По итогам трехсторонней встречи министров иностранных дел России, Ирана и Турции в декабре 2016 г. возник новый формат переговоров. Вчерашние соперники – Турция и Россия – теперь выступают посредниками в процессе мирного урегулирования сирийского кризиса, который проходит де-факто без США. Евгений СатановскийСенатор Джон Маккейн уже заявил, что это привело к «потере лидерства» США на Ближнем Востоке. Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев договорились, что площадкой для переговоров станет Астана. Первый раунд запланирован на 23 января. Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский рассказал корреспонденту «Евразия.Эксперт» о том, почему Астана выбрана в качестве новой переговорной площадки, сможет дли она потеснить Женеву, где переговоры безуспешно велись в 2016 г., и зачем туда пригласили американцев?

— Евгений Янович, почему для проведения переговоров по сирийскому вопросу выбрана Астана?

— Очень подходящее место. У Назарбаева великолепные отношения с Россией, с арабским миром, Ираном и Турцией. В этом плане лучше даже не придумать.

Кроме того, это комфортный и достаточно безопасный город с очень серьезным уровнем контроля над ситуацией – это важно. И, наконец, тот, кто был в Астане, представляет себе, насколько этот свежий, только что выстроенный город производит впечатление на всех тех, кто туда попадает.

— Чем эти переговоры будут отличаться от женевских переговоров, и какова их роль, когда есть женевский формат?

— Женева ничего собой не представляет. Женева – это абсолютная чепуха и издевательство над логикой. В этом плане Российская Федерация пытается дойти до состояния, когда переговоры ради переговоров превратятся в переговоры ради результатов.

Неслучайно два месяца в Анкаре переговоры шли без привлечения туда наших западных коллег. Это единственное, с чем можно было работать.

Формат, который продемонстрирован в Женеве, говорит об абсолютной исчерпанности Организации Объединенных Наций, о том, что она не выполняет роль честного брокера, посредника, и о том, что с шулерами на их поле играть не следует.

— Какова будет роль США, представители которых, по последним сообщениям, также приглашены на переговоры?

— Джокер.

— Почему, на ваш взгляд, в переговорах будут участвовать только вооруженные объединения, а политические группы не будут?

— Политические группы – это никто и звать их никак. Зачем говорить с пустым местом? Время тратить. Винтовка рождает власть. У кого она есть – с тем и говорят. А говорить с людьми, не представляющими никого, кроме жуликов, болтунов и прохиндеев, вредно для здоровья.

— Известно также, что на переговорах будет обсуждаться изменение конституции Сирии. Как вы думаете, изменится ли она и как?

— Я – не сириец, зачем мне об этом думать? Сирийцы будут сидеть, обсуждать, решать. В 1948 г. в мае было объявлено государство Израиль. Там было решено, что к октябрю 1948 г. будет написана конституция и на ее основании будет избран парламент. Потом народное собрание, которое должно было обсуждать конституцию, сказало – давайте мы будем парламентом. Конституции нет, но есть экономика, армия, безопасность, процветающая страна. В 2000-х гг. была конституционная комиссия с тем, чтобы начать из основных законов создавать конституцию.

Я не знаю, может быть в Сирии будет так же. Это не важно. Важно, что люди будут говорить, а не убивать друг друга.

— Как вы думаете, можно ли ожидать успеха от переговоров?

— Увидим. Переговоры – это начало процесса национального примирения. Но когда вы на Востоке демонстрируете участникам переговоров, что, если они не будут конструктивно переговариваться, их немножко побомбят и от них ничего не останется, они, как правило, делают очень правильный выбор. Это единственное, что в такой ситуации верно.

Здесь Россия в Сирии добилась того, чего Штаты не смогли добиться в Ираке. Я даже не знаю, может быть, если американцев действительно пригласили, то пригласили поучиться и позавидовать. Нехай. Что нам, жалко, что ли?

— Если удастся решить поставленные проблемы, как будет развиваться ситуация дальше, как скоро обстановка в Сирии начнет стабилизироваться?

— А я не знаю, я не даю прогнозы. Понимаете, в чем дело: прогнозы давать вредно для репутации предсказывающего. Именно поэтому у метеорологов и астрологов репутация столь плоха. У.Черчилль рекомендовал предсказывать прошлое. О нем можно говорить с уверенностью, и то не всегда.

http://eurasia.expert

популярный интернет

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели