Американские танки, поставленные в СССР по ленд-лизу, в массе почти не уступали по боевым возможностям ходовым советским машинам.

Константин Сивков

«Стюарт» сопоставим с нашим Т-70. С точки зрения маневренности советский танк значительно уступает «американцу». Максимальная скорость семидесятки – 45 километров в час против 70 у «Стюарта». Но по бронированию наш танк выглядит намного лучше – лобовые листы толщиной 35–45 миллиметров имели наклон 60 и 30 градусов (соответственно верхний и нижний). По эффективности защиты это эквивалентно примерно 70 миллиметрам, тогда как почти вертикальное лобовое бронирование «Стюарта» составляло лишь 38 миллиметров. Однако борта нашего танка были прикрыты слабее – 15 против 25 миллиметров у «Стюарта». В бою это особого значения не имело: к моменту появления на фронте Т-70 и М3А1 25 миллиметров (тем более 15) пробивались немецкими орудиями на предельных дистанциях прямого выстрела.

У нашей машины был существенно меньше вес – 10 тонн против 12,7 у «Стюарта» и лучше пушечное вооружение – 45 миллиметров против 37. Однако «американец» имел более мощный пулеметный «аккомпанемент». Значительно снижал боевые возможности нашего танка маленький экипаж – всего два человека против четырех у «Стюарта». В целом можно признать, что американский М3А1 и Т-70 примерно в равной мере соответствовали условиям советско-германского фронта, имея каждый свои специфические недостатки и достоинства.

«Генерал Ли» и «Шерман» относятся к средним танкам, поэтому их надо сравнивать с Т-34. Исходя из сроков поступления на вооружение М3 «Генерал Ли» и М4А2 «Шерман» с 75-мм пушкой первый правильнее соотносить с нашим Т-34 с 76-мм орудием Ф-34, а второй (с 76-мм М1А1) – с Т-34-85.

“Боевые возможности нашего танка снижал маленький экипаж”

Бронирование корпуса и башни нашего Т-34-76 у разных модификаций составляло 45–70 миллиметров. При этом наклон лобовых листов достигал 60 градусов, а бортовых и башни – 30–40. Соответственно эквивалентная бронестойкость могла быть оценена в первом случае примерно как 90-миллиметровая, а во втором – как 60–70-миллиметровая. Эффективная толщина брони М3 и М4 в лобовой части – 60–65 миллиметров, а в бортовой-вертикальной – 38. То есть в этом отношении наш Т-34 превосходил обоих «американцев». И вероятность рикошета снаряда противника от наклонной брони советского танка была значительно больше, чем от прямой поверхности американских машин. Так что в бою бронезащиту нашего танка следует признать существенно более эффективной.

Максимальная скорость тридцатьчетверки достигала 55 километров в час по шоссе. Обе американские машины были медлительнее. Однако более качественная трансмиссия обеспечивала им примерно равную с Т-34 среднюю скорость движения по пересеченной местности. Хотя с учетом меньшего удельного давления на грунт и сложностей с материально-техническим обеспечением «американцев» возможности оперативного и боевого маневра нашего танка следует признать несколько лучшими.

Артиллерийское вооружение Т-34 в части борьбы с вражеской бронетехникой явно уступало американским машинам. По данным ЦНИИП ГБТУ 1944 года, пушка Ф-34 нашей тридцатьчетверки могла пробить лобовую броню поступивших на вооружение вермахта в 1943 году немецких средних танков толщиной 80 миллиметров с расстояния около 200 метров, тогда как американская М3 снарядом М72 – приблизительно с 800 метров. Существенно снижало возможности М3 «Генерал Ли» расположение его 75-мм пушки в спонсоне. При этом огневые возможности американских танков и нашего Т-34 в бою с вражеской пехотой и при преодолении обороны были примерно одинаковы. Но более мощная броневая защита нашего танка обеспечивала при прочих равных условиях повышенную боевую устойчивость. За счет этого возможности тридцатьчетверки по решению задач борьбы с пехотой и преодолению обороны несколько шире, чем у американских машин.

В целом надо признать, что наш Т-34 с Ф-34 в условиях советско-германского фронта несколько превосходил американский М3 «Генерал Ли» и в определенной мере уступал «Шерману» с его 75-мм пушкой по боевым возможностям.

Сравнение Т-34-85 и американского «Шерман» М4А2 с 76-мм пушкой М1А1 показывает, что выводы в части бронирования и подвижности, которые были сделаны относительно предыдущих моделей сравниваемых танков, в целом справедливы и для этих машин. Разница только в том, что бронирование тридцатьчетверки было усилено, то есть в этой части превосходство нашего танка над американским возросло. Главное отличие рассматриваемых машин от предыдущих состоит в наличии у них более мощных пушек – 85-мм с длиной ствола 56 калибров у Т-34-85 и 76-мм М1А1 с длиной ствола 52 калибра у «американца». Фугасное действие нашего снаряда весом почти десять килограммов, конечно, существенно превосходило шестикилограммовый американский боеприпас, а это означает, что в борьбе с пехотой и при преодолении оборонительных полос с разрушением фортификационных сооружений наш танк был, безусловно, эффективнее. 100-мм лобовую броню «Тигра» 85-мм пушка могла пробить с расстояния около 1400 метров, тогда как М1А1 – с дистанции значительно меньшей. Подведем итог: наш Т-34-85 существенно превосходил «Шерман» М4А2(76)W по боевым возможностям. Тем не менее эти американские машины следует признать вполне соответствующими особенностям советско-германского фронта и равноценными основной массе советских танков даже заключительного периода Великой Отечественной.

Осталось сравнить американскую САУ с советским аналогом. Полугусеничных самоходок наша промышленность не выпускала. Поэтому единственное, что может быть сопоставлено с американской САУ, – наша СУ-76. Обе машины примерно одинаковы по предназначению и срокам выпуска, имели открытое боевое отделение. Сразу обращает на себя внимание превосходство американской машины в скорости: против наших 40–45 километров в час до 70 километров в час у Т48. Соответственно подвижность американской машины на поле боя при сухой погоде и прочном грунте была выше, чем у нашей САУ. Однако на снегу и в распутицу СУ-76 выигрывала. Ее бронирование (лобовое – 25–35 мм, бортовое – 10–15 мм) примерно вдвое сильнее, чем у Т48. Поэтому противопульная защита у нашей машины была значительно лучше, чем у американской. Что касается противоснарядной стойкости, то на дистанциях прямого выстрела и наша, и американская броня пробивалась орудиями немецких танков и САУ. В борьбе со средними танками Т48 была существенно эффективнее, ее 57-мм пушка прошивала их лобовую броню с дистанции в три с лишним раза большей. Однако наша «сушка» имела большое преимущество при разрушении вражеских фортификаций, ее осколочно-фугасный снаряд был вдвое увесистее американского. В целом можно признать обе САУ примерно равноценными для советско-германского фронта.

Результативность американских машин в общих усилиях бронетанковых войск СССР в войне с Германией, как уже отмечалось («Дальнозоркий брат «Генерала Ли»), примерно соответствовала их количественной доле – около 7,5 процента в общем объеме данного рода техники. Помощь США была намного более существенной, чем английская, и в количественном, и в качественном отношении. Однако в заметных масштабах она начала поступать только со второй половины 1942 года, когда советская танковая промышленность уже заработала на полную мощность. А британская помощь пришла в самое критичное для нашей страны время: в 1941-м – начале 1942-го.

Еще по теме

Поддержите нас
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews