Китайский аналог российского «Циркона» – «Синкун-2» («Звездное небо-2») поступит на вооружение НОАК в среднесрочной перспективе или даже раньше («Китайский гиперзвук – звонок для США», «ВПК» №31, 2019). Эффективность этой ракеты обратно пропорциональна возможности ее поражения средствами ПВО крейсера «Тикондерога» или эсминца УРО «Орли Берк». 

Константин Сивков

Дальность обнаружения подобной цели радиолокационными станциями обзора воздушного пространства этих кораблей – в пределах 230-270 км. То есть время подхода ПКР к рубежу выполнения задачи с момента ее обнаружения менее трех минут. Работное время полностью замкнутого контура ПВО системы «Иджис» с момента обнаружения цели до пуска по ней ракеты – 30-35 секунд.

За оставшиеся две минуты с двух УВП Mk41 может быть выпущено 20-30 ЗУР, потенциально способных поразить атакующие «Синкун-2». 
Возможности ЗАК самообороны корабля («Вулкан-Фаланкс») по противодействию «Синкун-2» пренебрежимо малы. Соответственно поражающий потенциал «Тикондероги» или «Орли Берка» не превышает двух «Синкун-2». Пара таких кораблей собьет 3-4 китайские гиперзвуковые ракеты. 

Остаются средства РЭБ. Это активные уводящие помехи и пассивные. Для их постановки времени с момента обнаружения самих ПКР или работы их ГСН достаточно. Предполагаемая дальность действия ГСН китайских ракет создает благоприятные условия для срыва захвата ими цели и последующего перенаведения. С учетом опыта англо-аргентинского конфликта за Фолклендские острова и научно-технического уровня китайского ОПК можно оценить вероятность того, что при комплексном применении средств РЭБ «Синкун-2» не поразит назначенную цель, в 0,5-0,6. При этом срыв наведения не оставляет «Звездному небу» времени на захват другой цели – ракета врежется в воду. То есть против «Синкун-2» средства РЭБ могут оказаться более эффективными, нежели ПВО.

Из приведенных оценок следует, что для поражения американской КУГ в составе двух крейсеров или эсминцев УРО с выводом из строя обоих кораблей с вероятностью более 0,8 потребуется 9-12 ракет «Синкун-2», из которых дойдут до целей 2-4. Такой залп может дать один новейший китайский эсминец пр. 055 или два звена ударных самолетов (например, Н-6 или J-15), несущих по две таких ракеты. 

Залп 38-42 «Синкун-2» по АУГ будет для нее фатальным. Вероятность вывода из строя или потопления авианосца составит 0,65-0,8. Такой залп могут организовать КУГ в составе двух-трех новейших китайских эсминцев пр. 055 или две эскадрильи ударных самолетов с ракетами «Синкун-2». Разгром авианосного ударного соединения (АУС), включающего 2-3 авианосца, может быть осуществлен силами 3-4 таких КУГ или ударом 2-3 полков истребителей-бомбардировщиков палубного или наземного базирования, с расходом 84-96 ракет «Синкун-2». 

Расчеты впечатляют. Однако возникает два вопроса.

“Залп 38-42 «Синкун-2» по авианосной ударной группе будет для нее фатальным”

Первый – как обеспечить боевую устойчивость носителей «Синкун-2»? Ведь им, особенно надводным кораблям, придется войти в зону наиболее эффективной обороны авианосного соединения США. Кроме того, зная об угрозе применения таких ракет, АУГ не допустит приближения противника на дальность стрельбы «Синкун-2». Получается, что для удара у ВМС НОАК остается только авиация. Но и самолеты-носители «Синкун-2» будут нуждаться в эффективном прикрытии от воздействия истребителей ПВО американской АУГ, которая способна ввести в бой до 2-3 звеньев на удалении, превосходящем возможности «Синкун-2». Кроме того, как правило, американцы стараются прикрыть свои авианосцы истребителями берегового базирования в общей системе ПВО на ТВД. В этой связи встает проблема обеспечения действий ударных самолетов истребителями прикрытия и самолетами ДРЛО. То есть потребный наряд сил для удара по АУГ США возрастает в 2,5-3 раза с соответствующими потерями в воздушном бою. Но это – приемлемая плата за разгром АУГ. 

Куда серьезнее второй вопрос – как обеспечить целеуказание «Синкун-2»? Небольшая дальность действия ГСН и отсутствие возможности допоиска цели в районе ее предполагаемого нахождения, определяемая вероятной траекторией и гиперзвуковой скоростью полета, требуют исключительно высокой точности местоопределения цели и ее элементов движения. ВМС НОАК располагают достаточным набором сил и средств разведки и целеуказания. Однако их тактико-технические возможности далеко не всегда обеспечивают требуемую точность или необходимую боевую устойчивость. Яркий пример – китайские многоцелевые АПЛ. По техническому уровню они соответствуют второму поколению советских и американских субмарин. То есть системы ПЛО АУГ могут засечь китайские подлодки и в последующем уничтожить на большом удалении с высокой вероятностью. Даже при благоприятных гидрологических условиях, позволяющих обнаружить корабли АУГ на значительном удалении, точность будет очень низкой и составит до нескольких десятков миль среднеквадратичного отклонения. Еще меньшей будет точность определения движения цели. Даже если подводная лодка сумеет выдать целеуказание до устаревания этих данных (что весьма сомнительно), ценность их невелика – погрешность будет в несколько раз больше зоны просмотра ГСН «Синкун-2», не говоря уже о возможности выявления главной цели в ордере. Космическая разведка, безусловно, даст требуемые данные. Однако передать их непосредственно на носитель с приемлемым временем устаревания – тоже проблема. Самое эффективное средство для целеуказания таким ракетам как «Синкун-2» – самолеты-разведчики. Но им необходимо обеспечить боевую устойчивость в зоне эффективной ПВО АУГ. Это опять-таки серьезная проблема, требующая значительных сил и средств.

Констатируем: «Синкун-2» станет серьезной угрозой для американского флота. Возможности этой ракеты по поражению даже сильно защищенных корабельных соединений велики. Сегодня и в среднесрочной перспективе у США не появятся эффективные средства борьбы с этим оружием. Однако его применение потребует высокоэффективного обеспечения.

Еще по теме

Поддержите нас
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews