Многие из нас в сознательном возрасте стали свидетелями уникального исторического момента — смены общественно-политического строя в нашем государстве. За 25 последних лет сложилось такое понятие как «российское», часто противопоставляемое «советскому».

Константин СеминВопрос: — Правомерно ли противопоставление «российского» «советскому»? Действительно ли так глубоки различия?

Константин Семин: — Я думаю, что, с одной стороны, мы должны не забывать о том, что Россия, по крайней мере, с точки зрения международного права, является правопреемницей Советского Союза. Соответственно, связана с советским наследием огромным количеством прямых обязательств юридических и других менее явных, но тоже значимых, сухожилий, нитей, которые объединяют людей, которые невозможно забыть или игнорировать.

С другой стороны, мы должны понимать, что тот характер государства, который с 91-го года в нашей жизни является определяющим, ничего общего с советской системой, с Советским Союзом не имеет. Поэтому Российская Федерация – это, конечно, с точки зрения государственного строительства, общественного строя, экономического уклада, полная противоположность Российской Советской Федеративной Социалистической Республике или шире – Советскому Союзу. И вот в этом дуализме, в этом двойном противоречии и одновременно единстве мы существуем. Это очень тяжелая ситуация, которая однажды должна будет чем-то разрешиться. Но такое противоречие есть.

Вопрос: — Согласно марксистско-ленинской теории смены общественно-экономических формаций, капиталистический строй сменяется социалистическим. Эта теория оказалась недееспособной, или имеет место временное отступление и социализм вернётся?

Константин Семин: — Нет, она, без сомнения, актуальности не потеряла. И все последние годы, и каждый новый день подтверждают, что очень рано списывать марксистско-ленинскую трактовку событий со счетов, называть её устаревшей. Собственно говоря, во всем мире никто пока до этого не додумался еще. Это только у нас перестали изучать «Капитал».

Мы наблюдаем тотальный, всеобъемлющий кризис капитализма, который прорывается в войнах и эти войны уже опаляют наши границы.

И без сомнения, все те грабли, на которые наша страна наступила, все те уроки, которые была вынуждена пройти в прошлом, к сожалению, остаются актуальными для нас и сегодня. А что касается смены формаций… Кому-то в XIX веке представлялось, что Парижская коммуна – это краткосрочный опыт, к которому человечество больше не вернется, а оказалось, что это совершенно не так.

Социализм естественным образом не без борьбы и не без потрясений, но неизбежно должен будет прийти на смену капитализму. Потому что сейчас как никогда уместно вспомнить слова Розы Люксембург, которая незадолго до своей гибели сказала, что у человечества выбор очень простой – либо социализм, либо варварство. И сегодня, когда человечество выбирает, идет широкими шагами к варварству, нужно все-таки помнить, что есть и альтернатива, есть и другой вариант общественного устройства, напрямую связанный с нашей историей, с опытом наших предков. Это мы показали человечеству, что другой мир возможен. И, соответственно, на нас лежит важнейшая историческая задача – доказать это снова.

Вопрос: — В прошлом веке, наш народ дважды пережил смену общественно-политического строя. Я имею в виду 17-й и 90-е годы. И каждый раз по принципу — «до основания мы разрушим, а затем»… Как нам контролировать смену формаций, чтобы не было так болезненно, чтобы сохранить всё лучшее?

Константин Семин: — Это невозможно контролировать. Формации меняются не по прихоти людей, которые приезжают в пломбированном вагоне и чего-нибудь устраивают по наущению немецкого генерального штаба. Формации меняют друг друга в силу того, что меняются производительные силы и производственные отношения. И, без сомнения, во всем мире эти изменения продолжаются.

Я не просто так упомянул кризис капитализма. Система экономических отношений, которая господствовала в мире на протяжении более ста лет, сегодня, очевидно, исчерпала себя, уперлась в стену. Вы говорите, что мы дважды разрушали все «до основания, а затем»… Извините меня, дважды человечество чуть не уничтожало себя в огне мировых войн «до основания».

Собственно, революция 17-го года и возникновение советского государства – это ответ человечества на испепеляющее, уничтожительное воздействие капитализма, который всегда противоречия, его разрывающие, решает через мировую войну.

Поэтому сегодня, когда оружие массового уничтожения стало более разрушительным и более доступным, и способов «до основания», без всякого «затем», уничтожить себя у человечества гораздо больше, мне кажется, мы не имеем права отказываться от того опыта, который был у наших предшественников.

Вопрос: — Но ведь что-то хорошее дало нам и наше время? Духовная свобода… Это состояние, конечно, внутреннее, но, с другой стороны, сейчас нет внешних препятствий для её реализации.

Константин Семин: — Ну как это нет? Конечно же, они есть. И свобода, которую мы получили после 91-го года, – это свобода деградации, свобода разложения, свобода медленной смерти, духовной – уж точно.

В чем состоял смысл социалистического проекта? В том, чтобы предоставить личности безграничные фактически возможности для самосовершенствования, саморазвития, человек стремился ввысь, человек стремился к самообразованию. Сегодня мы шагнули в феодализм, в сословное общество, в котором одни люди отрезаны от возможности к самосовершенствованию и саморазвитию, а другие – наслаждаются безграничными возможностями по насыщению своих неограниченных потребностей. И в этом смысле, я думаю, такая свобода, конечно, неравноценна той свободе, которую мы потеряли в 91-м году.

Вопрос: — Вы рассуждаете с позиции рационализма. А возможно ли рациональное объяснение тому, что после распада Советского Союза и последующих реформ 90-х возродилась российская армия, промышленность, социальные институты? Казалось бы, этому ничто не способствовало.

Константин Семин: — Я бы не сказал, что это уже случилось…

Вопрос: — Но такая тенденция явно наметилась…

Константин Семин: — Вы знаете, в «проклятую социалистическую эпоху» было известное высказывание «головокружение от успеха». У нас сегодня, на мой взгляд, наступило головокружение без успеха. И это гораздо опаснее.

Боеспособность армии, её новый облик проверяется не в ходе косметических операций, пусть даже и большой геополитической важности, а, как не трагично это признавать, в ходе боевых действий, реальных боевых действий, столкновений с сопоставимым по боевому потенциалу противником. И поскольку я немножко представляю себе состояние нашего военно-промышленного комплекса, я бы не очаровывался здесь тем, что мы можем видеть новый танк на площади в День Победы.

Для того чтобы насытить армию образцами новой техники, новых вооружений, это вооружение должно поступить в серийное производство. Для этого в экономике должны быть совершенно другие возможности. У нас этих возможностей нет. Положение это крайне тревожное и опасное. И шапкозакидательство здесь совершенно неуместно.

Одержать победу в Великой Отечественной войне, разгромить мощнейшего противника нашей стране позволил, безусловно, качественно новый, по сравнению с какими-то предыдущими эпохами, технический потенциал. Была проведена индустриализация, модернизация. У Советского Союза была современная наука. Но, помимо всего прочего, советские люди, советский народ были объединены общей идеей. Они были невероятно сплочены и мобилизованы. И для того чтобы в нынешних экстремальных политических обстоятельствах уже Россия могла уцелеть в объятьях своих международных «партнеров», ей необходим не только современный технический, оборонный потенциал. Ей необходима такая же коллективная сплоченность, солидарность. А этой солидарности неоткуда взяться сегодня, к сожалению. И это очень тревожит.

Популярный интернет



Еще по теме

1 комментарий: Константин Семин: другой мир возможен 03.12.2016

  • Кузёмка говорит:

    К моему глубокому сожалению, Сёмин не видит эксплуататорской сущности коммунистического режима. Он путает сплоченность русских людей с подлой монетизацией русской души в социалистическое время.
    Сейчас пришло время вернуться к подлинно справедливой организации жизни людей.
    Ты пойми Семин, нынешняя жизнь прямое следствие взвращивания потребителя в недрах социалистического общества. Лозунги красивые — равенство. братство, а ежедневная практика прямо противоположна. Сегодняшний Западная демократия такое же уродство, как и советский коммунизм во всём мире.
    Сёмин, я тебя умоляю, почитай Достоевского, Булгакова, а потом занимайся пропагандой.
    В том то все и дело, что такие люди как я, написавшие успешные программы развития крупнейших предприятий России, сегодня подвергаются репрессиям со стороны шестёрок Запада, а такие как ты вещают с экрана. Ничего прорвёмся!.

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Архив