Константин СивковВысказанные мнения, материалы открытой печати создают впечатление, будто явление сводится к кибернетическому и психологическому противостоянию. Об идеологическом или, если шире, мировоззренческом говорить стесняются либо пытаются доказать, что оно-то ушло в прошлое. Но это далеко не так, стоит вспомнить о противопоставлении традиционных ценностей и неолиберальных. Как-то мало затрагивается информационное противоборство в научно-технологической сфере, которое часто понимается как промышленный шпионаж. Хотя куда большие угрозы таят технологические бомбы и диверсии. Деятельность официальных СМИ и киберпространство охвачены системным анализом, но неформальные механизмы распространения информации, в частности слухи, игнорируются. Никто не говорит о различных видах демонстративных действий как важнейшем инструменте информационного противоборства. Все упомянутые действия имеют место в жизни. Однако они не увязываются единым замыслом и планом, рассматриваются как отдельные самостоятельные сферы борьбы или хуже того – как частные акции, относящиеся к сфере искусства, без серьезной научной базы. Между тем мероприятия информационного противоборства нельзя рассматривать отдельно друг от друга, поскольку их результативности сильно взаимозависимы. Поэтому все сферы и акции следует рассматривать как единый взаимосвязанный процесс. А саму информационную войну (ИВ) можно определить как совокупность процессов взаимного воздействия противостоящих государств с целью разрушения информационной среды противника и сохранения целостности своей.

Управляемый хаос и основной вопрос философии

Надо заметить, что указанные проблемы характерны не только для России, но и для других стран, в том числе тех, которые уже давно и масштабно используют ИВ как инструмент внешней политики. Прежде всего речь идет о США. Это свидетельствует о том, что полноценной теории информационного противоборства в мире пока еще не создано. Мне могут возразить: она должна быть предельно засекреченной, в еще большей степени, чем применяемые традиционными вооруженными силами способы и формы борьбы. Верно! Однако о теории можно судить по практическим результатам, а также по обнародованным концепциям, рассекреченным и опубликованным в открытой печати руководящим документам. Представление об американских взглядах по этому вопросу дает теория управляемого хаоса. Есть рассекреченный устав армии США FM 33-1 «Информационные операции», более свежие подобные документы. Чрезвычайно ценна для понимания теоретических основ ведения ИВ известная работа видного американского эксперта в этой области Джина Шарпа. Анализ этих материалов не является целью статьи. Важно только отметить, что названные недостатки присущи им всем. Надо полагать, именно по этой причине эффективность информационных операций, которые были важнейшей составной частью комплекса мер реализации американской геополитики, оказалась существенно ниже, чем ожидалось, что привело к крупнейшим неудачам с тяжелыми последствиями для США.

Суть информационного противоборства сводится к защите своего интеллекта и лишению его противника

Создание эффективной теории является ключевым условием, позволяющим добиться превосходства в информационном противоборстве. В структурном отношении она должна включать все основные компоненты, характерные для классических военных теорий. Это понятийный аппарат, классификация и анализ уязвимости объектов воздействия, особенностей влияния среды на ход и исход противоборств, их классификация по этим признакам, средства и каналы применения, их возможности, принципы, методы, способы и формы ведения ИВ, вытекающий из этого комплекс привлекаемых сил и средств, организация управления и всестороннего обеспечения. Важный компонент любой теории вооруженной борьбы – система методов оценки ее эффективности. Однако помимо этого (естественно, со своими специфическими формулировками разделов) в нашем случае должна быть часть, содержащая философско-мировоззренческие основы. Это обусловлено тем, что противоборство ведется не в физическом, а в виртуальном пространстве. Влияние на материальные процессы не является прямым и количественно измеримым, а сильно опосредованно. Выявить последствия информационных воздействий на основе простой логики, увязать их между собой часто проблематично или даже невозможно. Для построения эффективной теории необходимо по-новому переосмысливать на мировоззренческом, философском уровне взаимосвязь информационного (виртуального) пространства с физическим.

Можно не сомневаться, что работа в этом направлении идет полным ходом. Естественно, что наиболее совершенные разработки, составляющие важнейшее национальное интеллектуальное достояние, имеющие исключительное оборонное значение, глубоко закрыты и недоступны широкому читателю. Однако некоторые очевидные положения могут быть выявлены на основе опыта ведения современного информационного противоборства, а также общенаучного анализа ситуации в этой сфере. Именно такие личные разработки автора, не претендующие на истину в последней инстанции, я и представляю.

Начнем с философско-мировоззренческого раздела. Весь его объем, включающий понятия, категории и законы, специфичен и вряд ли будет интересен широкому кругу читателей. Остановлюсь лишь на одном, но ключевом вопросе – осмыслении взаимосвязи материального и информационного в нашем мире. Речь о фундаментальном философском вопросе: что первично – материя или сознание, который стоит несколько переформулировать применительно к реалиям и, в частности, к нуждам теории ИВ: как соотносятся и взаимосвязаны материя и информация.

Анализ публикаций в открытой печати, выступлений военных руководителей и экспертов, других материалов, касающихся вооруженного и информационного противоборства, как отечественных, так и иностранных, свидетельствует, что с философской точки зрения современная военная наука, в том числе в области информационного противоборства, все еще остается в начале XX века, опирается на вульгарный материализм. Надо отметить, это касается не только военных специалистов, там же все еще находятся и представители других отраслей научной мысли человечества. И это неспроста. Такая философская парадигма культивируется доминирующими в современной цивилизации слоями общества, для которых их господство в экономике обеспечивает и политическую власть.

На всю жизнедеятельность цивилизации смотрят через экономическую призму. Экономизм пытается свести к примитивному денежному эквиваленту духовные взлеты творчества и героизм, тем самым нивелируя и опошляя их. Он же является мировоззренческой базой для установления над миром власти транснациональных финансовых кланов, пресловутого Фининтерна.

В военном деле это проявляется в доминировании материальной составляющей вооруженной борьбы. Противостояние в информационном пространстве рассматривается как форма обеспечения традиционных действий войск и сил. То есть победа не рассматривается как конечная и самостоятельная цель вооруженной борьбы.

С мировоззренческой точки зрения, особенно в части увязки с материей, информация еще толком не осмыслена. Между тем она пронизывает все мироздание с микроуровня до самых высших форм организации, выступая равноправным компонентом единого материально-информационного комплекса. В объекте или системе материя и информация всегда выступают только в неразделимом комплексе – в функциональном единстве.

Именно по этой причине возникает необходимость обратиться к основному вопросу философии. Отказываясь от вульгарного понимания духа как только некоего нематериального элемента бытия, представляющего отдельную сущность, следует, наверное, признать, что духовность в естественно-научном понимании является информационным аспектом мироздания. То есть материя и дух (в понимании последнего как информационного аспекта мироздания) неразделимы. Именно такой ответ на основной вопрос философии подразумевался классиками.

Новая физика меняет реальность

Крупнейший политический деятель и философ Владимир Ленин определял материю как «реальность, данную нам в ощущениях». Обращаю внимание: материю, а не вещество или поле, являющиеся частными формами. Сегодня некоторые ученые к материи относят и пространство, обладающее достаточно сложной, пока не познанной структурой. В XX век человечество вошло, зная и используя два фундаментальных взаимодействия – гравитационное и электромагнитное, вышло из него уже с четырьмя – к первым двум добавились сильное и слабое. Какие виды появятся в XXI веке и будут ли они иметь классическую полевую форму проявления, можно только гадать. Судя по интенсивной деятельности ученых, работающих в сфере фундаментальных проблем, по поиску новой физики, постройке для этого мощнейших ускорителей типа Большого адронного коллайдера, можно уверенно предполагать, что с новыми видами взаимодействий мы ознакомимся очень скоро и они могут качественно изменить наш взгляд на мироздание.

Признание только вещества и поля является вульгаризацией материализма. Пришло время отказываться от этого, принимая как данность неразделимое единство духовного и материального. Прорыв человечества в информационную эру делает это насущной необходимостью, без чего движение вперед становится невозможным.

Осознание этого имеет далеко идущие последствия. В идеологической сфере требуется прежде всего отказ от примитивного экономического подхода. В сфере военной науки это признание информационной борьбы как самостоятельной области деятельности, равноценной традиционным «материальным».

Рассмотрение двух аспектов бытия в единстве требует существенного развития и методологической базы исследования, обновления понятийного аппарата. В частности, возникает необходимость уточнить, что же такое вооруженное противоборство. Ведь и традиционные методы, предполагающие воздействие на физическую материю, и информационные, целью которых является изменение сущностного наполнения объектов, относятся к двум равноправным сферам.

Для методологического осмысления и исследования единства информационного и материального ключевым является системный метод. Последовательное его применение к анализу существа вооруженного противоборства приводит к признанию, что у любых технических и организационно-технических систем (к каковым относятся все образцы современных ВВТ, а также войсковые формирования всех уровней) возникает ряд свойств, которые не присущи отдельно взятым элементам. В частности, одним из важнейших является интеллект. С кибернетической точки зрения это свойство представляет собой набор способностей системы по восприятию, накоплению, хранению и преобразованию информации. Возникает оно как результат работы систем разведки, связи, органов и пунктов управления военного формирования. То же самое относится и к любым другим структурам общегосударственного и гражданского назначения. Отличия состоят только в целях и способах их функционирования, методах работы, привлекаемых силах и средствах. Собственно, суть информационного противоборства сводится к лишению этой способности противника и конкурента, точнее, его организационно-технической структуры и к сохранению, защите своей.

В военной области это формулируется сегодня как борьба за информационное превосходство. Признание единства и взаимосвязанности материального и информационного аспектов мира, отказ от поисков доминирующего – материального (классический материализм) или информационного (классический идеализм) аспекта дает, на мой взгляд, мировоззренческую основу для построения эффективной теории информационного противоборства. Другим аспектам этой теории будут посвящены следующие статьи.
популярный интернет