Известный писатель-историк написал для «КП» статью, в которой речь идет о событиях столетней давности, но почему-то ассоциации возникают с сегодняшним днем.

РомановЧитатель, вы не задумывались над тем, почему в основе ключевых событий мировой истории часто лежат базовые закономерности, невидимые сторонним наблюдателям? Предлагаем вашему вниманию статью Святослава Рыбаса о государственном перевороте в Российской империи, совершенном в результате заговора группы высшей элиты. Передавая статью в редакцию, автор привел мысль историка В.О. Ключевского: «Прошедшее нужно знать не потому, что оно прошло, а потому, что, уходя, оно не унесло своих последствий».

И никто не виноват, и все

Заговоры и перевороты — явление мировой политики, и в этом плане наш исторический опыт богат. Вспомним убийство императора Павла I, совершенное гвардейскими офицерам при закулисном участии английских дипломатов, которые добивались отмены экономической блокады туманного Альбиона. Сегодня мы уже свидетели подготовки свержения президента Путина, о чем недавно заявил его пресс-секретарь Дмитрий Песков.

Как созревает заговор? Как распределяются его силы на шахматной доске? Будет поучительно вспомнить события 1916 года, когда накануне решающих побед на фронте влиятельная группа имперской элиты совершила переворот. М.В. Родзянко, председатель Государственной Думы и один из заговорщиков, выбрал эпиграфом к своим мемуарам слова Талейрана «Никто не устраивает революцию и никто в ней не повинен. Виноваты все». Несмотря на лукавство этой мысли, примем ее как признание просчетов и запоздалое раскаяние.

Итак, перед Мировой войной Россия находится перед развилкой: либо продолжать догоняющую модернизацию, оставаясь сырьевым придатком Запада, либо совершить рывок, опередив собственное историческое время. Темпы роста ее национального дохода соответствуют среднеевропейским, но ниже, чем в Германии и США. Что ждет ее в конце гонки? Очевидно, что элита ведет поиск альтернатив и сил, на которые можно опереться. При этом финансовых источников развития мало, всего два: экспорт сельскохозяйственного сырья (в основном зерна), инвестиции иностранного капитала и внешние заимствования. Соответственно, за этими источниками стоят мощные группировки.

У кого банки, у того и власть

Банки (две трети принадлежат иностранному капиталу) и промышленники, считающие себя силой, «равновеликой правительству», влияя на партии общественные движения, претендует на власть. А что государство? Оно вынуждено лавировать и даже уступать. Вот яркий пример: в 1910 году товарищ (заместитель) министра внутренних дел П.Г. Курлов сообщает министру финансов В.Н. Коковцеву, что руководство Азовско-Донского банка, который финансирует оппозиционную кадетскую партию («мотора» будущего переворота), совершает махинации. МВД просит принять «меры воздействия». И что дальше? Дальше – фиаско имперской власти. Коковцев, признаваясь в бессилии, пишет на письме МВД: «А что я могу сделать?» И это голос империи?! Английский экономист Теодор Шанин имел основания считать постстолыпинскую Россию «полуколонией Запада».

Ежедневная и ежечасная борьба

Однажды борьба трагически вырывается на поверхность,- когда премьер-министр П.А. Столыпин потребовал перевести в свое ведение крупнейший государственный Крестьянский банк, чтобы оградить проводимые им реформы от влияния частных интересов. Не вышло. Министру финансов В.Н. Коковцеву удалось убедить царя отказать реформатору. Вскоре Столыпин был убит. Знаменитый политик той поры В.В. Шульгин предполагал, что убийство было совершено на почве борьбы за бюджетные деньги.

Кроме того, на политическом поле действует сила, пока еще конкурирующая с «питерскими космополитами». Это московские так называемые «ситцевые капиталисты», «национальная Россия». Отечественная текстильная промышленность, берущая начало с крестьянских мануфактур, принадлежавших в основном старообрядцам, развивалась за счет собственных средств вне влияния иностранных денег. У москвичей свои банки, заводы, газеты и свое видение будущего. Один из их лидеров, будущий министр торговли и промышленности Временного правительства А.И. Коновалов, летом 1914 года выступил с трибуны Государственной Думы в защиту отечественного рынка против постоянного роста импорта (т.е. против питерских «космополитов»), который он назвал «чрезвычайно печальным явлением»: «Сотни миллионов русского золота уходят за границу вместо того, чтобы оставаться в своей стране». Сила москвичей видна в их проектах: они создали Художественный театр, Третьяковскую галерею, организовали урановую экспедицию «отца русского атома» академика В.И. Вернадского, основали первый в Европе Аэродинамический институт, начали строительство завода АМО («Автомоторное общество», будущий советский ЗИЛ), строили больницы и школы.

Молодежь — база революции

Кроме экономических группировок, в предполье переворота есть еще одна сила: молодежь и деятели культуры. По числу молодых людей со средним образованием Россия обогнала Францию, а по числу студентов вузов не уступает Великобритании. Зададимся вопросом о судьбе этих людей. Они пойдут на заводы, в банки, в адвокатуру, редакции газет, в медицину – словом, в те сферы, куда общая динамика развития страны открыла им дорогу. А в идейном плане это динамика либерально-оппозиционная. И велик риск того, что сатирик М.Е. Салтыков-Щедрин определил так: «Образование чревато кровопролитием».

Литература тоже полна тревог. Доминирует явление, именуемое «Серебряным веком». «Серебряные герои» испытывает колоссальное давление переломной эпохи. Литературный мир поражен эпидемией самоубийств: молодые люди стреляются, вешаются, травятся. Расцвели богохульство, сексуальная распущенность, культ греха и утрата инстинкта самосохранения. Литература отражает крах дворянской России с ее идеалами самоотверженного служения Отечеству. Дворяне как сословный хребет государства с их очаровательными «вишневыми садами», продавая под давлением экономической реальности свои усадьбы, превращаются в чиновников и наемных служащих. Перерождается их психология. Надо ли удивляться, многие «бывшие дворяне» стали героями будущих потрясений?

Проблема бедности

И еще одна проблема – бедность народа, скудость внутреннего рынка. Хлебная торговля, основа существования массы домохозяйств, перенасыщена посредниками и ростовщиками. Скупка урожая «на корню», выплата мизерных авансов под будущий урожай обогащает скупщиков и лишает агроэкономику возможностей развития. Ежегодно на экспорте зерна посредники, среди которых доминирующую роль играл иностранный капитал, зарабатывают до 50 млн. золотых рублей (сегодня это свыше 550 млн. долларов). Страна с колоссальными возможностями расширения торговли, контролируя свыше четверти мирового экспорта зерна, уступает рынки конкурентам. Соответственно, крестьянская масса (80-85% всего населения, 30 млн. чел. Скрытой безработицы) в случае обострения экономической ситуации становится взрывоопасной.

Стратегическое положение на имперской доске

Вместе с тем торговый баланс был положительным, рубль крепок, внешние долги выплачивались. Выделялись громадные ассигнования на оборонную промышленность, строительство портов, новых железных дорог, элеваторов, шлюзование рек. Бурно росли города («с поистине американской быстротой»). В докладах Совета съездов предпринимателей говорилось, что «рост городской жизни вызовет переворот в нашей промышленности». Государство еще незыблемо в своей основе и способно провести корабль сквозь бури. Его ставка на форсированное развитие промышленности и строительство железных дорог, под защитой протекционистских тарифов, с привлечением западного капитала — результативна. В стоимостном выражении за десять предвоенных лет промышленность выросла почти на 90%. Где здесь разглядеть базу будущего заговора и переворота? «Дайте 20 лет покоя, внешнего и внутреннего, и вы не узнаете России» (П.А. Столыпин).

Оппозиция атакует, правительство не осознает глубины опасности

Ситуация изменилась с началом войны. Россия, как исторически предписано ее географией, отстаивала экономические интересы на Балканах, Средиземноморье, Ближнем и Среднем Востоке. Если быть кратким, она перенапрягла свои силы. В дневнике французского посла в России Мориса Палеолога указывается на главные причины экономических бед и, в частности, бешеного роста цен: это закрытие иностранных рынков, перегрузка железнодорожного транспорта, «недостаток порядка и недостаток честности у администрации».

Озабоченные состоянием тыла генералы поставили перед Николаем II вопрос о национализации заводов, устранении из оборонной промышленности банковских посредников, которые взвинчивали цены, введения на заводах военной приемки и учреждения поста «военного диктатора», который руководил бы всей страной.

Оппозиция ответила созданием т.н. Политического блока, в который вошли депутаты Государственной Думы, члены Государственного Совета, промышленники (сложился союз питерских и московских!), банкиры, некоторые военные, журналисты, руководители местного самоуправления. Царю было предложено передать власть «ответственному правительству», назначаемому Думой. Это еще не было заговором, но «миттельшпиль» перешел в острую фазу. Положение усугубилось тем, что царь стал Верховным Главнокомандующим и поручил своей жене Александре Федоровне быть своим негласным представителем в столице. Влияние других сил на царя резко ограничилось, что меняло весь политический климат, вызвало негодование даже близких родственников императора. Вскоре стало ясно, что в случае естественного развития игры Политический блок не имеет шансов. Тогда активизировался Военно-промышленный комитет (ВПК), на создание которого царем (!) были выделены большие средства и объединявший промышленные предприятия во всех губерниях в работе на оборону. Руководили ВПК москвичи во главе с А.И. Гучковым, П.П. Рябушинским, А.И. Коноваловым. Под его руководством была установлена связь с рабочими профсоюзами и кооперативами, а также с некоторыми генералами. Пропаганда ВПК была направлена на дискредитацию правительства: обществу навязывалась идея, что все зло момента сосредоточено в фигурах царя и царицы. В окружении Гучкова родился замысел использовать мистические аргументы: обладавший экстрасенсорными способностями сибирский мужик Григорий Распутин, лечивший страдающего от гемофилии цесаревича Алексея, был назван «темной силой». Распространялись слухи о пьянстве царя, о супружеской неверности царицы. При этом реальное влияние Распутина на государственную жизнь было невелико и сводилось к советам, даваемым как бы «от народа». Один из таких советов (во избежание революции заключить мир с Германией) стоил ему жизни. Распутин был убит родственниками царя, причем убийство было организовано британским посольством через три дня (!) после того, как Германия предложила странам Антанты заключить мир. Контрольный выстрел в голову Распутина сделал английский разведчик Оскар Рейнер.

Финал: переворот и крах государства

Пора признать, что император был незаурядным человеком. Именно он санкционировал переход к парламентской монархии, экономические реформы Витте и Столыпина, отказался прибегнуть к террору против оппозиции, израсходовал все свои личные средства на создание госпиталей и закупку вооружения, был инициатором Гаагской мирной конференции (бюст Николая IIустановлен в секретариате ООН). К концу 1916 года становилось понятно, что Россия благополучно пережила самый тяжелый период: военная промышленность удовлетворяла потребности фронта, готовившееся на весну совместное с союзниками наступление гарантировало победу. Более того, царь планировал после войны передать Думе формирование правительства. Он отвергал мысль о сепаратном мире, англичане напрасно беспокоились. Можно предположить, что если бы он остался на троне, Россия двинулась бы по пути, который сегодня называем «китайским». Как говорил Столыпин: «Вперед на малом тормозе». В январе 1915 года произошло событие, которое политическая история никогда не замечала. С началом Мировой войны стало понятно, что в стране отсутствуют точные данные о стратегическом сырье, необходимом для производства вооружения. Академик В.И. Вернадский на заседании Академии наук предложил создать Комиссию по изучению естественных производительных сил России (КЕПС). Это был факт колоссального значения: научная элита «охватила» единым подходом развитие великого российского пространства. И царь поддержал академика. Впоследствии на базе КЕПСа выросла программа электрификации страны (ГОЭЛРО), а позднее – Госплан СССР. По мере развертывания советской индустриализации от КЕПСа «отпочковалось» 16 исследовательских институтов. То есть научная база советских успехов была заложена при царе.

Но земной срок императора был отмерен. В начале 1917 года его много раз предупреждали о готовящемся перевороте, но он не поверил. По свидетельству эмигрантской газеты «Призыв» (1920. № 50. Берлин), прибывшая в январе 1917 года в Петроград комиссия представителей Англии, Франции и Италии после совещания с оппозиционерами рекомендовала царю: ввести в его штаб союзных представителей с правом решающего голоса; обновить командование армий по указаниям держав Антанты; принять конституцию с «ответственным министерством». Он отказался. Тогда стал готовиться переворот. Французский разведчик капитан де Малейси доносил в Париж о роли английского посла Дж. Бьюкенена в заговоре: «Посол превратился, если можно так выразиться, в суфлера драмы и ни на минуту не покидал кулис». Особая роль в заговоре принадлежала членам масонской ложи «Великий Восток народов России» (будущий глава Временного правительства А.Ф.Керенский и др.), которые «хирургическими методами» привели Россию к «демократии».

После свержения царя оппозиционные силы вдруг распались, обнажились их противоречия и бессилие, но возможности удержать Россию от катастрофы у них уже не было. Академик П.Б. Струве, будучи в эмиграции, с горечью восклицал, что царской власти надо было «палкой бить» по головам заговорщиков, даже по его собственной.

Современный вклад в теорию заговоров

Недавно в США в университете штата Иллинойс обнародовали статистику государственных переворотов с 1946 по 2008 год: 68% руководителей государств были свергнуты собственным окружением, а всего 11% — в результате «народных волнений». Также недавно в Москве была издана книга американского исследователя Эдварда Люттвака «Государственный переворот. Практическое пособие». Цитирую: «…если и Россия вдруг действительно запустит реформы, предполагающие смену парадигмы развития, и приступит к диверсификации экономики с увеличением объемов внутреннего потребления, то дефицит природных ресурсов в мировой экономике станет еще более острым. Сложившийся альянс сильных в экономическом, технологическом и военном смысле государств постарается использовать пока еще имеющееся геоэкономическое и военное превосходство для утверждения на международной арене нужного им положения дел».

Какие еще нужны комментарии?

Рыбас Святослав Юрьевич, писатель-историк, автор биографий Столыпина, Сталина, генералов Самсонова и Кутепова, Василия Шульгина, Андрея Громыко, пьесы «Переворот». Член Общественного совета при Министерстве культуры РФ.

http://www.kp.ru/daily/26350.4/3232828/

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Ростислав Ищенко (новое видео)
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели