Государство Израиль давно перестало быть центром конфликтов Ближнего Востока, хотя традиционная дипломатия (в том числе отечественная) по инерции продолжает уделять этой стране повышенное внимание.

Евгений СатановскийПалестино-израильский «мирный процесс» обсуждается политиками так, как будто его можно реанимировать, а в ООН действуют многочисленные программы международного гуманитарного и правозащитного движения, фокусирующие свое внимание на палестинцах. Между тем регион охвачен конфликтами много более кровопролитными, чем арабо-израильский, и составляющие его страны ослабевают или распадаются без всякого участия Израиля. Одни внешние игроки меняют отношение к этой стране в соответствии с ближневосточными реалиями (как администрация Дональда Трампа в США), а другие (леволиберальные силы – от Обамы и Сороса до чиновников ООН и ЕС) пытаются законсервировать привычную для них антиизраильскую стратегию.

Все израильтяне, независимо от политических взглядов, понимают, что на пороге их страны разворачивается один из самых кровавых ближневосточных конфликтов столетия и что умение Биньямина Нетаньяху не допустить втягивания Израиля в этот конфликт является общим интересом

Характерно, что участие России в гражданской войне в Сирии, граничащей с Израилем и на протяжении десятилетий являющейся его военным противником, значительно отличается от военно-политического сотрудничества между Москвой и Дамаском в советский период. В текущей ситуации страны придерживаются позитивного нейтралитета, который позволяет им обеспечивать присутствие в регионе, не сталкиваясь и не конфликтуя. Задача эта еще недавно казалась невыполнимой, тем более что на стороне Дамаска такие противники Израиля, как иранцы и ливанская «Хезболла», однако на протяжении почти полутора лет действий ВКС РФ в Сирии она была решена – в первую очередь благодаря регулярным российско-израильским контактам на высшем государственном и военном уровне.

При этом сотрудничество сторон в охваченном гражданской войной районе Восточного Средиземноморья отличается редкой стабильностью в отличие от той же Турции, с которой пройден путь от негативного нейтралитета до противостояния на грани конфликта. И через стремительное и демонстративное (по инициативе Турции) примирение до совместных действий по выводу протурецких группировок из военного противостояния с Дамаском. Отметим, что за этот же период произошло примирение с Турцией Израиля, а в США открыто антиизраильскую и антироссийскую администрацию президента Обамы сменила положительно настроенная к Израилю и по крайней мере пока нейтральная к России администрация Трампа. Что положительно скажется на ситуации в Сирии и других зонах пересечения интересов Москвы и Вашингтона.

Отечественные специалисты, рассматривая политику Израиля в отношении Сирии и того, что происходит на ее территории на протяжении нескольких лет гражданской войны, обычно опираются на традиционные с советских времен штампы, имеющие мало общего с реальным положением дел. Настоящая статья, опирающаяся на материалы, подготовленные для ИБВ израильским ученым В. Черниным, призвана дать читателям возможность ознакомиться с точкой зрения «с места», представленной без искажающих купюр. Мировые СМИ, как правило, описывают израильскую позицию в отношении сирийских событий, пропуская через свои фильтры, которые зачастую искажают ее до неузнаваемости (как и российскую или иранскую). Между тем она интересна и важна сама по себе, в том числе потому, что Израиль непосредственно граничит с районами боев в Сирии.

Особый дар Нетаньяху

Столкновения между союзниками президента Асада и вооруженной оппозицией идут уже несколько лет в мухафазах (губернаторствах) Эль-Кунейтра и Дераа, соседних с Голанскими высотами, перешедшими под контроль Израиля в результате Шестидневной войны в 1967 году. За исключением отдельных точечных ударов по целям на сирийской территории (обычно о них сообщают зарубежные источники, в то время как израильские власти хранят молчание) еврейское государство не вмешивается в гражданскую войну в соседней стране. По поводу событий там с 2011 года, с начала этой войны, израильские политики высказываются крайне осторожно. Публичные заявления делали только премьер-министр Биньямин Нетаньяху (он занимает эту должность с 2009-го) и министры обороны (с начала гражданской войны в Сирии этот пост занимали Эхуд Барак, Моше Яалон и Авигдор Либерман). Смысл высказываний всегда сводился к тому, что Израиль не причастен к войне в САР и не желает быть в нее втянутым, но не позволит обстреливать свою территорию из Сирии. Не только представители правящей коалиции, но и парламентская оппозиция воздерживалась от высказываний на эту тему.

Все израильтяне независимо от политических взглядов понимают, что на пороге их страны разворачивается один из самых кровавых ближневосточных конфликтов столетия и что умение Биньямина Нетаньяху не допустить втягивания в этот конфликт является общим интересом. Эта способность премьера стала одной из важных причин беспрецедентно многолетнего для Израиля политического успеха Нетаньяху. С сентября 2015-го после начала вмешательства России в гражданскую войну в Сирии Израиль наладил и поддерживает двусторонние контакты с Москвой в военной сфере. Ведущая фигура в этих контактах – премьер-министр. Израильские СМИ и политики, включая парламентскую оппозицию, избегают комментировать визиты Нетаньяху в Москву (не говоря уже о критике по этому поводу). Понимая, что речь идет о согласовании с Москвой вопросов, связанных с защитой жизненно важных интересов населения Израиля, они предоставляли премьер-министру кредит доверия в контактах с президентом Путиным и другими высшими должностными лицами России.

Это не означает, что все в Израиле поддерживают политику России в Сирии. Иран и «Хезболла», союзники России в сирийском конфликте, рассматриваются в качестве врагов. Однако израильские политики – как из правого, так и из левого лагеря – воздерживались от публичной критики действий РФ в Сирии. С ней выступали только внепарламентские радикально левые израильские организации, пользующиеся поддержкой местных арабов-мусульман и очень ограниченного числа евреев. В прошлом году они неоднократно устраивали небольшие антироссийские демонстрации в связи с боевыми действиями в Алеппо и жертвами среди его гражданского населения. Звучали полностью игнорировавшиеся до самого недавнего времени призывы к израильским властям открыть границы страны и принять беженцев из Сирии.

Отношение израильских арабов к гражданской войне в Сирии неоднозначно. Друзы и арабы-христиане сочувствуют своим единоверцам, подвергающимся в Сирии атакам со стороны суннитских боевиков. Однако и сунниты, составляющие порядка 80 процентов арабского населения Израиля, не едины в этом вопросе. В СМИ приводятся факты участия израильских мусульман в гражданской войне в Сирии на стороне запрещенного в РФ «Исламского государства» (ИГ), говорится о пропаганде в его поддержку, ведущейся в арабоязычных социальных сетях. Все вернувшиеся в страну израильские арабы, воевавшие на стороне ИГ или пытавшиеся присоединиться к нему (обычно они добираются в Сирию через Турцию), предстали перед судом и получили сроки тюремного заключения.

С другой стороны, во многих случаях попытки присоединиться к боевикам ИГ в Сирии были сорваны обращением родных к израильским властям. Среди арабов-мусульман в Израиле (не говоря о христианах и друзах) укрепилось за годы гражданской войны в Сирии осознание того, что проживание в еврейском государстве гарантирует им не только недоступный подавляющему большинству населения в арабских странах уровень жизни, социальных гарантий и гражданских свобод, но и физическую безопасность. Особую позицию в отношении конфликта в Сирии занимает друзская община Израиля, представителем которой в правительстве является занимавший пост министра без портфеля при канцелярии премьер-министра Аюб Кара (партия «Ликуд»).

Негласное сотрудничество Израиля с боевиками запрещенной в РФ группировки «Джебхат ан-Нусра» (оказание им медицинской помощи), лоббировавшееся Саудовской Аравией, наладившей в общем противостоянии Ирану определенные отношения с Иерусалимом, вызвало негодование друзской общины. Объясняется это причастностью боевиков к насильственному обращению в ислам друзов в Сирии и нападениями на крупное друзское село Хадер (мухафаза Эль-Кунейтра), к востоку от границы с Израилем. Год-полтора назад имели место демонстрации израильских друзов и нападения на «скорые помощи» ЦАХАЛ, перевозившие раненых сирийцев в израильские больницы. В итоге лидеры сирийских суннитских боевиков, контактировавшие с израильтянами, выразили сожаление по поводу этого и обещали воздерживаться от нападений на сирийских друзов. Конфликт между израильскими властями и друзской общиной урегулировали, в частности, благодаря усилиям упомянутого Аюба Кары, занимавшего пост заместителя министра по региональному сотрудничеству.

Репатрианты и беженцы

Говоря об этноконфессиональном факторе в Израиле и гражданской войне в Сирии, важно упомянуть, что сегодня в САР почти не осталось евреев. Когда-то еврейское население Сирии было очень многочисленно. Ее юго-западные районы, по Библии, – часть надела колена Манассии, одного из 12 колен Израилевых, вплоть до конца I века нашей эры входили в состав древнееврейских государств. Тысячи евреев покинули Сирию в период между Первой и Второй мировыми войнами, перебравшись в британскую подмандатную Палестину и страны Запада (прежде всего в Латинскую и Северную Америку). Перепись населения 1943 года показала, что в Сирии жили 30 тысяч евреев, из которых 17 тысяч – в Алеппо, 11 тысяч – в Дамаске и две тысячи – в Камышлы. В последующем еврейское население сокращалось за счет эмиграции (в том числе нелегальной) и репатриации в Израиль. В середине 90-х в Сирии оставалось около четырех тысяч евреев. Президент Хафез Асад разрешил им покинуть страну при условии, что они не станут репатриироваться в Израиль. По данным 2006 года, несколько десятков евреев оставались в Дамаске и несколько человек – в Камышлы. В Алеппо к этому времени уже не было евреев.

Отсутствие еврейского населения, на протяжении десятилетий бывшего заложником военно-политического противостояния между Сирией и Израилем, ограничивает интересы еврейского государства во внутрисирийском военном конфликте тремя основными пунктами. Это недопущение распространения военных действий на свою территорию, неразмещение вооруженных сил Ирана и «Хезболлы» на сирийско-израильской границе и гарантирование безопасности друзского меньшинства в Сирии. Последнее важно для Израиля в связи с особыми отношениями между друзами и еврейским государством (в Израиле часто говорят о «кровном союзе» между евреями и друзами, которые служат в израильской армии – ЦАХАЛ).

Для достижения этих целей Израиль поддерживает связь с рядом действующих в мухафазах Эль-Кунейтра и Дераа оппозиционных суннитских группировок. Контакты не афишируются, однако известно, что тысячи сирийцев получили и получают медпомощь в больницах на севере Израиля и в полевых госпиталях, сооруженных ЦАХАЛ на границе. Причем помощь оказывается как членам оппозиционных отрядов, так и военнослужащим армии Башара Асада и гражданскому населению. Вскользь сообщалось об оказании Израилем гуманитарной помощи гражданскому населению непосредственно на сирийской территории.

Новостью стало то, что Израиль примет беженцев из Сирии. СМИ сообщили, что министр внутренних дел Арье Дери, представляющий ультраортодоксальную сефардскую партию ШАС, утвердил программу, по которой Израиль примет сто детей-сирот, родители которых погибли в ходе гражданской войны в Сирии. Пока речь только о принципиальном решении, но реализация программы начнется в ближайшее время. Планируется, что в течение первых трех месяцев своего пребывания в Израиле в рамках первичной адаптации сирийские дети будут проживать в специальном интернате. После этого их переведут в обычные учебные заведения, находящиеся в ведении Министерства просвещения.

Не исключается, что израильские социальные службы попытаются найти им приемные семьи. Дети будут находиться в стране в статусе временных жителей. Практически это означает, что они получат израильское удостоверение личности, но не израильский иностранный паспорт. Как было сообщено в СМИ, не исключается, что страна примет ближайших родственников этих сирийских детей – их братьев, сестер и родителей, если они обнаружатся. Израиль намерен обещать ООН, что после четырех лет пребывания в стране в статусе временных жителей сирийские дети смогут получить израильское гражданство, что даст им право остаться здесь навсегда.

Израиль имеет опыт успешного обустройства беженцев, прибывших в страну из Ливана в 2000 году после вывода сил ЦАХАЛ из зоны безопасности, существовавшей на юге этой страны. Это были в основном христиане-марониты, сотрудничавшие с Израилем, а также небольшое число ливанских друзов. К каким конфессиональным общинам принадлежат дети, которых предполагается привезти в Израиль из Сирии, не сообщается. Скорее всего речь идет о мусульманах-суннитах, арабах и черкесах – жителях мухафаз Эль-Кунейтра и Дераа. Вопрос о конфессиональной принадлежности имеет особое значение в случае, если эти дети будут переданы в приемные семьи. Согласно израильским законам сироты передаются только в приемные семьи, исповедующие ту же религию, что и погибшие родители детей.

Одна «Дебка» сказала

Приход к власти в США Дональда Трампа изменил правила игры в Сирии. Во всяком случае так это воспринимается в Израиле, хотя большинство СМИ избегают на данном этапе публиковать комментарии на данную тему. Единственное исключение – израильский интернет-сайт «Дебка» (на иврите и английском), специализирующийся на ближневосточной военной и внешнеполитической тематике. Нередко он первым не только описывает, но и верно предсказывает развитие событий, хотя время от времени получает упреки в чрезмерной сенсационности материалов. На сайте опубликовано сообщение, согласно которому после того, как Дональд Трамп сменил в Белом доме Барака Обаму, между США, Россией и Турцией было достигнуто соглашение о создании в Сирии зон контроля вооруженных сил трех упомянутых государств.

На опубликованной «Дебкой» карте зона контроля российских Вооруженных Сил распространяется на запад Сирии, включая побережье Средиземного моря, Алавитские горы, где сосредоточена основная масса алавитов, являющихся главной опорой режима Башара Асада, и такие крупные города, как Алеппо, Идлиб и Хомс. Под контролем турецкой армии должна оказаться сравнительно небольшая полоса приграничной территории в центральной части сирийско-турецкой границы. Там живет тюркоязычное меньшинство (сирийские туркоманы), вооруженные формирования которых поддерживает Анкара.

Что касается США, под контролем американской армии должны оказаться две зоны: на северо-востоке и на юго-западе страны. Северо-восточная – Сирийский Курдистан, власти которого не скрывают своих контактов с США и Израилем. Здесь сосредоточена значительная (если не большая) часть сохранившегося в Сирии христианского населения. Вооруженные формирования христиан-ассирийцев действуют в тесном контакте с курдскими формированиями. Юго-западная зона контроля непосредственно граничит с Израилем и представляет для еврейского государства особый интерес. Эта зона включает в себя мухафазы Эль-Кунейтра и Дераа, а также мухафазу Ас-Сувейда, большинство населения – друзы. В Ас-Сувейде проживает и заметное христианское меньшинство.

Если сообщение «Дебки» верно хотя бы в общих чертах и сирийские мухафазы Эль-Кунейтра, Дераа и Ас-Сувейда действительно перейдут под контроль армий США и Иордании, а также союзных им вооруженных формирований сирийской оппозиции, все цели еврейского государства в Сирии будут достигнуты. Однако автор полагает, что эта информация, размещенная израильским сайтом, не отражает реальные договоренности руководства стран, о которых речь, но является классическим информационным вбросом, чисто израильским или американо-израильским. Такого рода зондирование ситуации (в данном конкретном случае в отношении Турции и в первую очередь России) с попыткой обрисовать партнерам возможные контуры будущего компромисса характерны для информационных ресурсов, связанных со спецслужбами и армией, в том числе таких, как израильская «Дебка».

По их каналам информация может быть доведена до потенциально заинтересованных сторон без непосредственного контакта между дипломатами или политиками, что позволяет избежать неловких и конфликтных ситуаций, неминуемых в многосторонних конфликтах с участием противников, примирение которых представляется невозможным (как у Израиля и Ирана). Отсутствие на предложенной «Дебкой» схеме распределения зон ответственности Ирана (как и Саудовской Аравии и Катара) подтверждает ее израильское или американо-израильское происхождение. Это не снижает ценности информации с точки зрения понимания израильских интересов при всей сомнительности возможности реализации этой схемы на практике…

популярный интернет


comments powered by HyperComments

Еще по теме

Новые комментарии
Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели