22 мая на совместном заседании начальники штабов ВС стран НАТО приняли новую военную стратегию блока. Разработка и принятие этого документа, по словам генерального секретаря альянса Йенса Столтенберга, обусловлена возникновением новых вызовов западной цивилизации, военной структурой которой является блок НАТО.

Константин Сивков

Стратегия нацелена на то, чтобы «в будущем быть готовым к обороне и иметь возможность обеспечивать стабильность». Одним из наиболее опасных вызовов названа «российская ядерная угроза».

Политические цели и задачи НАТО излагаются в стратегической концепции, это открытый документ, последняя редакция которого принята в 2018 году.

Поскольку военная стратегия НАТО является закрытой, можно полагать: она определяет практическую деятельность высшего руководства блока, в частности планирование применения объединенных ВС. Соответственно в ней должны быть определены цели и задачи деятельности альянса, привлекаемые силы и средства, а также основы управления в процессе реализации. Содержание разделов военной стратегии с высокой степенью достоверности можно определить, если проанализировать положения стратегической концепции, высказывания, мнения и заявления официальных лиц, а также вопросы, обсуждаемые военно-экспертным сообществом стран НАТО.

Выболтанные секреты

Если отбросить обязательный политический флер о защите демократии и свободы, в сухом остатке – констатация, что операционной зоной НАТО является весь мир. В стратегической концепции недвусмысленно отмечается: блок может действовать во взаимодействии со своими партнерами во всех районах вне своих границ.

“В военную стратегию НАТО включено положение о возможности применения ОВС в ответ на кибернетические атаки, как это уже провозгласили США”

В разделе, посвященном общей оценке ситуации в мире и основным факторам, определяющим направленность ее развития, с большей вероятностью может быть признан факт углубления глобального кризиса, хотя его цивилизационная природа вряд ли будет отражена. В числе противоречий, порождающих конфликты, прежде всего могут быть выделены экономические – между бедными развивающимися и богатыми развитыми странами, а также между «верхами» и «низами» в социальной структуре обществ. Последнее особенно актуально для командования НАТО, поскольку этот фактор, насколько можно судить по опыту войн и вооруженных конфликтов, развязанных альянсом, значим для практического планирования применения ОВС. Важное противоречие, влияющее на стабильность блока, – конфликт между национальными и транснациональными элитами, который особенно ярко проявился в последние годы и фактически ставит под угрозу дееспособность блока. Поэтому в несколько измененной формулировке это положение, вероятно, нашло отражение в новой военной стратегии НАТО. Может быть отмечено противоречие духовного плана – между либеральными и традиционными ценностями. Тем более что в стратегической концепции идея защиты либеральных ценностей по всему миру проходит красной нитью.

В числе важнейших факторов, определяющих развитие международной ситуации и оправдывающих право НАТО применять силу в планетарном масштабе, в военной стратегии может быть отмечена экономическая и информационная глобализация. Судя по стратегической концепции, должен прозвучать тезис о научно-техническом прогрессе, способном сформировать качественно новые угрозы, в частности кибернетические. В числе факторов, меняющих распределение влиятельности центров глобальной силы, может быть отмечен рост экономического и военного потенциала стран Юго-Восточной Азии. Однозначно есть положение о распространении террористической деятельности и усилении ядерного потенциала России, Китая, Ирана. Судя по тональности выступления Столтенберга, заявившего о принятии новой военной стратегии НАТО, в документ введено положение об углублении основных глобальных противоречий и усилении действия указанных негативных факторов.

Кто еще за демократию?

В стратегической концепции блока его союзники и противники никак не обозначены, даже на уровне критериев. Однако в военной стратегии факт противостояния с Россией, Китаем и Ираном должен прозвучать обязательно. Соответственно в качестве союзников НАТО обозначаются страны, придерживающиеся «демократической» ориентации, даже поименно. Судя по стратегической концепции, в этом качестве могут быть названы Грузия и Украина, возможно, Азербайджан.

Вероятно, новая военная стратегия НАТО стала более конкретной, чем предыдущие, в части определения вероятных противников и союзников, а также более четко ориентирует военное командование и личный состав на действия против конкретных государств и организаций.

Раздел, посвященный характеру угроз, судя по стратегической концепции, претерпел существенные изменения. На первый план вместо террористических угроз, приоритетных для предыдущих стратегий, очевидно, выведены угрозы, связанные с противостоянием стран НАТО ведущим геополитическим центрам силы – России и Китаю. Другой группой актуальных угроз для альянса, вероятно, определены те, что связаны с государствами, проводящими самостоятельную политику и мешающими в этом отношении реализации планов западных элит, направленных на достижение безраздельного контроля над миром. Такие предположения прямо вытекают из высказываний представителей руководства НАТО и направленности учений блока. Более конкретно в военной стратегии, похоже, определены и источники угроз. Это прежде всего страны, ориентирующиеся на многополярный мир, активно противостоящие претензиям Запада на господство, – Россия и Китай, как геополитические центры силы, а также региональные игроки – Иран, Северная Корея и, вероятно, Куба.

Соответственно регионами, на действия в которых могут ориентироваться ОВС НАТО, могут быть определены Восточная Европа и Украина, Ближний и Средний Восток, Африка. Не исключено, что в число таких регионов включены Юго-Восточная Азия и Южная Америка. Это вытекает из стремления США втягивать блок в любые военные конфликты, а также прямого указания стратегической концепции НАТО на то, что ОВС должны быть способны осуществлять «экспедиционные действия».

Из военно-технических на первое место наверняка выведены угрозы, формируемые новейшими российскими разработками: средства РЭБ, новейшие системы ПВО – от ЗРС С-400 до «Панциря-С», гиперзвуковое и лазерное оружие.

Время ядерных ударчиков

В части ядерной стратегии НАТО принципиально новым может оказаться раздел, посвященный размещению и применению американских ракет средней дальности. Поскольку развертывание таких ракет имеет смысл лишь в случае, когда они способны достичь назначенных целей за очень короткое время, районы дислокации должны быть определены в максимальной близости к нашим границам, то есть в странах Восточной Европы. В том же контексте военная стратегия, вероятно, ориентирует ОВС НАТО на превентивный ядерный удар по России. Предположительно, оговорена и возможность ведения «ограниченной ядерной войны» против любой страны мира, вне зависимости, имеет она ядерное оружие или нет. Это прямо вытекает, в частности, из отказа США подтвердить положение о недопустимости ядерной войны, а также разработки американцами атомных боеприпасов сверхмалой мощности – их создание имеет смысл только для применения в локальных войнах. При этом право на принятие решения о применении тактического ядерного оружия может быть закреплено за военным командованием непосредственно на ТВД.

Положение о малой вероятности возникновения крупномасштабной войны и приоритетности подготовки к конфликтам низкой интенсивности скорее всего осталось неизменным. Новации в этом разделе, если судить по направленности военных учений и высказываний представителей руководства НАТО, должны быть связаны с переносом акцента на вооруженную борьбу с высокотехнологичным противником с отходом на второй план антитеррористических и противопартизанских действий. Вполне вероятно, что в стратегию включено положение о возможности ведения вооруженной борьбы ОВС НАТО непосредственно против ВС России или Китая, но только в локальных конфликтах на территории третьих стран, где ограниченные коммуникационные возможности противников в условиях безраздельного господства американских ВМС в Мировом океане не позволили бы им развернуть масштабную группировку.

В содержании войн и вооруженных конфликтов военная стратегия НАТО должна отразить новейшие взгляды командования США как главного члена этого блока. Соответственно должны присутствовать положения, определяющие основной такую форму ведения войны, как гибридная. Основания и условия для применения ОВС НАТО также можно найти в высказываниях политических лидеров стран альянса, прежде всего американских. Соответственно, помимо традиционных положений о готовности применить ОВС блока для защиты интересов и социального строя стран в него входящих, а также «демократии и свобод» в других государствах, в новую военную стратегию включено положение о возможности применения ОВС в ответ на кибернетические атаки, как это уже провозгласили США.

Троянский киберконь

В части способов и форм применения ОВС НАТО документ должен отразить положения новой американской стратегии войны против России и других стран мира, известной под названием «Троянский конь». Что касается содержания вооруженной борьбы в современных условиях, то в основных чертах, предполагающих приоритет завоевания превосходства в космосе, в воздухе и на море, роботизацию вооруженного противоборства, захват господства в информационной сфере, оно осталось неизменным. Новым в разделе может быть увеличение роли специальных действий, а также качественное повышение значимости для ОВС НАТО противоборства в киберпространстве. Бесспорно, что большое внимание уделено вопросам военно-стратегического и военно-технического ответа на появление новых образцов российского оружия, прежде всего гиперзвукового и лазерного, крылатых ракет особо большой дальности, таких как Х-101 и Х-102, торпед «Посейдон», перспективных тяжелых МБР «Сармат», истребителей Су-57.

В военную стратегию должны быть включены положения, касающиеся принципов и способов взаимодействия с иррегулярными вооруженными формированиями, в том числе и теми, которые сегодня признаются террористическими.

Исходя из взглядов на содержание войн и вооруженных конфликтов, новым аспектом должно стать качественное усиление сил специальных операций и быстрого развертывания, придания им возможностей ведения масштабных экспедиционных действий далеко за пределами официально определенной зоны ответственности НАТО. Естественно, что в этом документе определены приоритеты развития ПРО театра войны и развертывания группировки американских ядерных ракет средней дальности в Европе, прежде всего на территории стран бывшего Варшавского договора.

Подводя итог проведенному анализу, можно констатировать, что новая военная стратегия НАТО носит существенно более антироссийский характер, чем ранние ее варианты. Поэтому нашей стране надо изыскивать эффективные меры по предотвращению агрессии, прежде всего гибридной, как единственно возможной против России. Главное направление здесь – создание условий для сохранения гражданского мира внутри страны. А это невозможно без радикальной смены экономического и внутриполитического курса с устранением с господствующих высот олигархов и их ставленников.

Еще по теме

Поддержите нас
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews