Удар США, Великобритании и Франции по Сирии, анонсированный ими и разрекламированный международными СМИ как очередное начало конца Асада, прошел в «штатном режиме». Благо, российским военнослужащим ничего не грозило и уничтожать западные платформы, с которых проводилась операция, не пришлось.

Евгений СатановскийБольшая часть государств НАТО уклонилась от участия в операции. Одновременно шли и продолжают идти сирийско-иорданские и российско-турецкие переговоры вокруг ситуации на юге и севере страны. Настоящая статья основана на материалах эксперта ИБВ Ю. Щегловина.

Перехват в пользу Ростеха

В ночь с 13 на 14 апреля США, Франция и Великобритания выпустили по территории Сирии 105 ракет. Об этом сообщил на спецбрифинге для журналистов в Пентагоне представитель комитета начальников штабов ВС США генерал Кеннет Маккензи. Соединенные Штаты утверждают, что ни одна из ракет, выпущенных Вашингтоном и его союзниками по объектам в Сирии в ночь на субботу, не была сбита. Пентагон опасается серьезных репутационных рисков: он может получить нагоняй от президента Д. Трампа и конгресса в ходе выделения ассигнований на программу перевооружения, а также военного лобби, для которого реальные результаты операции подрывают конкурентоспособность США на иностранных рынках. Во время атаки на Шайрат год назад половина ракет не долетела до целей по техническим причинам. Нынешняя статистика также неутешительна.

В Турции в ожидании американского удара по сирийским целям воскресли настроения на тему ухода Асада

По данным Минобороны РФ, ракетный удар был нанесен самолетами и кораблями США, Великобритании и Франции в субботу с 03.42 мск до 05.10 мск. Начальник Главного оперативного управления Генерального штаба ВС РФ генерал-полковник Сергей Рудской сообщил на брифинге: «По данным российского военного ведомства, в атаке на Сирию задействовались стратегические бомбардировщики В-1B Lancer, многоцелевые истребители F-15 и F-16 ВВС США, а также истребители Tornado королевских ВВС Великобритании над акваторией Средиземного моря. Кроме того, удары наносились с эсминца с управляемым ракетным оружием (УРО) типа Arleigh Burke DDG-58, Laboon и крейсера УРО типа Ticonderoga CG-61, Monterey из акватории Красного моря. Стратегические бомбардировщики В-1В заходили на цели над сирийской территорией в районе Эт-Танфа, незаконно удерживаемого США…

По предварительным данным на утро 14 апреля 2018 года, жертв среди мирного населения и военнослужащих сирийской армии нет. Всего была перехвачена 71 крылатая ракета из 103 примененных (68,9%). В отражении удара были задействованы советские зенитные ракетные комплексы С-125, С-200, «Бук», «Квадрат» и «Оса». Данные объективного контроля говорят: по аэродрому Дювали были задействованы четыре ракеты, все сбиты (100%), по аэродрому Думеир – 12 ракет, все сбиты (100%), по аэродрому Блэи – 18 ракет, все сбиты (100%), по аэродрому Шайрат – 12 ракет, все сбиты (100%). Аэродромы не пострадали. Из девяти ракет, запущенных по неиспользуемому аэродрому Меззе, пять сбиты (55,5%). Из 16 ракет по аэродрому Хомс уничтожены 13 (81,25%). Серьезных разрушений на данном объекте не наблюдается. 30 ракет были задействованы в ударе по объектам в районе населенных пунктов Барз и Джарамани. Из них семь ракет сбиты (23,3%). Эти объекты частично разрушены. Они не используются, людей и оборудования на них не было».

Если переходить на военные показатели, эффект работы морально устаревших сирийских ПВО дает коэффициент 0,7 (0,9 – отлично, 0,5 – плохо). Все аэродромы ВВС Сирии атаку отбили со стопроцентным результатом. Основный удар пришелся на два научных центра, в которых давно не ведется активной работы, а сами они не функционировали. Единственным серьезным объектом поражения стал неиспользуемый аэродром в Меззе. Перехват ракет, которые были нацелены на базу в Хомсе, составил 0,8, что приближается к отличному результату. При этом нет жертв, только трое раненых. Для сирийской армии такой результат – внятная победа по сравнению с прецедентами со стороны иных арабских стран. Достаточно вспомнить две иракские и ливийскую кампании. Цена вопроса составляет для Вашингтона и его союзников 121 миллион долларов только затрат на производство выпущенных боеприпасов. С военной точки зрения операция является исключительно пропагандистской.

Военные аналитики США молчат о перехватах ракет. Отмечается, что набор целей был значительно расширен по сравнению с ударом 2017 года по Шайрату. Комментарии Трампа коснулись намерения бросить вызов присутствию Ирана в Сирии. Объединенные Арабские Эмираты, Саудовская Аравия и Катар были названы союзниками в стремлении работать против интересов Ирана в регионе. На деле на Западе работают прежде всего против российских интересов. Катар предоставил плацдарм для американских бомбардировщиков B1, участвовавших в авиаударах. Там располагается главная база ВВС США в регионе. КСА и ОАЭ свое воздушное пространство предоставить отказались, как и участвовать в операции. И это пока все. Это военный провал операции, болезненный момент для Вашингтона и очень благоприятный для Ростеха в конкуренции на рынках ВТС.

Кроме того, как бы в арабском мире ни относились к Асаду, перехват 70 процентов американских ракет расценивается здесь как победа. Особенно при попытках США сбивать допотопные боеприпасы йеменских хоуситов в КСА с коэффициентом 0,6. Те же самые настроения присутствуют в элитах. Такого в новейшей истории не было. Арабская улица вне зависимости от симпатий и антипатий к Асаду злорадствует по вопросу нынешнего «успеха» американцев. Отход КСА и ОАЭ от участия в операции очень показателен. Менталитет арабов таков, что четыре уничтоженных израильских танка в битве при Караме почти полвека назад до сих пор расцениваются в Иордании как победа. Накал противостояния Москвы и Запада проходит по линии информационной, а не военной, в том числе в неутешительном сравнении успехов американского «Пэтриота» в КСА с нынешней сирийской историей.

Ясно, что Пентагону удалось переломить ситуацию во время дискуссий в президентской администрации в свою пользу. Дж. Болтон и М. Помпео, которые настаивали на более масштабных и долгосрочных ударах, не добились этого. Атака на явно ущербные цели – ограниченными средствами, ночью, что минимизировало возможные потери, безусловно, крен в сторону позиции американских военных, которые настаивали на демонстрации, а не на результате. Отсюда однократный удар в угоду требованиям президента. Видно, что американцы передали Москве карты ударов заблаговременно, предоставив все гарантии неприкосновенности «российских зон ответственности». Это позволило заранее рассредоточить сирийские силы и отряды «Хезболлы». Что лишний раз иллюстрирует: воевать с Россией и Ираном на Западе не готовы. Есть желание демонстрировать амбиции при очень острожной позиции американских военных. На фоне этой операции в ЕС четко обозначилась тенденция к тому, что «необходимо договариваться с Москвой по вопросу сирийского досье».

Можно говорить о том, что Запад готовит в Сирии платформу для диалога. Но называть эту тенденцию устойчивой рано. Тем более что роль Брюсселя в сирийском досье явно вторична. Любые компромиссы Москвы в Совете Безопасности ООН по предлагаемым Западом проектам резолюций будут расценены как уступка и убедят в том, что операция в Сирии принесла свои плоды. Это подразумевает блокирование Москвой любых таких проектов. Что открывает опцию иных каналов взаимодействия, которые на Западе рано или поздно начнут использовать.

Брюссель не Скрипаль

Перед военной операцией в Сирии глава Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер предложил созвать чрезвычайный саммит ЕС для проработки единой позиции по предполагаемой химической атаке в Восточной Гуте и инциденту в Солсбери. Он фактически признал отказ Брюсселя (подавляющей части стран – членов ЕС как минимум) от непосредственного участия в предстоящей военной операции, что заставляло Трампа столь долго колебаться. Европейцы полагали необходимым дождаться окончания миссии ОЗХО и публикации результатов расследования. Их вариант в принципе был более умеренным: надавить на Москву, имея данные ОЗХО, что резко сузило бы поле дипломатических маневров российской стороны.

Арабская улица, вне зависимости от отношения к Асаду, злорадствует по вопросу нынешнего «успеха» американцев

«Нам нужен диалог, – подчеркнул Ишингер. – Возникает вопрос: что мы, 500 миллионов европейцев, хотим сделать помимо стороннего наблюдения? Я ожидаю выработки европейского плана и мирной инициативы». Глава Мюнхенской конференции также указал на то, что не понимает паники из-за событий в Сирии: «Сейчас не та ситуация, как в годы холодной войны, когда во время Карибского кризиса друг другу противостояли ядерные арсеналы СССР и США. Тот, кто делает такие сравнения и говорит об огромной опасности войны, способствует вербальной эскалации». То есть он постарался вывести такую опцию за скобки даже теоретически, что более чем понятно для представителя Германии с ее историческим опытом того, к чему приводят войны с Россией.

Участие Москвы для решения конфликта в Сирии необходимо. Об этом заявил глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер по итогам встречи с министром иностранных дел ФРГ Хайко Маасом. Юнкер отметил, что пока не видит смысла в организации саммита ЕС по Сирии и делу Скрипаля, что предложил ранее глава Мюнхенской конференции по безопасности, немецкий дипломат Ишингер. «Чтобы созывать саммит, необходимо понимать, чего вы хотите добиться», – указал глава Еврокомиссии. То есть Брюссель не хочет формирования единой позиции по этому вопросу (да и еще и с привязкой к теме Скрипалей), поскольку прекрасно понимает, что этого добиться сложно, а компромиссный вариант явно не устроит США. К тому же такой шаг делает ЕС активным участником процесса.

Единая позиция могла обязать ЕС участвовать в предстоявшей военной операции, чего не хотел Берлин, готовый оказать США только моральную поддержку, требуя приятия соответствующего решения каждой страной ЕС. Париж и Лондон, наоборот, хотели коллективного мандата: они явно чувствовали себя неуютно в одиночку. Мы видим различия в подходах между евробюрократией и группами политической элиты, что и проецировалось на отношения Парижа, Лондона и Берлина. Европа очень серьезно расколота в реакции на происходящее в Сирии. Так что заранее можно было предсказать, что основными в ударе будут американцы, а участие французов или британцев в операции окажется чисто символическим.

Страсти по Африну

Глава МИДа Турции Мевлют Чавушоглу исключил возможность передачи города Африн под контроль сирийского правительства. Об этом он заявил 11 апреля в Анкаре, его заявление транслировал телеканал Эн-ти-ви, намекнув, что сирийские правительственные силы продают оружие курдским отрядам из партии «Демократический союз» (ДС). В данном случае оправданно говорить о другой схеме, которая обозначилась на первом этапе турецкого вторжения в Африн: поставках американского оружия и боеприпасов курдским отрядам через территории, которые контролировал Дамаск. Если бы сделка по фактическому обмену Восточной Гуты на Африн между Москвой и Анкарой не сработала, а американцы не решили при оптимизации лояльных себе сил и концентрации их на более важных для себя направлениях в регионе восточнее Евфрата и в Манбидже сдать Африн, эти операции интенсифицировались бы.

Президент Турции Тайип Эрдоган не согласен со словами министра иностранных дел России Сергея Лаврова о необходимости вернуть сирийский Африн под контроль Дамаска. Об этом сообщило Анатолийское агентство. «Такой подход является неправильным. Мы очень хорошо знаем, кому мы передадим Африн. Когда придет время, мы передадим Африн жителям этого региона», – сказал Эрдоган. И ясно, что имел он в виду отнюдь не курдов. В этой связи отметим несколько моментов. В Турции в ожидании американского удара по сирийским целям воскресли настроения на тему ухода Асада. Они возникают, когда Вашингтон делает реверансы в сторону Анкары и подает ей надежды на прогресс в двусторонних отношениях. Таких сигналов пока не было, но просчитывалась вероятность обострения российско-американских отношений и стремления США сколотить новую коалицию.

США активно ведут консультации с партнерами в отношении их участия в этой авантюре, и турки очень хотят попасть в число такого рода союзников, не понимая, что Вашингтон их давно вывел за скобки. Западные страны не собираются налаживать отношения с Эрдоганом. Индикатором такой позиции стал вывод американского авиакрыла с турецкой базы в Инджирлике, как ради переброски сил на более приоритетное афганское направление, так и для снижения рисков на случай прямого столкновения в случае продолжения движения протурецких групп на Манбидж.

Точка разногласий между Москвой и Анкарой обозначена: будущий статус Африна с точки зрения его контроля теми или иными силами. Этот вопрос на предварительных консультациях обозначался обще. Москве было важно закончить технический вывод боевиков из Восточной Гуты, Анкаре – закончить операцию в Африне, которая стала буксовать. То есть на тот период стороны обозначили лишь тезис о сохранении территориальной целостности Сирии. Очень сложно было предполагать, что турки согласятся передать контроль над Африном правительственным силам. Москва о своих обещаниях помнит, что совершенно не значит, что она будет что-то активно делать на практике в этом направлении. Что до того, что российское заявление о необходимости вернуть Африн Дамаску состоялось после окончания эвакуации боевиков из Думы, это прозрачный намек Анкаре на необходимость реализации совместных договоренностей по Сирии.

Перестроившийся Амман

Глава Национального бюро безопасности Сирии Али Мамлюк в марте провел секретную встречу с начальником Управления общей разведки (УОР) Иордании Аднаном Иссамом аль-Джунди в приграничном городе Аль-Мафраге. Инициатором встречи была иорданская сторона. Амман начал активно зондировать почву для выхода с Дамаском на соглашение в отношении функционирования на юге страны зоны деэскалации в районе Дераа, в 50 километрах от Аль-Мафрага. Иорданцы обеспокоены перспективой ликвидации этой зоны и наплывом сирийских беженцев из этой области в Иорданию. При этом в стране располагается несколько лагерей сирийских беженцев, и эта тема крайне беспокоит Амман в силу того, что абсолютное большинство из них являются сторонниками или сочувствуют крайне радикальным джихадистским течениям. С учетом очень негативного отношения бедуинских племен юга Иордании лично к монарху и популярности среди них идей «Исламского государства» (запрещенного в РФ) такое положение дел заставляет Амман любыми способами пытаться ограничить присутствие сирийцев на территории королевства. На сегодня эту задачу решить не удалось, несмотря на постоянное стимулирование со стороны иорданских властей выезда сирийских беженцев из Иордании в Ливан и усиления охраны их лагерей.

Консультации Аммана и Дамаска вызывают крайнюю озабоченность саудовцев, которые заинтересованы в сохранении тыловых баз подконтрольного себе сегмента сирийского сопротивления (Эр-Рияд дает львиную долю финансирования на содержание этих лагерей) на территории Иордании, а также зоны деэскалации на юге Сирии. В этом они солидарны с американцами. Прямой диалог между иорданскими и сирийским спецслужбами начался во второй половине прошлого года. Они имеют долгий опыт организации двусторонних контактов. В нынешнем раунде речь шла о контурах предстоящей операции сирийских правительственных сил в Дераа, а также разграничении «умеренных» и «радикальных» групп сопротивления. При этом иорданцы проводят тезис о нежелании видеть на своей границе отряды КСИР или ливанской «Хезболлы».

Они инициировали переговоры на фоне явного прогресса сирийских правительственных сил и их союзников по ликвидации оплота боевиков в Восточной Гуте. Еще месяц назад Амман не питал иллюзий по окончательному решению этого вопроса в пользу Дамаска. После того как пришли сообщения, что сирийская армия установила полный контроль над Думой, находившейся под контролем группировки «Джейш аль-Ислам», правительственные силы контролируют всю Восточную Гуту. С конца февраля из Думы вышли более 41 тысячи человек, а всего из Восточной Гуты – более 165 тысяч. Из плена боевиков были освобождены 250 заложников. После того как анклав боевиков в Восточной Гуте будет полностью зачищен, следующей целью Дамаска станет освобождение Дераа и Кунейтры. Там создана зона деэскалации, которую помимо РФ контролируют Иордания и США.

Констатируем: прогнозы аналитиков о возможности столкновения в Сирии России и США не реализовались, в первую очередь из-за нежелания Пентагона идти на поводу у политического крыла администрации. Удар по Сирии не только был отражен сирийской ПВО с высокой (для арабских стран беспрецедентной) результативностью, но и изначально был ограничен в целях и задачах. Американские военные продемонстрировали неготовность участвовать в авантюрах политического руководства, включив традиционный для США механизм «сдержек», который в данном конкретном случае сработал достаточно эффективно. Подавляющее число стран НАТО и региональных союзников США, включая инициаторов сирийской гражданской войны, отказалось от участия в ударе по Сирии или уклонилось от него, не желая воевать не только с Россией, но и с Ираном. Участие Великобритании и Франции было символическим и предоставило Соединенным Штатам возможность играть ключевую роль в военной фазе операции. При этом соседи Сирии, вовлеченные в операции на ее территории, – Иордания и Турция продолжают решать задачи исключительно собственной безопасности…

популярный интернет



Еще по теме

Комментарии:

Популярное Видео



Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24 lifenews
Авиабилеты и Отели