— Иван, сегодня много говорят о зависимости людей от электронных устройств. В частности, даже Патриарх Московский и всея Руси Кирилл сказал, что «гаджеты хороши с точки зрения удобства и удовольствия, но с точки зрения контроля над человеческой личностью — это опасное дело». Существует ли, на ваш взгляд, такая проблема?

Иван Охлобыстин

— Несомненно, люди сегодня очень привязаны к электронным устройствам. У меня самого их несколько, есть они у моей жены и детей. Но это само общество подталкивает нас к этому, так что сопротивляться неизбежному процессу мы едва ли сможем, да не очень это и нужно.

— Почему?

— Многое сегодня переходит в электронный вид. Электронные дневники, учебники у школьников. Какие-то задания, рефераты они выполняют на компьютере. У моего поколения этого не было, а у моих детей это есть.

— Хорошо ли это?

— Не думаю, что это плохо. Современные дети не мыслят себя без электронных устройств, они росли вместе с ними. Важно к этому адекватно и рационально относиться.

— Например?

— Огромную роль играет процесс воспитания, пример семьи. Не нужно у ребенка отнимать детство. Он должен бегать, играть, изучать этот мир методом проб и ошибок. Если у моих детей будет выбор: пойти ли гулять, или сидеть перед экраном — они выберут первое. Но не нужно забывать, что в Интернете у современных подростков сегодня развлечения — они не смотрят телевизор, там у них определенное общение, друзья, игрушки опять же. Это тоже все существует.

— В плане учебы гаджеты помогают?

— Я считаю, что сама система образования, которая предусматривает сдачу экзамена по ЕГЭ, — порочна сама по себе. Такое ощущение, что ставится цель сделать из детей команду по игре «Что? Где? Когда?». «В какой комнате жил Пушкин в Царскосельском лицее?» Кто сегодня помнит номер комнаты вообще, да и зачем? Гораздо больше людей вспомнит, что его соседом был Иван Пущин. Вообще создается впечатление, что кто-то просто дал взятку, чтобы в школе преподавали по таким учебникам и программам.

— Считаете ту систему образования, в которой вы обучались, лучше?

— Да. Я отдаю себе отчет в том, что там было немало минусов, но плюсов, на мой взгляд, было значительно больше. То, что я вижу как родитель сегодня, на мой взгляд, не дает донести нужный материал до детей. Они просто взрываются от тех объемов информации, которые в них хотят впихнуть. Моя жена может до двух ночи сидеть с ребенком за уроками, а завтра школу никто не отменял. Для примера взять историю.

В учебниках одни даты и имена. Причем в датах бывают разрывы по пятьдесят лет. Откуда все берется? Почему? Ответов в учебниках я не вижу.

— А вы сами ходите на родительские собрания?

— Нет. Мы так договорились, что в школу ходит жена. Во-первых, мое присутствие будет отвлекать учителей и родителей. Во-вторых, я мягкий отец, и не стоит от меня ожидать каких-то брутальных шагов.

— Помните, когда вы столкнулись впервые с компьютерами?

— Конечно! Первая моя специальность — «оператор электронно-вычислительных машин». Мне довелось работать в НИИ мясо-молочной промышленности. Прекрасно помню, как выглядели компьютеры в те времена. Это был такой большой ящик, висящий на пружинах внутри другого ящика. Накопительные устройства были огромными, размером с чемодан, на которые могло вместиться что-то очень незначительное по нынешним временам — около двух мегабайт информации. Но в своей жизни я отказался от компьютеров еще году, кажется, в 1995-м. Оставив их только как поле для игрушек.

— Какие компьютерные игры вы любите?

— Я прошел практически все современные, наиболее известные и значимые шутеры, такие как «Хитман», «Колл оф Дьюти», «Постал». Серия «Сталкер» очень мне понравилась. Многие другие. Активно играл в стратегии. Например в «Вархаммер» и «Вархаммер 40,000».

— Игромания — болезнь, которой нужно просто переболеть?

— Да. Я получил какую-то эмоциональную составляющую от процесса игр и сегодня не настолько уже зависим от них. Хотя были времена, когда мог ночь напролет просидеть перед экраном.

— Как домочадцы относились к вашему увлечению?

— Понятно, что ничего хорошего. Но я сказал жене, что пусть уж будут игры, чем, например, водка. (Смеется.)

— А в современные игры играете?

— Нет. Онлайн-игры мне перестали быть интересны. Дело в том, что я не столько люблю процесс сам, сюжетную линию игры, сколько изучать окружающий виртуальный мир. В том же «Сталкере», например, можно было бродить по локациям, просто рассматривая окружающий пейзаж.

— Современные дети много времени уделяют компьютерным играм?

— А зачем им компьютерные, когда у них полно и вполне реальных. Сегодня очень много интересного происходит вокруг. Они участвуют в каких-то городских квестах, на праздники снимают апартаменты, лофты. Они не настолько привязаны к виртуальному миру, чем может казаться. Поймите, если наше поколение можно сравнить с компьютерами такими старыми, с жестким диском, где хранится информация, то дети наши — это модемы, которые добывают сведения из всего окружающего мира.

— Лично вы чем пользуетесь?

— Для удобства у меня несколько устройств, а смартфоны подключены к разным операторам связи. Это удобно во время путешествий по миру и России. С планшетом мне удобно работать. Я им пользуюсь. Это да. Это, пожалуй, объяснить сложно. Ну не наигрался в детстве! Для меня эти гаджеты как нечто необычное, как таинственные существа. Играю и не могу оторваться. Но я здравомыслящий человек и могу управлять своими пристрастиями, такими, как любовь к гаджетам. Да тут еще Миша Ефремов детей моих подсаживает на эту гаджетоманию. Подарил Анфисе айфон. Следом за Анфисой пришлось подарить Дусе, чтобы не передрались девчонки. А там и Варя захотела — тоже пришлось тратиться. Зато теперь я могу контролировать, что они смотрят. Закачиваю им в телефоны правильные фильмы, хорошую музыку.

— Вы уже упомянули о симпатии к игровой вселенной «Вархаммер 40,000». Как по-вашему, может ли человечество ждать будущее, которое описано в этой вселенной: непрекращающаяся война и превращение людей в полуроботов, когда вместо некоторых внутренних органов будут механизмы?

— Не думаю, что до этого дойдет именно в том виде, что описан в мире вселенной «Вархаммер». Но, возможно, будет какая-то общемировая структура, которая будет глобально контролировать всю планету. На самом деле человечество сегодня в чем-то к этому идет. К глобализации, которую как раз и помогают обеспечить электронные устройства, благодаря которым мы можем мгновенно обмениваться информацией со всем миром. Думаю, что люди откроют для себя новые возможности, в том числе в своем организме, психике. Это не относится к какому-либо оккультизму, мистическим практикам. Сегодня вполне уже работает и развивается транспсихология, которая помогает открывать новые возможности становиться более счастливыми. Дело в том, что люди вовсе не умеют жить для себя, все время хотят для кого-то другого.

— У вас даже книги написаны по мотивам этой вселенной.

— Да. Есть несколько фэнтезийных книг. Кроме этого, мне нравится жанр фантасмагории — парадоксальные перепады между трагедией и комедией, нелепостью и сверхоткровением. В нашей повседневной жизни обычно так и происходит. Нет такого, что ты вот встретил мудрого человека, и он тебе вдруг рассказал мудрую мысль в ухо. Все урывками — от одного, другого. Причем это совершенно разные могут быть люди: хоть дворик, хоть министр или космонавт. И это массовое бессознательное влияет на тебя. Ну, может быть, ты роман когда-то прочтешь, где в художественной форме есть одна законченная мысль. Но по большому счету, «истина» и «любовь» — эти понятия находятся в движении. Они умирают, если останавливаются. А окружающий мир меняется.

— Что предпочитаете сами читать?

— Я люблю читать все. У меня есть свои продавцы в книжных магазинах, например, в магазине в Тушине, который знает мой вкус. Он сначала мне рекомендует несколько книг, которые читают все, еще немного, которые должны понравиться мне, и, наконец, то, что выбрал он. И из этого микса я отбираю что-то для себя. И мне, как правило, нравятся те, что мне рекомендуют. Так я прочел «Тысячу сияющих солнц» Халеда Хоссейни. Был большим почитателем Гюнтера Грасса, то есть мне такое тяжелое заходило блоками, вводило меня в мифологему, очаровывало, как шаман, укачивало.

— По своим взглядам вы консерватор. Обычно эту категорию людей рисуют как врагов прогресса.

— Мало того что я консерватор, я еще и придерживаюсь монархических взглядов. Но это не враждебность прогрессу как таковому, с точки зрения техники, науки. Это враждебность некоторым новым веяниям в обществе, в общественной мысли. Вот, например, мой друг очень хороший, Михаил Ефремов, — либерал.

— Иван, что касается вашего служения в церкви. Планируете ли вы возвратиться?

— Думаю, что это рано или поздно произойдет. Я почему написал прошение о снятии сана? В связи с необходимостью сниматься, зарабатывать деньги и заниматься семьей. Тем более это все произошло после фильма «Царь», где я играл шута. Почему-то определенная часть зрителей очень неоднозначно восприняла этот образ, поскольку он как-то шел вразрез с тем, что я священник. Хотя нигде на указано, что священнику нельзя играть на сцене или сниматься в кино. Очень хороший мой товарищ — протоиерей Дмитрий Смирнов, который помогал мне на священническом поприще, как-то стал свидетелем разговора, где я говорил по телефону с агентом, который предлагал сниматься и обещал неплохой гонорар. Я отказался, а отец Дмитрий сказал: «Так, откроем «Кормчую» (это такая книга, где содержатся предписания о жизни священника).

Где тут написано, что нельзя сниматься в кино?» Кстати, и патриарх Алексий также ничего не сказал про такой запрет. Но, видя определенный резонанс вокруг моих ролей, я совершенно добровольно принял решение снять с себя священнический сан, что и было поддержано патриархом. Но по прошествии определенного времени, думаю, снова возвращусь к служению у престола.

— Вы сказали, что люди не умеют жить для себя. Кажется, как раз умеют.

— Я считаю, судить, оценивать людей не стоит в принципе, надо жить в свое удовольствие. Просто правильно разумно подойти к выбору удовольствия. Для одного это алкоголь, для другого — походы от жены «налево», наркомания, не дай Бог. Есть сегодня фанаты фитнеса, здорового образа жизни. Кому-то богослужение нравится. Вот они все самодостаточные, но мне нравится последнее. Так что живу себе в радость, развиваюсь, самосовершенствуюсь, наслаждаюсь близкими и самим собой.

популярный интернет

Еще по теме

Поддержите нас
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Архив