САТАНОВСКИЙ: Если параллельно министр позорит (а он, конечно, опозорил этой схемой с докторской российскую науку в мировом масштабе!) – это позорит всех тех, кто у нас доктора, кандидаты наук, кто защищал свои диссертации! Это позорит ВАК, это позорит Академию наук. Это — абсолютная infamita! Вот, знаете, это как в «Крестном отце» была дискуссия: «Можно наркотиками торговать или нет?», у Дона Корлеоне. 

Евгений СатановскийКОРНЕЕВСКИЙ: Дон Корлеоне считал, что нельзя.

САТАНОВСКИЙ: Да! И получил свою пулю. И я считаю, что нельзя. Нельзя делать такие вещи!

Я один раз в своей жизни обратился за мелкой справкой – архив хотел, дурак старый, ввезти. Уникальный, единственный в своем роде, контейнеры, совершенно нигде не существующие, в одном экземпляре собрание книг, архивов Аарона Долгопольского. Вдова завещала. Всё решили: перевозку (нашелся парень, сказал: «Перевезу»), нашли место, сказали: «Разместим». Таможня сказала: «Мы не возьмем с этого архива денег»! Там оценить, так это ж по налогам — бешено! «Но только, пожалуйста, мы обязаны принять от Минкульта справочку, что он — уникальный». А он — уникальный! Да, от Минкульта. Не от Эрмитажа, не от ГИМа, не от Ленинки – ну, по ведомственным…

Обратились мы за справочкой. Министром был уже «тот самый» министр. А до этого там были темы, по которым Минкульт проконсультировали и, я бы сказал, сильно ему в некоторых вопросах помогли «разобраться».

Глухое молчание на протяжении полугода привело к тому, что сейчас этот архив, учитывая невозможность получить от Минкульта справочку, в России не находится – он находится в Иерусалимской библиотеке городской. Он завещан туда. Мо-лод-цы, ребята! Да по гроб жизни я этого не забуду! Я вообще ничего не забываю. Я — как слон.

КОРНЕЕВСКИЙ: Страшный человек, Евгений Янович!

САТАНОВСКИЙ: Я добрый и пушистый. Иногда. А иногда – нет. А слон – он всегда помнит. Он помнит, кто ему конфетку дал. Кто ему сигаретку в хобот «припалил». Вот и я помню. И меня бесполезно, абсолютно бесполезно убеждать, что не надо этого делать. Я помню хороших министров и несколько замечательных министров – и мы делаем для них все, что можем. Но помним и других министров. Ну, память такая у меня, избирательная, четкая. Я живу простой формулой – «дашь на дашь», абсолютно крестьянской! Что я могу сделать? Строить из себя всепрощение? Не могу!

Евгений Сатановский: от двух до пяти 26.10.2017



популярный интернет



comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели