До 15 процентов от общей численности вооруженных сил Турции размещены на зарубежных территориях. В этом отношении страна занимает второе место в мире после США. И если американское военное присутствие за рубежом демонстрирует в последние годы тенденцию к сокращению, то турецкое, наоборот, к росту. При этом Турция не стесняется вторгаться в традиционные зоны интересов тех же России и Китая, теснить крупные европейские державы, одновременно вступая в конфликт со своими главными союзниками по НАТО, в частности с США.

Турецкая рокировка

США покинули Афганистан. Объявлено о выходе остатков американских войск из Ирака. Причина этого коренится не в доброй воле американского истеблишмента, а является результатом борьбы народов оккупированных стран за свою свободу и независимость. Еще в 2009–2012 годах мне довелось несколько раз в рамках телемостов на канале RT встречаться с представителями американского истеблишмента, которые уверенно заявляли, что в том же Афганистане они имеют более десятка баз и никогда не покинут эту страну, поскольку это важнейший плацдарм влияния США в Центральной Азии и прилегающих регионах. И вот они уходят, пытаясь перенести свое присутствие в этом регионе в другие государства, прежде всего бывшие республики СССР, такие как Узбекистан, Таджикистан, Киргизия и Казахстан.

“Глава МИД Турции: «Отныне перед вами Турция, которая не проигрывает ни в дипломатии, ни на войне. То, что наша армия обретает на фронтах, мы не уступаем на переговорах»”

Американский министр обороны уже совершил турне по этим странам, изыскивая возможности создать здесь свои военные базы. Шансов добиться этого, судя по материалам открытых источников и анализу военно-политической ситуации, немного. Не понравится появление американских военных баз в этих республиках России, а также Китаю, который весьма активно внедряется в данный регион. Американцам будет чрезвычайно трудно нейтрализовать в странах Центральной Азии влияние этих двух глобальных центров силы, расположенных в непосредственной близости.

На этом фоне Турция демонстрирует чрезвычайно высокую активность на этом направлении. Анализу турецкой политики в российских СМИ уделяется не так уж много внимания. Основные новостные потоки вращаются вокруг отношений России с ведущими странами Запада, прежде всего США, ЕС и НАТО, Германии, Франции и Италии. Отдельно идет информация о военных учениях и иных военных приготовлениях у российских границ все тех же стран, а также государств бывшего Варшавского договора и Балтии. На этом фоне турецкий фактор остается в тени.

В официальных российских СМИ, в частности на федеральных каналах, подается информация, акцентирующая позитивные аспекты российско-турецких отношений. При этом проблемные вопросы практически не освещаются и не анализируются должным образом. Между тем турецкая внешняя политика предельно активна и уже сегодня преподнесла России несколько неприятных сюрпризов. Ряд внешнеполитических положений, которые турецкое руководство позиционирует как краеугольные в политике страны, несут прямую угрозу территориальной целостности РФ. Хотя пока турецкий внешнеполитический курс явно не угрожает китайским интересам, однако его направленность неизбежно приведет к столкновению Турции и с Китаем. Активно действует Турция и на африканском направлении.

«Леопарды» для янычаров

В числе наиболее информированных специалистов на турецком направлении, внимательно отслеживающего внешнюю политику этой страны в России, можно назвать эксперта «Фонда стратегической культуры» Андрея Арешева. Анализ его материалов, а также данных из других источников дают основания выделить четыре-пять основных направлений турецкой внешнеполитической экспансии.

Первое из них, если вести отсчет от меридиана Гринвича, это северо-западное. На этом направлении просматриваются две основные точки приложения турецких усилий. Одна из них Великобритания. С этой страной, одной из немногих на Западе, у Турции имеется достаточно интенсивное военно-техническое сотрудничество. В частности, именно с британской авиастроительной компанией ВАЕ Systems Турция заключила соглашение на сумму в 100 млн фунтов стерлингов в 2017 году об оказании помощи в разработке перспективного турецкого истребителя пятого поколения TF-X. Не стоят в стороне и другие британские компании, оказывающие содействие в развитии турецкого военно-промышленного комплекса поставками важнейших компонентов к системам вооружения и боевой техники.

Германия оснастила турецкий флот первоклассными дизель-электрическими подводными лодками проекта 212, а сухопутные войска – танками «Леопард-2» А4. Последние хотя и относятся к числу устаревших, продолжают отвечать требованиям современности на Азиатском, Ближневосточном и Африканском ТВД, что хорошо было продемонстрировано в ходе боевых действий в Сирии.

Остается на вооружении турецкой армии и боевая техника США. Американцы, несмотря на возникшие проблемы в американо-турецких отношениях, вызванных политикой Эрдогана, продолжают военно-техническое сотрудничество, обеспечивая поддержание этой техники в боеспособном состоянии. А это вся турецкая боевая авиация, практически все средства ПВО (за исключением российского С-400), значительная часть артиллерии и танков турецкой армии.

Однако если с Западом Турция выступает потребителем, то на Балканах турецкая активность развивается с явным военно-стратегическим акцентом. Уже более четверти века присутствует на территории Косово, а также Боснии и Герцеговины турецкий миротворческий контингент. Крупнейшую в этом регионе военную базу США строили совместно с Турцией, что предполагает ее эксплуатацию не только американскими, но и турецкими военными. Более того, на фоне общей политики США на сокращение своего военного присутствия в регионе эта база может быть полностью передана Турции.

Кавказ и Средняя Азия

Не менее важным и интенсивно развивающимся является северное направление турецкой военно-политической экспансии. Например, Крым. Представители турецкого руководства выступают активными проводниками идеи «Крымской платформы» – сообщества стран, объявляющих своей целью отторжение от России полуострова. И турецкий интерес в этом очевиден. Ведь в случае если это удастся сделать, у Анкары появляются веские историко-правовые основания претендовать на эту территорию. Сегодня на этом направлении наблюдается исключительно высокая турецкая активность по установлению тесного военно-технического и военно-стратегического сотрудничества с Украиной. Турция всячески поддерживает украинские претензии на Крымский полуостров и своими действиями фактически способствует наращиванию военной напряженности в зоне ЛНР и ДНР.

В настоящее время известно о контракте на закупку Украиной турецких БЛА «Байрактар-ТВ2» – самой раскрученной на данный момент модели в этом семействе. Эти машины предполагается поставлять как в украинские сухопутные войска, так и на флот. В свою очередь Украина поставляет для турецкого ВПК газотурбинные двигатели и иные компоненты для боевой техники. При этом вместе с поставками «Байрактаров» на Украину прибывают турецкие военные, призванные обеспечить подготовку украинских военнослужащих для эксплуатации этих БЛА. Судя по опыту Азербайджана, надо полагать, что подготовкой украинских военных деятельность турецкого контингента на Украине не ограничится.

Однако самой успешной надо полагать турецкую экспансию на северо-восточном направлении. Речь идет, конечно же, об итогах вооруженного конфликта между Нагорным Карабахом и поддерживающей его Арменией, с одной стороны, и Азербайджаном и поддерживающей его Турцией – с другой. Турция может считаться стороной конфликта в той же мере, как и Армения. Поскольку турецкие офицеры принимали непосредственное участие в управлении войсками и поставляли в зону конфликта боевиков радикальных организаций из Сирии. Если оценить итоги этого конфликта, то можно прийти к выводу, что основной выигравшей в нем стороной стала именно Турция. Она получила великолепный плацдарм в лице Азербайджана для дальнейшей экспансии в направлении азиатских республик бывшего СССР, а также Кавказа, в частности Северного. Вопросы обустройства этого региона, включая сам Нагорный Карабах, президенты Турции и Азербайджана обсуждали на ключевом саммите, который был демонстративно проведен в городе Шуше.

Сам факт этого саммита с такой повесткой и соответствующий итоговый документ свидетельствуют, что военная экспансия в Нагорный Карабах будет продолжаться. На повестку дня поставлен вопрос о создании на территории Азербайджана турецкой военной базы. При этом уже сегодня на территории этой страны имеется значительный турецкий военный контингент, имеющий доступ к инфраструктуре азербайджанских ВВС. По данным некоторых источников, рассматривается возможность развертывания уже в ближайшей перспективе не одной, а трех турецких баз, включая одну военно-морскую на побережье Каспийского моря.

Помимо Азербайджана, турецкое руководство активно действует в республиках Средней Азии, которые ранее входили в состав СССР. В конце октября 2020 года с вояжем по этим странам отправился министр обороны Турции. Идея этого визита состояла в налаживании военно-стратегического сотрудничества с тюркоязычными странами с целью создания в перспективе военного блока «Армия Турана», потенциальными членами которого, помимо Азербайджана, рассматриваются Узбекистан, Казахстан, Киргизия и Туркменистан.

Восточное направление турецкой экспансии направлено прежде всего на Афганистан. Контингент турецкой армии был развернут в этой стране уже достаточно давно в составе войск НАТО, действующих в этой стране. С уходом США из Афганистана их место, судя по действиям Анкары, стремится занять Турция. Первым шагом стало развертывание в Кабуле группировки турецких войск для защиты местного аэропорта. Такой шаг вызвал крайнее неудовольствие движения Талибан, которое фактически можно рассматривать как единственный реальный афганский властный субъект самого ближайшего будущего. Талибы выпустили заявление, где отмечается, что, несмотря на религиозную близость, они рассматривают развернутую на территории Афганистана турецкую группировку как враждебные иностранные оккупационные войска, с которыми они намерены вести бескомпромиссную борьбу с целью их изгнания. В этих условиях турецкому руководству придется наращивать свой военный контингент в этой стране или ее покинуть. Добиться согласия от талибов на сохранение в Афганистане турецкого военного присутствия вряд ли получится. Судя по достаточно жесткому характеру внешней политики нынешней Турции, без достаточно веских оснований отступать с достигнутых рубежей она не станет. Можно вспомнить слова главы МИД Турции Мевлюта Чавушоглы: «Отныне перед вами Турция, которая не проигрывает ни в дипломатии, ни на войне. То, что наша армия обретает на фронтах, мы не уступаем на переговорах». Судя по этому заявлению, основанием для отступления могут стать только военные поражения. Так что, вероятнее всего, вооруженное противостояние Турции и Талибана еще впереди, и военное присутствие Турции в Афганистане будет только наращиваться.

Активно развивает военно-техническое сотрудничество Турция и с Пакистаном. Однако потеснить в этой стране влияние Китая ей вряд ли получится.

Турция возвращается в Сирию и Ливию

Чрезвычайно активно Турция развивает свою экспансию на южном направлении. Прежде всего тут надо отметить Сирию, где имеется весьма серьезное турецкое военное присутствие. В ходе сирийской гражданской войны Турция осуществила военное вторжение в северные регионы страны для борьбы с боевиками ИГИЛ (организация, запрещенная в России) и курдскими вооруженными формированиями. В созданной Турцией буферной зоне на севере Сирии, включающей несколько сравнительно крупных городов, в настоящее время проживает около четырех миллионов человек. Продолжает существовать и поддерживаемый Турцией идлибский анклав, в котором находятся остатки радикальных и террористических организаций. В этом котле развернуты войсковые контингенты турецкой армии, располагающие тяжелой боевой техникой и артиллерией. Известны факты прямой вооруженной поддержки со стороны турецкой армии действий радикалов против правительственных войск Сирии, в том числе с ощутимыми потерями боевой техники со стороны турецких войск, в частности в БЛА, включая самые современные. Пока никаких реальных предпосылок к устранению этого анклава на территории Сирии не просматривается.

Остается группировка турецких войск и в Ираке, где она располагает несколькими опорными пунктами, созданными первоначально в качестве баз миротворцев в этой стране с 1990-х годов. С уходом США из Ирака турецкое военное присутствие сохраняется и даже наращивается, что обосновывается необходимостью борьбы с вооруженными формированиями Рабочей партии Курдистана. Известно о начале строительства крупной и хорошо защищенной военной базы Турции в этой стране. Продолжается наращивание турецкого военного присутствия в Катаре. Появление в этой стране турецких военных состоялось в результате создания антикатарского альянса во главе с Саудовской Аравией. Причиной конфликта стала борьба за лидерство в исламском мире правящих династий – катарской и саудовской.

В 2017 году Турция создала крупнейшую зарубежную базу на территории Сомали, где развернут контингент в несколько сотен человек. В этой стране турецкие военные специалисты обеспечивают подготовку национальных вооруженных сил, а также участвуют в восстановлении разрушенной инфраструктуры, прежде всего транспортной. Активно развивает Турция военно-стратегическое сотрудничество с Суданом, где создаются центры по подготовке местных вооруженных сил.

Турецкое руководство добивается ратификации соглашения с этой страной об аренде на 99 лет острова Суакин, где предполагается строительство военно-морской базы, что позволит распространить военное присутствие Турции вплоть до Красного моря. Естественно, остается и турецкое присутствие на Кипре. Однако в последние годы оно получило новое, более жесткое выражение, когда под прикрытием своих ВМС Турция начала вести геологоразведку вблизи берегов этого острова. Право на ведение этих работ было выдано турецким компаниям правительством анклава турок-киприотов. Однако пока это государственное образование не получило международного признания.

Важным направлением турецкой экспансии является юго-западное. Здесь прежде всего надо отметить Ливию. В этой стране, где продолжается гражданская война, Турция выступила на стороне правительства Файеза ас-Сарраджа, войска которого вели тяжелые и по большей части неуспешные бои против армии маршала Халифы Хафтара. Последнего поддерживала целая коалиция государств – Франция, Италия, Египет, Объединенные Арабские Эмираты и Российская Федерация. Однако Турция, направив в Ливию крупные силы флота и войск, смогла переломить неблагоприятный для триполитанского правительства ход событий и нанести силам мятежного маршала ряд тяжелых поражений.

Надо отметить, что при этом турецкое правительство демонстрировало решимость оказать вооруженное сопротивление даже странам НАТО, выступающим на стороне Хафтара, в частности силами развернутой у берегов Ливии флотской группировки.

Однако столь масштабная экспансия может быть успешной, если у нее соответствующие и весьма благоприятные условия и предпосылки. Не имея таковых в полном объеме, в попытках расширить и закрепить свое доминирование в мире потерпели неудачу США. Национальным крахом закончилась попытка военным путем добиться доминирования в Европе (от Бискайского залива до Уральского хребта) для гитлеровской Германии. Анализу условий и предпосылок возрождения Блистательной Порты будет посвящена одна из будущих статей.

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews