Для России и США все вероятные варианты развития ядерного конфликта фатальны – обе страны исчезнут с политической карты мира. Но сама цивилизация останется, и ее лидерами станут другие страны. Так что глобальной и американской элитам стоит задуматься: стоит ли им освобождать свое место под солнцем для других?

Константин Сивков

Принятие в начале июня новых «Основ государственной политики в области ядерного сдерживания» ведет к существенному снижению порога перехода к применению ядерного оружия Россией в ответ на аналогичные и куда более масштабные действия США. Это, безусловно, вынужденная и жизненно необходимая мера с нашей стороны. В сложившихся условиях она может стать серьезным правовым фактором, который остудит горячие головы и тем самым в целом будет способствовать стабилизации ситуации в сфере ядерных вооружений.

Нельзя исключать, что этим шагом Россия несколько снизит темпы гонки ядерных вооружений. Надо понимать, что переход к применению ядерного оружия со стороны России и США будет чреват для обеих стран серьезнейшими последствиями. Тем не менее американский истеблишмент, оказавшись в критических условиях и учитывая фактор российских элит, среди которых до сих пор ряд ключевых господствующих высот в госуправлении и экономике занимают представители «пятой колонны», может пойти на меры и шаги, которые поставят Россию в положение, когда она будет вынуждена решиться на применение ядерного оружия. Поэтому рассмотреть варианты развития ситуации и их последствия в таком случае важно и интересно.

Начать следует с анализа состава располагаемых сил противоборствующими сторонами – США и России в вероятном ракетно-ядерном конфликте.

Ядерные арсеналы

Всего США, по данным СИПРИ, располагают 3700 развернутыми боезарядами на стратегических носителях. Из них 810 размещены на стратегических бомбардировщиках, 970 – на МБР наземного базирования и 1970 – на атомных подводных лодках. И еще около 300 ядерных зарядов – на самолетах тактической авиации. Итого – около 4000 боеголовок.

Следует учесть и тот факт, что под видом систем ПРО у границ России размещаются УВП Mk-41, которые позволяют использовать КР «Томагавк» в ядерном оснащении.

Такая ракета, имея дальность более трех тысяч километров, способна с высокой точностью поражать высокозащищенные цели на всей европейской части России. Но дело не только в этих УВП. Общая емкость морских носителей ракет «Томагавк» в ядерном оснащении в ВМС США превысила несколько тысяч, и обеспечить нанесение ядерных высокоточных ударов по всей территории России они могут вполне. При этом надо помнить, что в радиолокационном поле системы ПВО России на малых и предельно малых высотах имеются огромные бреши, особенно на северном стратегическом направлении (спасибо «реформаторам» 90-х и 2000-х). Имеющимися 15 самолетами ДРЛОиУ А-50 эти бреши на всем протяжении наших границ не прикрыть – слишком мало у нас таких самолетов. Так что скрытно нанести ядерный удар такими ракетами США вполне могут.

“Россия такой удар смогла бы выдержать и сохраниться как государственное образование. США вряд ли, слишком развращено население, слишком атомизировано общество”

Кроме ядерных сил, США располагают внушительным арсеналом стратегического неядерного оружия. Это ракеты «Томагавк», состоящие на вооружении ВМС США, которые имея дальность стрельбы до 1600 километров (по другим данным – до 2400 км), обеспечивают поражение цели боевой частью 340–450 килограммов с точностью 5–10 метров. Эти ракеты могут применяться со всех современных кораблей и подводных лодок США. Всего все носители крылатых ракет способны применить в одном ударе до 4200 ракет. Этого достаточно, по оценкам американских военных специалистов, чтобы в течение шести часов лишить способности сопротивляться крупное государство, нанеся ему неприемлемые потери в экономике. Если же речь идет о поражении российского ядерного потенциала, то можно полагать, что такой удар будет способен уничтожить практически полностью наземную компоненту российской системы противоракетного наблюдения (ПРН), значительную часть системы связи СЯС, особенно обеспечивающих доведение сигналов боевого управления на российские рпк СН, разрушить полностью три авиабазы стратегической авиации с уничтожением на них большей части российской стратегической авиации.

Россия имеет, по данным СИПРИ, 2460 ядерных боеголовок на 508 стратегических носителях, а также около 1850 единиц тактического ядерного оружия. РВСН имеют около 300 ПУ МБР, в том числе 46 тяжелых Р-36М2 «Воевода», около 30 МБР УР-100Н УТТХ (оба типа шахтного базирования), 72 ПГРК РТ-2ПМ «Тополь», 60 РТ-2ПМ2 «Тополь-М» шахтного базирования, 78 ПГРК РС-24 «Ярс» и 18 таких ракет шахтного базирования. Всего на МБР РВСН может располагаться 1076 боевых блоков, из которых до 400 единиц могут быть отнесены к среднему классу (500–750 кт), а остальные – к малому (в пределах 100–150 кт). ВМФ РФ располагает боеспособными 10 рпк СН. В их числе пять проекта 667БРДМ с БРПЛ Р-29РМУ2 «Синева» и Р-29РМУ2.1 «Лайнер» (80 ПУ), два проекта 667БДР с БРПЛ Р-29Р (32 ПУ) и три проекта 955 с БРПЛ Р-30 «Булава» (48 ПУ). Всего на рпк СН может размещаться до 768 ядерных боевых блоков преимущественно малого калибра – до 100 килотонн. Стратегическая авиация России располагает 32 боеспособными стратегическими бомбардировщиками Ту-95МС (может нести 6 ядерных КР Х-555) и 14 Ту-160 (12 Х-555). Тактический ядерный арсенал России включает до 500 ЗУР с ЯБЧ, до 500 КР и УР класса «воздух-поверхность» (это преимущественно относительно старые ракеты ДА с дальностью стрельбы в пределах 300–400 км) и около 500 ядерных боеголовок ВМФ, в том числе для ПКР БД в ядерном оснащении и КРМБ «Гранат». Остальное – боеголовки тактических ракет РВиА СВ, а также ядерных бомб для фронтовых бомбардировщиков и самолетов дальней и стратегической авиации.

ПУ МБР РВСН расположены в 11 позиционных районах трех ракетных армий, рпк СН располагают пятью ВМБ СФ и ТОФ, а стратегическая авиация базируется на трех аэродромах. Всего 19 районов и объектов базирования наших СЯС. Весьма немного и с началом боевых действий они станут первоочередными объектами удара (ПОО удара). Однако с началом угрожаемого периода ПГРК РВСН и большая часть рпк СН могут быть рассредоточены в районы боевого предназначения. Сложнее со стратегической авиацией – для нее нужны аэродромы первого класса с большой ВПП и необходимой инфраструктурой. Таких в России немного и они также будут включены в число первоочередных объектов поражения в первых ударах противника.

Система командных пунктов, с которых может осуществляться управление СЯС, достаточно развита и имеет хорошую фортификационную и конструктивную защиту. Кроме того, имеется система «Периметр», которая позволяет нанести ответный ядерный удар по агрессору даже при полном уничтожении всей системы управления СЯС. Так что в этом отношении у нас можно считать все в порядке – спасибо СССР.

А вот с системой связи есть проблемы, прежде всего в части доведения информации до рпк СН в районах боевого предназначения. Узлов связи всего несколько, и они весьма уязвимы от ударов даже обычным оружием, особенно их антенные поля. И систему ПРН нельзя признать обладающей хорошей боевой устойчивостью – несколько РЛС загоризонтного наблюдения этой системы представляют собой большие сооружения, весьма уязвимые от ударов даже неядерным ВТО. Не стоит думать, что эти проблемы только у России: у США ситуация аналогична, даже хуже – у них нет системы «Периметр». Тем не менее арсенал достаточно могущественный. Однако в какой мере он может быть реализован? Для ответа на этот вопрос необходимо рассмотреть возможные варианты развития ситуации. А их не так много.

Американская стратегия

Учитывая взгляды сторон на применение ядерного оружия, можно полагать, что если ядерный конфликт и начнется, то США будут стараться в кратчайший срок стратегическими неядерными силами вывести из строя российские СЯС, рассчитывая, что «пятая колонна» или просто нерешительность руководства не позволят России нанести ответный ядерный удар, а затем диктовать свою волю России, опираясь на ядерное превосходство. А если это не удастся, то они первыми нанесут «обезглавливающий» и «обезоруживающий» удары ядерным оружием с последующим уничтожением важнейших военно-стратегических и административных центров.Соответственно американская стратегия в таком конфликте может предполагать развертывание в угрожаемый период в районы вероятного патрулирования наших рпк СН группировок противолодочных сил для установления слежения за ними с целью их уничтожения с началом боевых действий и последующего поиска и уничтожения уцелевших. Одновременно в этих районах могут появиться надводные корабли ВМС США с ракетами ПРО, если предполагается, что боевые действия начнутся именно с нанесения массированных ударов по ядерным силам России, что чревато переходом России к применению ядерного оружия. Однако при этом возникает проблема обеспечения их боевой устойчивости от ударов нашего флота и ВКС.

После относительно непродолжительного периода боевых действий обычным оружием по российским шахтным ПУ, рпк СН в базах, узлам связи с МСЯС, аэродромам стратегической авиации, базам хранения ядерного оружия, РЛС загоризонтного наблюдения системы ПРН, повседневным (незащищенным) КП и ПУ, включенным в систему управления СЯС РФ, будет нанесен удар с применением 2000–2500 СКР «Томагавк» с боевыми частями в обычном оснащении. Продолжительность такого удара может составить от двух-трех до пяти-шести часов. Затем будет предпринята попытка переговоров о капитуляции России.

В случае провала таких переговоров будет нанесен массированный ядерный «обезоруживающий» и «обезглавливающий» удар 250–300 блоков W76-1/Mk4 БРПЛ «Трайдент-II D5» и до 100 ядерных СКР «Томагавк», которые должны будут уничтожить оставшийся ядерный потенциал России и систему управления им. Одновременно или с некоторой задержкой будет нанесен массированный удар по основным группировкам ВС РФ, промышленным и административно-политическим центрам с целью окончательного уничтожения нашей страны как геополитического субъекта. Всего на этот первый ядерный удар может быть израсходовано до 80 процентов американского ядерного потенциала. Его общая продолжительность может составить до двух часов.

После выявления результатов первого ядерного удара будут наноситься последующие сосредоточенные, групповые и одиночные ядерные удары по сохранившим боеспособность элементам СЯС и СОН ВС РФ с одновременным уничтожением противолодочными силами уцелевших наших рпк СН.

Ответный удар

С учетом положений, изложенных в «Основах», а также того факта, что в России очень сильна прозападная «пятая колонна», а российская элита прочно связана с Западом в целом и с США в частности, рассчитывать, что положения «Основ» будут исполнены в точности, не стоит. Поэтому надо рассматривать четыре возможных варианта ответных действий России.

Первый из них наиболее благоприятный для нашей страны – нанесение упреждающего ядерного удара по США и их союзникам с целью уничтожения их ядерных сил и экономического потенциала после выявления факта подготовки США к нанесению ядерного удара по России. В этом случае до объектов поражения дойдут практически все боевые блоки и США прекратят свое существование как государство. При этом удар 1100–1400 боевых блоков (остальные уйдут по объектам военной инфраструктуры) по зонам наиболее плотного расселения американского населения вызовет огромные жертвы – до 50–70 миллионов человек непосредственно после удара и еще примерно вдвое больше в течение полугода-года после. При этом США, располагая развитой системой ПРН, вполне смогут нанести ответно-встречный ядерный удар большей частью своего ядерного арсенала.

Однако такой вариант действий следует признать скорее невероятным. Во-первых, своевременно, объективно и достоверно вскрыть подготовку именно к ядерному нападению со стороны США будет весьма сложно, если не невозможно. Всегда будет оставаться сомнение и желание разрешить кризис путем переговоров, в крайнем случае обойтись действиями неядерных сил. Во-вторых, угроза ответно-встречного или даже ответного ядерного удара (у США, у которых основной ядерный потенциал размещен на ПЛАРБ, пока неуязвимых для нашего флота, ответный удар будет лишь на 40–45% слабее превентивного) нанесет России чудовищный ущерб, особенно в людях. В-третьих, чтобы решиться на такую акцию, пусть и объективно необходимую, лидеру и его команде надо иметь соответствующую психологическую готовность. Не похоже, что наше руководство обладает подобной решимостью. В-четвертых, и это главное, наша элита связана с Западом духовно и материально – там их капиталы, недвижимость, иные активы, детки и родня. Бить по ним ядерным оружием? Наконец нельзя забывать, что «пятая колонна» Запада, до сих пор чрезвычайно влиятельна в нашем высшем политическом руководстве. Так что наши будут пытаться максимально оттягивать принятие рокового решения даже в условиях, делающих это очевидно необходимым. Поэтому подобный вариант надо признать крайне маловероятным, практически невозможным.

Второй вариант предполагает нанесение упреждающего ядерного удара с началом уничтожения противником наших ССС (стратегических сил сдерживания) обычным оружием. Это предполагает, что российское руководство готово принять решение, что с момента поражения хотя бы нескольких элементов наших ССС, в частности хотя бы одного рпк СН или ПУ МБР, аэродрома стратегической авиации, Россия наносит по противнику массированный ядерный удар всеми своими СЯС. Это также достаточно благоприятный вариант для нашей страны. Противником будет нейтрализована лишь небольшая часть нашего ядерного потенциала – не более 10–12 процентов. Последствия такого удара для США будут столь же катастрофичны, как и в первом варианте. Однако остается угроза неизбежного ответного или ответно-встречного удара. Никуда не денется и «элитарный» фактор. Реализуемость такого сценария можно признать хоть весьма маловероятной, но уже по крайней мере не невозможной. В обоих этих вариантах может быть уничтожен практически полностью весь экономический потенциал США, а потери населения в течение года-полутора превысят 180–200 миллионов человек.

Третий вариант предполагает нанесение ответно-встречного ядерного удара. В этом случае в нем может принять участие, как показывают различные оценки, от 40–50 до 70–75 процентов российского ядерного потенциала. Последствия такого удара по США также будут катастрофичными – до целей дойдет от 700–900 до 1300–1400 боеголовок, из которых основная часть пойдет на объекты экономики и административно-политические центры: ведь бить по пустым ПУ МБР и отработавшим КП и ПУ бессмысленно. Для США и России такой обмен будет катастрофичным. Жертвы с обеих сторон в течение полугода-года приблизятся к 250 миллионам (в том числе в США до 160 – больше населения, выше плотность проживания, более плотная городская застройка, более высокая дифференциация заселения страны). Обе страны фактически прекратят свое существование. Несмотря на «элитарный» фактор, особенно прямой саботаж отдельных влиятельных идейных фигур из числа «пятой колонны», этот вариант можно признать вероятным в случае ядерного нападения на Россию.

Четвертый вариант предполагает нанесение ответного ядерного удара. Учитывая весь комплекс факторов, надо признать, что этот вариант действий России будет наиболее вероятным. В этом случае до целей на территории США смогут дойти, по разным оценкам и при различных вариантах развития обстановки, от 16–18 до 25–30 процентов от исходного числа российских боевых блоков. Часть из боевых блоков уйдет на объекты военной инфраструктуры США. Однако в основном удар придется по объектам экономики и административно-политическим центрам – всего от 200–250 до 350–400 боевых блоков. Этим ударом будет уничтожена значительная часть американской экономики, но не вся. Жертвы могут достигнуть 40–60 миллионов человек, в том числе до 15–19 непосредственно после удара. Россия такой удар смогла бы выдержать и сохраниться как государственное образование. США вряд ли, слишком развращено население, слишком атомизировано общество – каждый человек, населенный пункт, район, штат будут стремиться выжить любой ценой, в том числе и за счет соседа или изоляцией от более неудачливых сограждан. Управление страной со стороны американской элиты будет безвозвратно потеряно. Этот вариант по совокупности действующих факторов надо полагать наиболее вероятным в ядерной войне с США. При этом «элитарный» фактор уже не сработает – помешает быстро проснувшийся инстинкт самосохранения и военное командование этого не допустит. Плюс как вариант скажет свое слово «Периметр». Надо подчеркнуть, что для США, несмотря на то, что их потери будут значительно меньше наших, этот вариант также станет фатальным.

Из анализа вытекает, что для России и США все вероятные варианты развития ситуации ядерного конфликта катастрофичны – обе страны исчезнут с политической карты мира. Но сама цивилизация останется и ее лидерами станут другие страны, такие, в частности, как Китай, Индия, Бразилия. Ядерной зимы не будет, территории России и США лишь на некоторое время охватит «ядерная осень». Исчезнет с гибелью США и власть мировой элиты – финансовая система, основанная на долларе, умрет вместе с их властью. Так что глобальной и американской элитам стоит задуматься: стоит ли им освобождать свое место под солнцем для других?

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews