20 километров в западном направлении. Однако брошенные против них танковый корпус и несколько стрелковых соединений остановили противника. Понеся тяжелые потери, он отошел на исходные рубежи.

Наступление 3-го Белорусского фронта успешно развивалось. Захватив Земландский полуостров, наши войска обошли Кенигсберг с севера и северо-запада, окружив противника в районе Кенигсберга. Таким образом, к концу января 1945 года крупная группировка вермахта в северной Польше и Восточной Пруссии прекратила существование как ударная сила. Она была рассечена на три анклава, неспособных к масштабным наступательным действиям: четыре дивизии были прижаты к морю на Земландском полуострове, другие пять сидели окруженные в Кенигсберге и еще 20 находились в «котле» юго-западнее столицы Восточной Пруссии. Помешать нашему наступлению на Берлин с этого плацдарма было уже некому.

В статье использованы материалы книг «Великая война и несостоявшийся мир» В. В. Похлебкина, «Сухопутная армия Германии 1933–1945» генерал-квартирмейстера штаба ОКВ В. Мюллера-Гиллебранда, 12-томника «История Второй мировой войны 1939–1945» под редакцией Маршала Советского Союза А. А. Гречко, «Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, военных действиях и конфликтах».

Бросок на Варшаву

Начав наступление на Варшаву, войска 1-го Белорусского фронта всего за четыре дня продвинулись на запад на 130 километров. Это были беспрецедентные в годы Второй мировой – более 30 километров в сутки – темпы наступления, несмотря на глубокоэшелонированную оборону противника. Таким образом группировка немцев на центральном участке советско-германского фронта была разгромлена в течение шести дней.

1-й Белорусский и 1-й Украинский фронты действовали на лодзинском и ченстоховском направлениях. Замыслом Ставки предусматривалось, скрытно создав подавляющее превосходство в силах, сокрушить вражескую оборону на относительно узких участках на всю ее глубину, а затем, введя в прорыв подвижные соединения, разгромить оперативные резервы вермахта, не позволив ему развернуть их в боевые порядки и создать новые рубежи.

В полосе наступления 1-го Белорусского фронта (менее 20% всей линии соприкосновения с противником) было сосредоточено 52 процента стрелковых, более 70 процентов танковых и механизированных соединений, около 77 процентов артиллерии. В полосе 1-го Украинского фронта концентрация войск на главном направлении была еще выше. На участке всего около 40 километров (менее 15% общего фронта) были сосредоточены около 90 процентов артиллерии фронта и все 100 процентов танков.

Такая концентрация войск, выполненная скрытно для противника, дала свои результаты. Его оборона была прорвана в первый же день наступления обоими фронтами. 12 января 1-й Украинский фронт пробил брешь шириной 35 километров и глубиной более 20. В этот прорыв тут же была введена группировка танковых и моторизованных соединений, которая, выйдя в район расположения вражеских резервов, разгромила их, не позволив даже развернуться в боевые порядки. 15 января был взят Кельце, 17 – Ченстохов. Развивая наступление на Краков, войска 1-го Украинского фронта во взаимодействии с 4-м Украинским охватили древнюю столицу Польши с трех сторон и 19 января освободили ее.

“ Даже самым отчаянным нацистам стало понятно: крах неизбежен ”
Войска 1-го Белорусского фронта начали наступление 14 января и, в тот же день взломав оборону противника, уже назавтра расширили прорыв до 120 километров по фронту, а в глубину – до 50. Развивая успех, они уже через два дня – 17 января освободили Варшаву.

Надеясь остановить советское наступление, немецкое командование перебросило более 30 дивизий с Западного фронта, фактически оголив его. Но и эта мера не привела к желаемому результату, как и попытка нанести контрудар из Восточной Померании (им командовал сам Гиммлер), закончившаяся разгромом атакующих.

20 января войска 1-го Украинского фронта пересекли границу Германии в Силезии. К 3 февраля правый берег Одера был очищен от гитлеровских войск. Это был последний рубеж перед броском на Берлин. Даже самым отчаянным нацистам стало понятно: крах неизбежен.

В этих боях вермахт понес огромный урон в живой силе – только убитыми и пропавшими без вести свыше полумиллиона человек. Считается, что наступающий на подготовленную оборону несет потери, заметно большие, чем противник. При сопоставимом соотношении сил и равноценной выучке личного состава это так. Однако советские войска существенно превосходили германские в уровне подготовки и качестве боевой техники, что и предопределило итог. Наши потери также были значительными, но более чем втрое меньше немецких. Ситуация июня 1941-го повторилась, но в зеркальном отражении.

В статье использованы материалы книг «Великая война и несостоявшийся мир» В. В. Похлебкина, «Сухопутная армия Германии 1933–1945» генерал-квартирмейстера штаба ОКВ В. Мюллера-Гиллебранда, 12-томника «История Второй мировой войны 1939–1945» под редакцией Маршала Советского Союза А. А. Гречко, «Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, военных действиях и конфликтах».

Венский штурм

К 25 марта советские войска окружили и уничтожили в районе города Эстергома вражескую группировку численностью 17 тысяч. Далее оба Украинских фронта развернули наступление в направлении Австрии и ее столицы – Вены. 28 марта взяты Дьер и Комаром, 31 – Нитра. Пограничные укрепления на австрийско-венгерской границе были преодолены к 1 апреля. 4-го наши войска заняли Братиславу.

13 февраля после ожесточенных боев пала столица Венгрии. Будапештская группировка войск противника капитулировала. Перед 2 и 3-м Украинскими фронтами была поставлена задача провести операцию по захвату района Братислава – Брно – Вена и последнего остававшегося в распоряжении Германии нефтяного источника Надьканижа в Венгрии.

Наступление было назначено на 15 марта, однако противник думал не только об обороне. 6 марта, за неделю до назначенного Ставкой срока, 6-я танковая армия СС, 6-я полевая и 2-я танковая армии вермахта перешли в контрнаступление в районе озера Балатон. Задача немцев – отбросить советские войска за Дунай, укрепиться на этом рубеже и обезопасить венгерские нефтепромыслы, а также Австрию и Баварию, где в Берхтесгадене располагалась одна из ставок Гитлера. Историки считают это последним крупным наступлением вермахта на Восточном фронте. Семь из двенадцати участвовавших в сражении немецких дивизий были танковыми, причем насыщенными наиболее мощными образцами бронетехники, такими как «Королевкий тигр» и «Пантера» последних модификаций, САУ «Ягдпантера» и «Ягдтигр». Тяжелые бои продолжались до 16 марта. За счет ввода в действие свежих частей Красной армии противник был разгромлен. Его потери составили 500 танков, более 300 орудий и 40 тысяч человек. Это существенно снизило возможности немцев при обороне Берлина.

Едва завершилась «битва за Балатон», советские войска без всякой паузы перешли в наступление. У наших имелись резервы, у немцев нет, и этим необходимо было воспользоваться. Главная роль в предстоящей операции отводилась 3-му Украинскому фронту, войскам которого предписывалось нанести удар в направлении Папа и Шопрона. Затем к активным действиям должны были приступить 46-я армия и 2-й гвардейский мехкорпус 2-го Украинского фронта – им вменялось наступать при поддержке Дунайской военной флотилии и 5-й ВА в направлении Дьера.

“ По мере приближения линии фронта к австрийской границе венгерские солдаты начали массово сдаваться в плен ”
В состав главной ударной группировки вошли 18 стрелковых дивизий, 3900 орудий и минометов, 197 танков и САУ. Первоочередной задачей ставилось окружение и уничтожение противника в районе Секешфехервара. Кроме того, предстояло перерезать возможные пути отхода основных сил 6-й танковой армии СС, потрепанных у Балатона, но боеспособности не потерявших.

Наступление главной ударной группировки 3-го Украинского фронта началось уже 16 марта во второй половине дня после артиллерийской и авиационной подготовки. Соединения 9 и 4-й гвардейских армий успешно преодолели первую линию вражеской обороны, но в дальнейшем темпы их продвижения замедлились, что объяснялось недостатком в боевых порядках танков непосредственной поддержки пехоты и САУ, а также отставанием артиллерии. В результате задача первого дня наступления выполнена не была, на разных участках удалось вклиниться всего на пять – семь километров. Чтобы нарастить силу удара, Ставка ВГК передала 3-му Украинскому фронту 6-ю гвардейскую танковую армию, которая до того времени входила в состав 2-го Украинского фронта и находилась в районе Будапешта. Ее перегруппировка и ввод в сражение заняли около двух дней. Но и это весомого влияния на ход боев не оказало. С целью рассечь группировку противника на две изолированные части были нанесены удары 4-й гвардейской, 27 и 26-й армиями. Однако немецкие танковые дивизии, используя многочисленные водные препятствия и минные заграждения, сдерживали продвижение советских войск, нанося им значительный урон в людях и боевой технике. Только к исходу 21 марта основные силы 6-й танковой армии СС оказались заблокированными в районе Секешфехервар, Берхида, Польгарди. Правда, вскоре они мощным броском вдоль северного берега озера Балатон прорвались на запад.

На направлении другого удара 46-я армия, перейдя в наступление 17 марта, сразу же вскрыла оборону противника. 20 марта наши войска глубоко охватили с юго-запада эстергомско-товарошскую группировку, насчитывавшую около 17 тысяч человек. В целом в период с 16 по 25 марта войска 2 и 3-го Украинских фронтов сломили сопротивление немецких и венгерских армейских объединений между Дунаем и Балатоном, преодолели горы Вэртэшхельдшех и Баконский лес, продвинулись на глубину до 80 километров и создали условия для развития наступления на Вену. С этого момента наступательная операция превратилась в преследование противника. По мере приближения линии фронта к австрийской границе сопротивление венгерских солдат ослабевало, они начали массово сдаваться в плен. 30 марта соединения 6-й гвардейской танковой армии с ходу прорвали пограничные укрепления южнее Шопрона и на участке шириной около 20 километров вторглись в пределы Австрии, а к 4 апреля основные силы ударной группировки 3-го Украинского фронта вышли на подступы к Вене. 1 апреля наши войска овладели нефтеносной Надьканижей.

Вену защищали части восьми танковых и одной пехотной дивизий, отошедших с боями из района Балатона, а также до 15 отдельных пехотных батальонов и подразделений фольксштурма. Вокруг австрийской столицы были заблаговременно подготовлены многочисленные оборонительные позиции, улицы города перекрыты баррикадами, в домах размещались огневые точки, замаскированные танки и орудия, предназначенные для ведения огня прямой наводкой. Мосты через Дунай немцы подготовили к взрыву.

Для овладения Веной было решено нанести несколько одновременных ударов с различных направлений, бои за город начались 5 апреля. Советским войскам, широко использовавшим штурмовые группы, в которые входили стрелковые подразделения, танки и САУ, орудия сопровождения и саперы, пришлось вести бои едва ли не за каждый дом. К 14 часам 13 апреля, на седьмые сутки боев войска 3-го Украинского фронта завершили разгром гарнизона Вены и полностью овладели столицей Австрии.

В результате Венской наступательной операции войска 2 и 3-го Украинских фронтов разгромили основные силы немецкой группы армий «Юг», полностью очистили от врага территорию Венгрии, освободили значительную часть Чехословакии и восточные районы Австрии. Безвозвратные потери противника составили около 180 тысяч человек, более 130 тысяч солдат и офицеров взяты в плен, уничтожено и захвачено свыше 1350 танков и САУ. Наши потери составили 167 940 человек, из них 38 661 – безвозвратные, 603 танка и САУ, 764 орудия и миномета, 614 самолетов. За мужество, героизм и высокое воинское мастерство, проявленные в ходе операции, 50 соединений и частей удостоены почетного наименования «Венские». Медалью «За взятие Вены» награждены свыше 268 тысяч советских воинов.

В статье использованы материалы книг «Великая война и несостоявшийся мир» В. В. Похлебкина, «Сухопутная армия Германии 1933–1945» генерал-квартирмейстера штаба ОКВ В. Мюллера-Гиллебранда, 12-томника «История Второй мировой войны 1939–1945» под редакцией Маршала Советского Союза А. А. Гречко, «Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, военных действиях и конфликтах».

«Зачистка» Восточной Пруссии

Активные боевые действия в Восточной Пруссии продолжались более 100 дней. Среднесуточные темпы наступления Красной армии при прорыве оборонительных полос достигали пяти-шести километров в сутки, а с выходом на оперативный простор возрастали до 22–36 километров для танковых и механизированных соединений.

Стратегическое наступление советских войск в январе 1945 года закончилось разгромом и окружением основных сил германских войск в Польше и Восточной Пруссии. Можно было начинать Берлинскую операцию. Однако впереди лежали еще более серьезные укрепрайоны. При этом значительные силы Красной армии отвлекались на так называемые внутренние фронты – блокаду окруженных и не сложивших оружие группировок вермахта.

В Восточной Пруссии бои по их уничтожению велись на Земландском полуострове, в районе Браунсберга и в Кенигсберге. Плотность фортификационных сооружений была исключительно высокой – более 10–12 дотов на квадратный километр. Здесь шли особенно ожесточенные бои. Разгромом вражеских группировок занимался 3-й Белорусский фронт. Его командующий генерал армии Черняховский 18 февраля погиб на своем командном пункте.

“Плотность фортификационных сооружений была исключительно высокой – более 10–12 дотов на квадратный километр”

Общая продолжительность боевых действий в Восточной Пруссии составила более 100 дней при ширине фронта около 550 километров и глубине продвижения наших войск до 200 километров. В разгроме гитлеровских войск значительную роль сыграла крупнокалиберная артиллерия РККА, в частности 203-мм гаубицы Б-4 и 280-мм мортиры Б-5, а также авиация дальнего действия, наносившая удары по укрепрайонам противника с применением особо крупных бомб весом до пяти тонн. В итоге 26 марта прекратили сопротивление немецкие войска в районе города Браунсберга. 9 апреля капитулировал 180-тысячный гарнизон Кенигсберга. И лишь самая слабая группировка немцев на Земландском полуострове продержалась до 25 апреля, но только потому, что ею занялись в последнюю очередь. Общие безвозвратные потери наших войск превысили 126 тысяч человек – в среднем более 1260 человек в сутки.

На юге, в Силезии действовал 1-й Украинский фронт. Осуществляя Нижне-Силезскую операцию, он вышел к реке Нейсе в полосе более 100 километров, окружив две группировки немцев в 40 тысяч (под Бреславлем) и 18 тысяч (в районе Глогау) человек. Почти одновременно с 15 по 31 марта была проведена операция по разгрому вражеских войск в Верхней Силезии. В результате этих операций безвозвратные потери вермахта составили более 120 тысяч человек, а главное – была устранена угроза нашим войскам, действовавшим на берлинском направлении.

Таким образом, к середине апреля были ликвидированы все более или менее боеспособные группировки противника на всем протяжении советско-германского фронта за исключением войск, сосредоточенных на подступах к столице Третьего рейха.

В статье использованы материалы книг «Великая война и несостоявшийся мир» В. В. Похлебкина, «Сухопутная армия Германии 1933–1945» генерал-квартирмейстера штаба ОКВ В. Мюллера-Гиллебранда, 12-томника «История Второй мировой войны 1939–1945» под редакцией Маршала Советского Союза А. А. Гречко, «Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, военных действиях и конфликтах».

Берлин наш

В итоге Берлинской операции вся миллионная группировка немцев была уничтожена или пленена. Вооруженные силы Германии как военная организация прекратили свое существование. К середине дня 2 мая гарнизон Берлина перестал оказывать сопротивление. Общие безвозвратные потери наших войск превысили 78 тысяч человек.

После разгрома немецких войск в операциях января – начала апреля 1945 года на всем советско-германском фронте в составе вермахта осталось 138 дивизий. Из них полностью укомплектованных только 56. В ходе последних волн мобилизации в войска призывались юноши 16 лет и старики старше 60, не имевшие должной подготовки. Для обороны Берлина была привлечена группировка войск численностью около миллиона человек. У нее на вооружении имелось около 1200 танков, 3300 самолетов и до восьми тысяч орудий. На деле это была лишь тень вермахта, который четыре года назад вторгся в пределы СССР – тогда германская армия вторжения была в семь раз многочисленнее и располагала великолепно обученным личным составом, имевшим богатый победный опыт.

Советская армия для взятия столицы Германии создала группировку общей численностью более двух миллионов человек. На ее вооружении имелось более 14 тысяч орудий, 6300 танков и САУ, около 8400 самолетов. Таким образом, количественное соотношение сил было в пользу Советской армии: по личному составу – 2:1, по артиллерии – 1,8:1, по танкам – 5,3:1 и по авиации – 2,5:1. Однако с учетом качественных показателей этот разрыв еще более увеличивался. Выучка и моральный дух наших войск были на самом высоком уровне. Бойцы и командиры РККА ощущали себя самой могучей армией мира, возглавляемой лучшими военачальниками. Все это в еще большей степени увеличивало превосходство наших войск над немецкими.

Тем не менее германское командование рассчитывало оттянуть неизбежный конец и попытаться все-таки добиться сепаратного мира с США и Великобританией или по крайней мере попытаться сдаться им. Руководители рейха также надеялось «под шумок» бежать из обреченного города. Ставка делалась на глубокоэшелонированный, оснащенный мощными фортификационными сооружениями укрепрайон на подступах к Берлину. Ключевой элемент обороны – Зееловские высоты.

“Мощь удара была настолько велика, что германское командование выслало парламентеров и согласилось на капитуляцию”

Основу группировки, созданной для Берлинской наступательной операции, составили три фронта – 1 и 2-й Белорусские, 1-й Украинский. Они были усилены двумя армиями общей численностью 18 дивизий, 1 и 2-й армиями Войска польского, частями Балтийского флота и Днепровской флотилии. Ширина фронта операции была ограничена 300 километрами. До Берлина оставалось всего 100 километров. Но какие это были сто километров!

Операция началась утром 16 апреля. На главном направлении действовал 1-й Белорусский фронт под командованием маршала Жукова. Немецкие укрепления подверглись мощным ударам авиации и артиллерии крупных калибров. Тем не менее темпы продвижения наших войск оставались низкими – два – пять километров в сутки. С прорывом оборонительного рубежа по Одеру темпы возросли до пяти – десяти километров в сутки. Однако с выходом к окраинам Берлина опять резко снизились. Чтобы пройти эти 100 километров, нашим войскам потребовалось около трех недель ожесточенных боев.

На юге Берлин обходили соединения 1-го Украинского фронта, действовавшие совместно с частями Войска польского. 25 апреля они вышли к Эльбе, где в районе города Торгау состоялась встреча с американскими союзниками. С севера Берлин обошли соединения 2-го Белорусского фронта.

26 апреля начались бои в черте города. Соединения 1-го Белорусского фронта решали задачу рассечения берлинской группировки противника с последующим ее уничтожением. В боях непосредственно в городе приняли участие и подошедшие с юга войска 1-го Украинского фронта. 30 апреля был взят Рейхстаг и на его куполе водружено Красное знамя. Тем не менее немецкие войска продолжали сопротивление. Вечером 1 мая по районам, находившимся под контролем немецких войск, был нанесен двухчасовой удар силами всей артиллерии двух фронтов. Его мощь была настолько велика, что германское командование выслало парламентеров и согласилось на капитуляцию.

В статье использованы материалы книг «Великая война и несостоявшийся мир» В. В. Похлебкина, «Сухопутная армия Германии 1933–1945» генерал-квартирмейстера штаба ОКВ В. Мюллера-Гиллебранда, 12-томника «История Второй мировой войны 1939–1945» под редакцией Маршала Советского Союза А. А. Гречко, «Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, военных действиях и конфликтах».

популярный интернет

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Архив