Страны Ближнего и Среднего Востока остаются нестабильными, надежды на прекращение конфликтов от Африканского Рога и Сахеля до Афганистана и Пакистана призрачны, но события в Сирии имеют для всего региона колоссальное значение. ВКС РФ остановили разрушение этого государства и свержение Башара Асада в последний момент. Однако попытки организаторов войны в Сирии – региональных держав и их «группы поддержки» в лице США и лидеров ЕС – обрушить легитимный режим продолжаются.Евгений СатановскийСложная внутренняя ситуация и нежелание Москвы повторять ошибки войны в Афганистане привели к возникновению в САР равновесия, изменить которое в свою пользу пытаются все стороны конфликта. России при этом приходится сочетать военные и дипломатические методы воздействия на ситуацию. Последним достижением стало соглашение о создании зон деэскалации. Рассмотрим текущую ситуацию в Сирии и перспективы ее развития, опираясь на материалы экспертов ИБВ А. Кузнецова и Ю. Щегловина.

Игры в дипломатию

Шиитский полевой командир заявил: при необходимости бойцы будут воевать не только против игиловцев, но и против американцев

Процесс создания зон деэскалации в Сирии – золотой шанс оппозиции для укрепления присутствия в стране. Об этом заявил верховный координатор оппозиционного Высшего комитета по переговорам (ВКП) Р. Хиджаб в интервью газете «Аль-Хаят». Глава ВКП призвал оппозиционные фракции создать единый политический, гражданский и военный фронт, который будет способен прийти на смену нынешнему режиму. Он, бывший премьер-министр Сирии, бежавший в 2012 году в Иорданию, утверждает, что процесс послевоенной реконструкции в Сирии невозможно начать, пока у власти Башар Асад. При этом Хиджаб признал, что сирийская оппозиция находится в наихудшем состоянии.

В этих заявлениях прослеживаются не только проблемы оппозиционеров и перспективы ВКП, созданного для политического представительства противников режима Асада на переговорах в Женеве Эр-Риядом, ему подконтрольного и полностью оторванного «от земли». Именно этим продиктован призыв Хиджаба «вернуться в Сирию». Хотя его там никто не ждет, и уступать полномочия полевые командиры не будут. Налицо резкий разрыв между «технократическим светским» крылом оппозиции и главарями бандформирований на местах. Договор возможен только с теми, за кем есть военная сила. У ВКП ее в Сирии нет.

Зачем разговаривать с ВКП? Причины две: поддержание статуса ООН как универсального инструмента решения кризисов и попытки оторвать светскую часть оппозиции от радикально-джихадистской, обреченные на неудачу в силу того, что те, кто хотел, отошел от исламистов, а оставшиеся обслуживают их. Обсуждать с ВКП проекты конституции или зоны деэскалации бесполезно. Остается продолжать игру в Женеве, поднимая не только статус ООН, но и ВКП, либо поставить условием участия в этом процессе отказ ВКП от требования ухода Асада как исходного пункта начала переговоров. «Конструктива» от ВКП ждать нечего, его не хочет Саудовская Аравия. Пауза же могла бы дать эффект, поскольку ВКП необходимо присутствовать на международных площадках.

Москва пошла по пути создания астанинского формата для решения конкретных проблем «на земле» с реально отвечающими за «зоны ответственности» силами. Там тоже есть проблемы. Анкара не желает раскрывать карты о степени своего влияния на боевиков: кого-то держат в резерве, иные начали проявлять строптивость, как часть военного крыла «Ахрар аш-Шам». Что до оппозиции, то она потерпела ряд военных поражений и с идеей о силовом свержении Асада рассталась. Начались трения среди спонсоров по линии КСА – Турция (и стоящим за ней Катаром) и борьба за право политического и военного доминирования в зонах, прежде всего в Идлибе. Это хоронит мечты о единых военных и политических институтах оппозиции.

Промедление у Ракки

Длительное время ближневосточные аналитики обсуждали, когда начнется (и начнется ли) штурм сирийской «столицы» ИГ (запрещенного в РФ) силами подконтрольных американцам местных формирований. И вот процесс пошел. Вооруженная коалиция «Силы демократической Сирии» (СДС) вошла с востока в Ракку (520 километров от Дамаска). Об этом сообщило «Франс Пресс», ссылаясь на командование СДС. «Наши силы вошли в квартал Мешлеб на востоке города», – заявил агентству командир курдских бойцов в регионе Р. Фелат. Этому предшествовали пикировки между Анкарой и Вашингтоном: первая выражала «озабоченность» начавшейся операцией, второй все опровергал. До этого курды, составляющие основу СДС, с сомнительным успехом окружали город с севера, востока и запада. На это силам коалиции понадобилось семь месяцев, притом что миллионный Мосул в Ираке берут уже восемь месяцев. И этот факт свидетельствует о недостаточном боевом потенциале наступающих.

Переброска бойцам СДС и в Иракский Курдистан тяжелой военной техники, начавшаяся два месяца назад, не случайна. Американцы долго воздерживались от такого шага из-за резкой реакции Анкары. Заверения США в том, что техника будет выведена сразу же после взятия Ракки, никого в Турции не успокоили. Это понятно, поскольку ничего выводиться не будет в силу логики ведения боевых действий. Мало взять город и регион, надо его контролировать. Чтобы это делать, нужны тяжелая техника, артиллерия и постоянное присутствие американского военного контингента, который гарантировал бы СДС от военного давления как Турции и подконтрольных ей оппозиционных групп, так и сторонников ИГ, которые в состоянии выбить курдские отряды почти со всех занимаемых ими сейчас позиций. Альтернативой может быть только повторение варианта Синджара в Ираке, когда курды перед угрозой вторжения турецких сил в этот район вышли на Багдад с просьбой занять часть районов, создав «санитарный кордон».

Сомневаемся, что такой сценарий Вашингтону нравится. Отсюда один выход: продолжать держать здесь собственную группировку. Американцы столкнулись с полным неприятием арабским населением любого усиления курдского присутствия на севере Сирии. Это общий для арабов лейтмотив вне зависимости от их идеологических предпочтений. И первые проявления такого настроя американская разведка стала фиксировать – по ее данным, пропаганда ИГ активно использует «курдский фактор» и это приносит свои плоды: число сторонников радикалов растет за счет местного арабского населения. Это «отягчающая» причина при проведении штурма Ракки. В военных училищах Сирии говорят: следующая война после исламистов будет с курдами. Что касается исламистов и протурецкой оппозиции, говорить об их отношении к курдам излишне. Уверенный контроль территории возможен, если более 70 процентов населения лояльны. На севере Сирии число лояльных до 70 процентов недотягивает и имеются два раздражающих фактора: присутствие американских военных и курдская экспансия. Плюс негативно-агрессивное отношение к этому Турции, что создает базу для начала боевых действий и вооруженных провокаций против курдских отрядов.

По данным американской разведки, в Ракке четыре-пять тысяч боевиков ИГ, что сопоставимо с гарнизоном Мосула перед началом его штурма. В отличие от последнего Ракка более компактна, значит, линия обороны не так растянута. Открытый южный коридор позволяет «приглашать» сторонников ИГ и население к выходу. Пока этот вариант пресечен российскими ВКС, что снизило поток беженцев. Но через открытый юг могут доставляться боеприпасы и подходить подкрепления. При затягивании штурма американцы будут вынуждены отвлекать силы, чтобы закупорить южный коридор. Штурм будет тормозиться и минными ловушками. Командованию США придется привлекать своих саперов, поскольку у СДС их нет. Американский спецназ будет действововать на переднем крае, пока для корректировки огня. Все свидетельствует, что штурм Ракки будет таким же проблемным, как и Мосула. Если, конечно, наступающие не договорятся со сторонниками ИГ, выпустив их без боя с юга на Пальмиру и к Дейр эз-Зору.

«Щит Евфрата» по-иордански

В зоны деэскалации входят Идлиб, части провинций Алеппо, Латакия и Хама, район севернее Хомса, а также Восточная Гута, Дераа и Эль-Кунейтра. Соглашение предполагает запретить здесь военную активность, в том числе авиаполеты. Действие документа рассчитано на полгода и может быть автоматически продлено на такой же период. При этом российские военные не раз заявляли, что борьба с группировками ИГ и «Джебхат ан-Нусра» продолжится. Но это подразумевает рейды правительственных войск в такие зоны и бомбардировку позиций исламистов. Американцы же начинают рассматривать их как «бесполетные зоны безопасности».

Так, представитель командования ВС Сирии сообщил 5 июня о нападении ВВС коалиции во главе с США на армейскую позицию в районе Эш-Шахима на шоссе к пограничному городу Эт-Танф. 18 мая ВВС западной коалиции уже атаковали одну из позиций сирийской армии на шоссе в Эт-Танф. По версии Пентагона, удары наносились по колонне правительственных сил, приближавшейся к военной базе коалиции в Эт-Танфе, где создан лагерь подготовки оппозиционеров.

Из этого следует: на территории деэскалации будут создаваться, в том числе и при российском содействии, зоны безопасности для лояльных США сил. Алгоритма противодействия такой практике у Москвы, Тегерана и Дамаска нет. Пока американцы действуют на юге Сирии, но нет никакой гарантии, что этот опыт не распространят. При создании такой зоны на сирийско-иорданской границе резонно повторить его в других районах. Пройдет время, и с этих плацдармов начнется активная экспансия вооруженной оппозиции в другие районы страны. Борьба с джихадистами в зонах деэскалации возможна для ВКС и ВМС РФ. Ракеты «Калибр» предпочтительнее использовать на юге, поскольку в отличие от авиации это бесконтактный способ ведения боя. В остальных случаях оправданно применение сухопутных и воздушных сил там, где минимальна возможность прямого столкновения с американцами.

Решение о создании зоны безопасности по всему периметру иордано-сирийской границы американцами и их иорданскими союзниками принято, вопрос лишь в сроках реализации проекта. Скорее всего его начнут после окончания Рамадана, а активная фаза может наступить осенью. Для обеспечения этой операции США и Великобритания уже перебросили резервы в Иорданию из Ирака. На их место в Ирак передислоцированы польский и канадский десант. В Иордании дислоцируются около 100 вертолетов бундесвера. Скоро туда уйдут остатки немецкого контингента с турецкой базы «Инджирлик». Конец их перебазирования также послужит индикатором начала активной фазы операции коалиции. Причем речь идет о создании зоны, не совпадающей с проектами зон деэскалации в этом районе.

Во время визита Дональда Трампа в Саудовскую Аравию на секретных консультациях с королем Иордании Абдаллой II 21 мая обсуждались последние детали создания «зоны отчуждения» по всему периметру иордано-сирийской границы. Был детализирован и утвержден план военной интервенции иорданцев в Сирию как часть общей операции сил западной коалиции. Эксперты утверждают, что основной идеей американцев здесь является предотвращение создания проиранской дуги от Тегерана до Бейрута. Предусматривается зачистка зоны от подготовленных КСИР сил сирийской шиитской милиции с минимизацией иранского влияния. Эр-Рияд в курсе и участвует в финансировании замысла.

План действий иорданских сил был подготовлен к встрече в Эр-Рияде начальником Генштаба М. Фрейхатом и руководителем Управления общей разведки (УОР) Иордании И. аль-Джунди. Они хорошо осведомлены о ситуации в районе сирийско-иорданской границы, поскольку курировали это направление. По совместному плану предусматривается переброска двух батальонов иорданского спецназа, их задействуют в предстоящей операции для поддержки сирийских оппозиционеров, которых готовили последние два года на двух базах у сирийской границы и на базе королевского колледжа сил спецназначения под Амманом. Инспекция УОР Иордании показала, что для успеха необходима подготовка большего числа бойцов. Предусмотрено, что иорданские спецназовцы совместно с оперативниками УОР после переброски в приграничный район начнут тренировать несколько сотен оппозиционеров. Это может повлиять на сроки начала операции, которую планируется осуществить силами трех основных повстанческих групп: Сирийской свободной армии, «Бригады Омари» и «Коммандос революционной армии» (RCA). Их роль в том, чтобы создать видимость сирийского характера операции, скрыть участие иностранцев. Кроме того, оперативники УОР планируют привлечь к делу и друзов. Для этого используются каналы поставки оружия из Израиля, что стало возможным благодаря посредничеству США около двух месяцев назад. Не исключено направление в зону конфликта израильских друзов военными советниками.

Оживление на границе

В зоне деэскалации, включающей провинцию Идлиб, граничащие с ней районы – северо-восточные Латакии, западные Алеппо и северные Хамы, живут более миллиона сирийцев. Ее контролируют отряды в 14,5 тысячи человек. Зону на севере провинции Хомс (180 тысяч жителей) с городами Эр-Растан и Тель-Биса и близкими районами контролируют отряды численностью до трех тысяч человек. В зоне Восточной Гуты (690 тысяч жителей) действуют около девяти тысяч боевиков. Зона на юге Сирии в приграничных с Иорданией районах провинций Дераа и Кунейтра (до 800 тысяч жителей) контролируется отрядами «Южного фронта» численностью до 15 тысяч человек.

Наибольшую озабоченность вызывают события в восточных и северо-восточных регионах Сирии, в провинциях Ракка и Дейр эз-Зор. Эти крайне важные для Дамаска стратегические регионы обеспечивают коммуникации САР с Ираком и Ираном и непрерывность оси Тегеран – Багдад – Дамаск – Бейрут. В провинции Ракка расположены нефтяные и газовые месторождения и сельскохозяйственные угодья, освоенные во второй половине ХХ века после строительства Евфратской плотины. Территория провинции Дейр эз-Зор в основном пустыня, но здесь богатые нефтяные месторождения. Город Дейр эз-Зор удерживается гарнизоном Сирийской арабской армии, но провинция находится под контролем ИГ. Большая часть продовольствия доставляется в осажденный город по воздуху.

Большая часть сирийско-иракской границы контролируется курдами из «Сил демократической Сирии» (СДС) либо боевиками ИГ. Отчетлива тенденция включения всей провинции Ракка в сферу курдского влияния. Южнее роль буфера между Сирией и Ираком отводится спонсируемым Иорданией противникам Асада – умеренным группировкам и Новой сирийской армии. По информации ливанской газеты «Аль-Ахбар» группировки умеренной оппозиции в провинции Дераа («Джейш аль-ашаир», «Фарик аль-хакк» и «Фарик аш-Шабаб ас-Сунна») в настоящее время вооружаются и тренируются в лагерях на иорданской территории. В планы Аммана, по мнению газеты, входит интервенция на юг Сирии по типу предпринятой в прошлом году Турцией операции «Щит Евфрата».

Основные пограничные пункты между Ираком и Сирией – города Абу-Камаль в провинции Дейр эз-Зор и расположенный южнее на стыке границ Сирии, Иордании и Ирака Ат-Танф. Вашингтон стремится не допустить установления контроля над ними правительственных сил. Иранцы, в интересах которых прочный контроль правительства Асада над сирийско-иракской границей, проводят контрмеры – устанавливают взаимодействие между сирийскими военнослужащими и иракскими шиитскими формированиями «Хашед аш-Шааби» для контроля над границей.

Целью военной операции «Мухаммед Расулла» иракских шиитов является не только установление контроля над иракско-сирийской границей, но и создание коридора из Ирака в Сирию. В ней задействованы боевики «Бригады Бадр», известные хорошей военной подготовкой. Замкомандующего «Хашед аш-Шааби» А. Али Мухандис заявил, что его отряды должны полностью искоренить исламистов из ИГ, поэтому антитеррористические операции будут проводиться не только на территории Ирака, но и в Сирии. В то же время один из шиитских полевых командиров заявил в интервью ливанской газете «Аль-Ахбар», что в Сирии «Хашед аш-Шааби» будут воевать не только против террористов из ИГ, но, если понадобится, и против американцев.

В какой мере это заявление командира шиитов, сохранившего инкогнито, соответствует реальности, сказать трудно. В любом случае иранцы при необходимости могут пустить в ход не только резервы в Сирии, но и дислоцированные в Ираке подразделения генерала К. Сулеймани, что в момент штурма Мосула является для американцев серьезной угрозой. Даже если забыть о том, что Багдад не склонен идти на поводу у КСА в попытках рассечь «шиитский полумесяц» руками США и Иордании. Не говоря уже о партнерах и союзниках Ирана в Йемене, Афганистане и монархиях Залива, расколотых кризисом вокруг Катара. Это позволяет предположить серьезные корректировки планов США в Сирии в ближайшем будущем.

популярный интернет



comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели