«Оверлорд» – воздушно-морская десантная операция, равной которой по масштабу и составу привлекаемых войск, сил и средств в истории не было и, наверное, уже не будет. Тем не менее этот опыт не потерял значения и до наших дней.

Решение об открытии второго фронта в Европе лидеры США и Англии приняли еще в 1943 году на совещании в Квебеке (Канада). В 1944-м было понятно, что разгром фашистской Германии предрешен победами Красной армии. Для лидеров западного мира стал очевиден риск того, что большая часть Европы будет освобождена Советским Союзом. Этот фактор также заставил союзников поторопиться с высадкой во Франции. К тому же сильно ослабленный в сражениях с Красной армией вермахт и люфтваффе уже не могли создать в Европе мощную группировку для отражения вторжения. Операции по открытию второго фронта было решено присвоить название «Оверлорд», а ее морской части – «Нептун».

При планировании любой морской десантной операции центральным является вопрос о районе высадки. Нормандская не была исключением. По военно-географическим условиям для стратегического десанта в наибольшей степени подходил район от Кале до Булони, расположенный на кратчайшем расстоянии от баз в Англии. Однако полагая, что немцы могут именно здесь сосредоточить основные силы противодесантной обороны (ПДО), союзное командование приняло решение осуществить высадку на побережье Сенской бухты между Шербуром и Гавром. Этот район, менее выгодный с точки зрения военно-географических условий, в стратегическом отношении был даже удобнее – противник не ожидал здесь масштабных действий, а слабо развитая инфраструктура осложняла немцам оперативную переброску войск.

“Порывом ветра листы с планом операции вынесло на улицу”

Район высадки шириной около 80 километров был разделен на два сектора – английский и американский. В восточном, включавшем три участка высадки («Голд», «Джюно» и «Сорд»), десантировались британские и канадские войска. В западном, на двух участках («Омаха» и «Юта») – американские. На каждом высаживалась одна дивизия первого броска. Предполагалось завоевание полного господства в воздухе и на море. Район планировалось подвергнуть мощной артиллерийской и авиационной подготовке. А с началом высадки действия войск на берегу должны были обеспечиваться интенсивной авиационной и артиллерийской поддержкой с кораблей союзных флотов.

Немцы ничего сопоставимого противопоставить союзникам не могли. Их система противодесантной обороны, несмотря на широко разрекламированный Геббельсом Атлантический вал, была очень слабой. Она состояла из полосы укреплений с незначительной плотностью и глубиной. В первой линии у уреза воды имелись минные поля, противодесантные и противотанковые заграждения, вынесенные в море на удаление до 400 метров. Вторая линия, расположенная в глубине обороны, включала долговременные опорные пункты. Артиллерия насчитывала 32 батареи полевой и береговой артиллерии, оснащенные 150–170-мм орудиями преимущественно устаревших образцов. Всего в районе высадки союзников немцы имели пять недоукомплектованных дивизий. ВМС Германии могли развернуть в этом районе 36 подводных лодок, 16 эсминцев и миноносцев, а также около 100 торпедных катеров. Люфтваффе было представлено 3-м воздушным флотом в составе 500 самолетов. В оперативной глубине в районе Кале и Булони немцы разместили стартовые позиции крылатых ракет «Фау-1» и баллистических «Фау-2». Этим оружием они могли бы в определенной мере осложнить подготовку высадки. Но оно к началу вторжения еще не было готово.

Союзное командование для высадки в Нормандии подготовило мощную группировку. Сухопутные войска, объединенные в 21-ю группу армий (1-я американская, 2-я английская и 1-я канадская армии), имели 32 дивизии и 12 бригад общей численностью (с учетом соединений тылового и технического обеспечения) около 2,9 миллиона человек. Силы флота союзников также впечатляли – 121 крупный боевой корабль (6 линкоров, 22 крейсера, 93 эсминца), около 1100 малых, более пяти тысяч транспортных и десантно-высадочных средств. Группировка ВВС союзников насчитывала в составе около 11 тысяч боевых самолетов, свыше 2300 транспортных, порядка 2600 планеров. Для легенды английского флота линкора «Уорспайт» это была последняя в его боевой биографии операция. Начав свою боевую историю с величайшего сражения линейных сил в истории у Ютландского полуострова, он ее завершал участием в величайшей в истории десантной операции.

Таким образом, союзники обеспечили количественно-качественное превосходство в силах над противником в районе проведения операции: по сухопутным войскам – вдесятеро, по силам флота – в девять раз, по ВВС – более чем 22-кратное.

Силы союзников были разделены на два оперативных соединения – западное, преимущественно американское, и восточное, английское. По числу участков высадки соединения делились на отряды. Западное включало два десантных отряда, предназначенных для высадки на участках «Ю» (район «Юта») и «О» (район «Омаха»). Восточное имело три десантных отряда, высаживавших войска на участках «Джи» (район «Голд»), «Джей» (район «Джюно») и «Эс» (район «Сорд»). На флангах каждого сектора действовали отряды кораблей огневой поддержки, составленные из линкоров, крейсеров и эсминцев. Чтобы представить их мощь, стоит напомнить некоторые характеристики. Так, упомянутый линкор «Уорспайт» своими шестью (третья башня этого линкора не действовала, поврежденная незадолго до высадки в результате подрыва на мине) 381-мм орудиями посылал фугасные и бронебойные снаряды весом более 800 килогораммов на расстояние более 30 километров. Американский линкор «Невада» (также ветеран Первой мировой) «работал» двенадцатью 356-мм орудиями, 560-кг фугасные снаряды которых летели примерно на такую же дистанцию.

Командование всеми силами в операции «Оверлорд» было возложено на генерала Эйзенхауэра. Ему подчинялись английские военачальники: главнокомандующий экспедиционными военно-морскими силами адмирал Рамсей, сухопутными – генерал Монтгомери и военно-воздушными – главный маршал авиации Ли-Меллори.

Непосредственная подготовка операции началась в январе 1944 года. С этого момента шла концентрация войск и сил в районах сосредоточения. Проводились мероприятия по заблаговременному ослаблению группировки люфтваффе путем нанесения интенсивных ударов по аэродромам базирования и предприятиям авиапромышленности. Так, за апрель 1944-го на эти объекты было сброшено около 82 тысяч тонн бомб, а за май – уже более 163 тысяч. Большое внимание уделялось оперативной маскировке. В частности, были установлены запретные зоны, усилена военная цензура, запрещена переписка. Не обошлось без курьезов. В один из жарких дней, когда подготовка уже шла к завершению, в комнате, где офицеры работали с планом операции, были открыты окна. Порывом ветра часть документов вынесло на улицу. Началась паника – все бросились собирать разлетевшиеся листы. Этот случай чуть было не стал поводом для переноса сроков начала операции. С тех пор в комнатах, где шла работа с секретными документами, запретили открывать окна и даже форточки вне зависимости от погоды.

Время и дата высадки определялись многими гидронавигационными и даже астрономическими факторами. Надо было начать высадку через час после самой малой воды, чтобы саперам легче было уничтожить противодесантные заграждения. Но не позже, иначе транспорты могли оказаться на мели. Высадка должна была начаться с рассветом. Но требовалось, чтобы ночь была лунной: плюс 30–90 минут светлого времени для обеспечения эффективной огневой подготовки участков высадки. Сочетание всех этих условий сложилось только на 5, 6 и 7 июня 1944 года. Поэтому было принято решение начать высадку 5 июня в 6.30–7.55. Однако погода, в частности облачность, заставила сдвинуть дату проведения на 6-е.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Архив