Коротченко: — Это война. Война не классическая, гибридная. Удаленный театр военных действий. Сирия — страна, которая несколько лет находится под ударом не только террористов, но и иностранных государств… Здесь важно понимать внешние и внутренние причины того, почему Пальмиру смогли так быстро захватить боевики запрещенной в России группировки ИГИЛ. Игорь КоротченкоВо-первых, мы предупреждали наших американских партнеров о том, что штурм Мосула (город в Ираке, который сейчяас штурмуют силы американской коалиции – Ред.) не должен сопровождаться вытеснением боевиков на территорию Сирии. К сожалению, нас не услышали, а может специально сделали так, что около пяти тысяч хорошо вооруженных, экипированных боевиков из-под Мосула пришли к Пальмире. Это первый фактор. Во-вторых, не надо забывать, что ИГИЛ – это не просто сброд, командный состав там – это бывшие офицеры армии Саддама Хусейна. Это не какие-то бородатые бандиты, это квалифицированные бойцы. Они собственно и пришли в Сирию. Что получилось? Американцы, как известно, поддерживают часть умеренной вооруженной сирийской оппозиции, которой ставилась неформальная задача захватить Ракку – неформальную столицу ИГИЛ в Сирии. И вдруг – команда «стоп» и до сведения ИГИЛ как-то довели, что до весны никаких наступательных действий не будет. А тем того и надо. Они наиболее подготовленные отряды перебросили из-под Ракки к Пальмире. И получилось так, что сотни разрозненных бандгрупп, которые как ртуть рассыпались, вдруг за одну ночь объединились в ударную группировку, которая приступила к штурму Пальмиры. К сожалению, удачному штурму. Конечно, есть вопросы к сирийскому генштабу: почему просмотрели, знали ли они, что боевики готовят захват города или не знали. И мы должны понимать, что наиболее боеспособные части сирийской армии в это время находились в Алеппо, а Палмиру охраняли отряды ополчения и части не первого эшелона. В результате – боевики прорвали оборону, ночной бой и сирийская армия отошла. Безусловно, это неприятно, но не смертельно. Подчеркну: воюет сирийская армия и все ляпы, которые допускаются, безусловно, на совести сирийской армии.

ВЗЯЛИ АЛЕППО, ЧТО ДАЛЬШЕ?

Коротченко: — Сейчас важно завершить полностью зачистку Алеппо, установить там гражданскую администрацию, дальше наступление запускается в сторону Идлиба (провинция и одноименный город к запалу от Алеппо, где сосредоточены крупные силы вооружденной оппозиции – Ред.) и параллельно запускается политический процесс. Здесь важно понимать, что нужны политические договоренности, какие-то конституционные изменения для того, чтобы сделать примерно то, что у нас произошло во Вторую чеченскую войну. Тогда, напомню, перед лицом неизбежного разгрома часть чеченских полевых командиров признала, что Чечня находится в российском правовом поле и перешла на сторону российских властей. Таких (полевых командиров) можно найти среди умеренных (оппозиционеров). Что касается классических террористов, здесь рецептов нет: лучший эвакуатор для них – это бомбы ФАБ-500. При этом, естественно, необходимо обеспечить безопасность мирного населения. Главная задача для наших военных – минимизировать, вообще исключить потери среди мирного населения. Современные российские боевые самолеты оборудованы прицельно-навигационными комплексами, которые позволяют использовать неуправляемое оружие, включая свободно падающие авиабомбы, с высокой точностью поражения выбранных целей.

О РЕАКЦИИ ЗАПАДА НА СОБЫТИЯ В АЛЕППО

Коротченко: — Весь этот гуманитарный вой, который стоит на Западе, — это элемент информационной войны. Там некие чудаки сидят в Лондоне, называют себя Сирийской обсерваторией и штампуют фейки. Видимо, с помощью британской внешней разведки. Это война. Есть центры по ведению информационных операций, они активно задействованы. Мы должны четко понимать: идет гибридная война, и информационный компонент этой войны гораздо более значимый, чем прямые военные действия.

О МИЛИТАРИЗАЦИИ КАЛИНИНГРАДА

Коротченко: — Нам не надо превращать Калининград в военный милитаризованный анклав, который ощитинился пушками, штыками, «Искандерами» и непрерывно ожидает нападения и готовится его отбить. Разумеется, самое главное – это подъем экономики. Привлечение инвестиций, включая иностранные, вопросы приграничного сотрудничества, развитие культурных связей. И до недавнего времени мы ничего особенного и не предпринимали. Но когда прошел Варшавский саммит НАТО (в июле этого года – Ред.), было принято решение, что на территории стран Прибалтики и Польши впервые за последние годы разместить иностранные войска. Пока это четыре батальона. Казалось бы, нам они впрямую не угрожают. Но мы должны наблюдать за процессом в динамике. Сначала появляются четыре батальона. Под них создается военная инфраструктура, причем она создается не под батальоны, а под бригады и дивизии. Случись чего, они там за пару суток создадут ударную группировку. Но опасно даже не это, а высокоточное оружие. В рамках операции по патрулированию воздушного пространства стран Балтии, какие самолеты сюда прилетают? Все без исключения – носители тактического ядерного оружия.

НА ЗАПАДЕ НАГНЕТАЕТСЯ ПСИХОЗ

Коротченко: — Еще один тревожный момент. В Польше уже в 2018 году развернется позиционный район системы ПРО. Американцы говорят, что это для противоракетного перехвата от Ирана и Северной Кореи. Но реальность какова? В стандартную шахтную установку можно загрузить противоракету. Но туда же можно загрузить ударную ракету, например, «Томагавк». Все это функционирует под боевой информационной системой «Иджис». Она работает по примеру флешки. Какую бы ты флешку не вставил, компьютер распознает информацию. Какую бы ракету не загрузил, система будет работать. Я не запугаваю, а говорю исключительно с военно-технической точки зрения. При этом на Западе нагнетается милитаристический психоз. По BBC англичане показывают про ядерную войну. Или Даля Грибаускайте каждую неделю говорит, что нас оккупируют. Но нам война не нужна.

ДАВАЙТЕ ВКЛЮЧАТЬ ТРАНСПОНДЕРЫ

Коротченко: — Что нужно делать? Надо вести диалог, хотя… Помните, сколько было криков по поводу того, что наши самолеты без транспондеров летают над Балтийским морем? Хорошо. Президент Финляндии предложил нашему президенту решить этот вопрос. Заседание Совета Россия – НАТО. Наш представитель передает генсеку НАТО предложение: давайте заключим договор о том, что все военные самолеты над Балтийским морем включают транспондеры. То есть полная прозрачность. Во-первых, успокаивается Европа. Во-вторых, мы понимаем, кто к нам летит. А они молчат. Подвесили вопрос. Ни ответа, ни привета. Ничего. При этом генсек НАТО обкричался о русской военной угрозе.

С ПРИБАЛТАМИ НУЖЕН ДИАЛОГ

Коротченко: — С прибалтами нужно вести разговор. Нужны специальные консультации: между Россией и Эстонией, Россией и Литвой и так далее. Нужно их успокаивать, гладить по голове, говорить: «Успокойтесь, мы готовы консультироваться». Возможно, даже проводить какие-то совместные учения. Во всяком случае нужна военная прозрачность. Нам война с НАТО не нужна. Я думаю, по большому счету, и НАТО тоже война не нужна. Нужен диалог, снижение напряженности, чтобы не впадать в милитаризованность. И главное – чтобы не было этой опасной военной активности. Если будут включены транспондеры, нет необходимости вылетать и определять, кто летит. А вдруг летит стратегический бомбардировщик? Надо снимать ощущение, что искрит.

Популярный интернет


comments powered by HyperComments

Еще по теме

Новые комментарии
Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели