Именно этим объясняются санкции против России и ситуация на Украине, считает политик.
Чем власть отличается от не-власти? Вы можете давать любые предложения и инициативы, но человек, облечённый властью, даёт предложения и инициативы, обязательные к исполнению. Президент может давать инициативы, но обязательность исполнения, поскольку он не власть, отсутствует.

Федеров ЕвгенийМ. АНДРЕЕВА: В студии Мария Андреева, в гостях сегодня единоросс, член комитета по бюджету и налогам Евгений Фёдоров. Евгений Алексеевич, приветствую Вас.

Е. ФЁДОРОВ: Здравствуйте.

М. АНДРЕЕВА: Я понимаю, что это не Ваш профиль, но последняя новость: срочник убил трёх сослуживцев в карауле в Костромской области, сам тоже застрелился, двое ранены. Список погибших и раненых на LifeNews уже есть. В караульном помещении полевого лагеря произошёл инцидент, причины пока выясняются, работает комиссия Минобороны из Москвы. В контексте этой истории вспоминают Гюмри – может, депутатам подумать, вызвать кого-то на парламентский час для отчёта, что-то поменять в законодательстве?

Евгений Фёдоров: США поставили задачу ликвидации Российской Федерации 26.08.2015

Е. ФЁДОРОВ: Как офицер в отставке, я помню советскую армию, и там постоянно были такого рода происшествия, после этого следовали жесточайшие наказания, генералов, политработников увольняли, которые отвечали за моральный климат. Сейчас политработников нет, они ликвидированы указом Горбачёва. Они были важной частью цементирования и изучения личного состава в вооружённого состава. Личный состав сегодня проходит психологические исследования на уровне врачей, а комплексный взгляд на солдата, военнослужащего отсутствует. Отсутствует и нормальная качественная единая среда Вооружённых сил – это я как офицер говорю. Не случайно Горбачёв, как иностранный агент, начал с ликвидации цементирующего начала. Вот Вам и результат. Вроде бы преступление, но по сути это – проявление отсутствия суверенитета, в том числе в Вооружённых силах, и национального контроля за Вооружёнными силами и за реальными людьми, которые там служат. Происходит общая дестабилизация и негатив, который нагнетается сейчас в силу агрессии на Россию из-за рубежа, и которая распространяется на всех, потому что у этого солдата есть родственники, наверняка следы оттуда идут морального характера, возникают напряжения – и это всё сказывается.

М. АНДРЕЕВА: Депутаты могут что-то сделать в осеннюю сессию?

Е. ФЁДОРОВ: По-честному сказать, или как написано в методичке от партии? В методичке от партии написано: мы немедленно примем все меры. По-честному: естественно, ничего.

М. АНДРЕЕВА: Вернуть психологов?

Е. ФЁДОРОВ: Психологи есть. Нет политработников – это более широкий профиль психологов. Чтобы их вернуть, нужно поменять Конституцию. Помните, Владимир Путин поставил задачу воспитания? Никто даже не собирается это делать и не может сделать, потому что это нельзя сделать по сегодняшнему порядку, утверждённому в 1993 году.

М. АНДРЕЕВА: А помните, он поставил задачу слезать с нефтяной иглы, лет дцать назад – так ничего не изменилось?

Е. ФЁДОРОВ: Конечно. И «Стратегия 2020» есть, там сказано, что малого бизнеса должно быть 50%. И есть в трёх посланиях требование снизить процентные ставки до европейских или американских – сказали, берите опыт ФРС и ЕЦБ. А он всего 12 посланий сделал, в трёх об этом говорил – ничего. А майские указы – исполнение 20%. Люди наивно думают, что президент – это власть. Наивных людей я отправляю к Конституции.

М. АНДРЕЕВА: А кто власть?

Е. ФЁДОРОВ: Власть у нас законодательная, исполнительная и судебная – это всё не президент. И все три власти объединены общим управлением по 15 статье Конституции из-за рубежа.

М. АНДРЕЕВА: А президент не может выходить с законодательной инициативой?

Е. ФЁДОРОВ: Может. Чем власть отличается от не-власти? Вы можете давать любые предложения и инициативы, но человек, облечённый властью, даёт предложения и инициативы, обязательные к исполнению. Президент может давать инициативы, но обязательность исполнения, поскольку он не власть, отсутствует.

М. АНДРЕЕВА: Как Вы объясняете, президент ничего не может сделать? Давайте про экономику, это Ваш профиль, и всех волнует: курсы – 69,36; 79,87 за доллар и евро соответственно, о трёхзначных цифрах говорят последние дни, Центробанк порекомендовал стресс-тест проводить банкам – президент ничего в этой ситуации не может сделать?

Е. ФЁДОРОВ: Давайте добавим «ы»: президенты. Они могут что-то делать, но не могут выстроить обязательное решение, не могут проводить стратегию, не могут её вырабатывать – это не только президент России, не могут президенты Германии, Греции, Израиля. Полномочия у них такие же. Английское слово «президент» – не русское слово «царь» или «генсек», и под этим словом понимается конкретный юридический смысл: он – координатор властей и гарант процедуры, считайте, нотариус. Человек, не производящий решения, а контролирующий процедуру решений. Это английское слово «президент» не случайно нам привезли, как Гитлер привёз бургомистров на советскую оккупированную территорию, англичане, американцев привезли президентов, мэров, муниципалитеты.

М. АНДРЕЕВА: В текущей экономической ситуации кто за неё отвечает?

Е. ФЁДОРОВ: МВФ. Если Вы хотите знать источник решений о России, не оформителей – это министры, а источник – это МВФ. Для Греции люди верят.

М. АНДРЕЕВА: И для Китая.

Е. ФЁДОРОВ: Нет, у Китая суверенитет.

М. АНДРЕЕВА: Китай тоже трясёт.

Е. ФЁДОРОВ: Нас бы так трясло. Китай практически с нуля поднялся до страны, у которой треть мирового дохода. А мы с 22% опустились до 2%, нам бы проблемы Китая. Китай на площади Тяньаньмэнь во время вторжения американцев отбил их, а Советский Союз потеряли. Проигравшему – горе, это римский принцип. Не надо проигрывать: наши деды не любили проигрывать войны, жили нормально, мы полюбили проигрывать – стали жить плохо. Всё просто.

М. АНДРЕЕВА: То, что в головах у людей, и то, что пишут сейчас наши слушатели: «Путин построил жёсткую вертикаль власти – все годы нам об этом твердили. Принимает решение один человек».

Е. ФЁДОРОВ: Это пропаганда. Он даже сам говорит: я могу взять из 1000 решений одно-два и на них повлиять – это так и есть, это называется ручное управление. Как только он говорит о ручном управлении, он говорит: система не позволяет мне управлять. Выдернутые 1-2 вопроса не влияют на общий формат системы. В Советском Союзе тоже был президент, но это был далеко не генсек. Генсек был Сталин, а президент – Калинин. Георгадзе был президентом одно время. Это человек, подписывающий законы, кадровые назначения, но подписывающий их в результате процедуры. Ему приносят, и, проверив правильность процедуры, он принимает окончательное решение.

М. АНДРЕЕВА: Правительство – это тоже завеса.

Е. ФЁДОРОВ: Правительство – это власть, оно производит обязательные решения. Но кто пишет эти решения? Когда я нашим гражданам об этом говорю, не то, что говорит пропаганда – они удивляются: в каждом или почти каждом министерстве есть группа американских советников. Их много, где-то под десяток тысяч, они объединены в специальные консалтинговые конторы, и они производят управляющие решения. Министры, аппарат оформляют эти решения в виде юридической и организационной стороны вопроса, они не придумывают. Кто придумал повысить пенсионный возраст в стране? Сказал министр финансов, а придумал МВФ, заложил это в своём прошлогоднем сентябрьском меморандуме. Мы, естественно, его выполнили.

М. АНДРЕЕВА: А во внешней политике у президента больше самостоятельности?

Е. ФЁДОРОВ: Естественно, он представляет страну.

М. АНДРЕЕВА: Крым, БРИКС, ШОС.

Е. ФЁДОРОВ: Это борьба президента. А внутри: падение рубля, процентная ставка, отсутствие национального бизнеса – это команда МВФ. Власть всегда перераспределяется определённым образом, это не тотальная система; либо есть власть, либо нет. Конечно, у президента есть власть, но её относительно немного. Относительно Госдепа у президента может быть 10-20% власти в силу его личного уважения. А если бы на его месте был человек формальный, нейтральный – он просто сидел бы в Кремле, никуда не высовывался, а оттуда выходили бы подписанные бумажки.

М. АНДРЕЕВА: «Всё безнадёжно, или Вы видите просвет?» – спрашивает слушатель.

Е. ФЁДОРОВ: Просвет – это борьба. Безнадёжной была ситуация в Советском Союзе в 1945 году под новый год: враг под Москвой, треть страны занята, но победили.

М. АНДРЕЕВА: Конкретное решение: что сейчас делать? Приходят экономисты к нам, говорят, всё плохо, всё идёт ко дну.

Е. ФЁДОРОВ: Первое: получить право на решения на национальном уровне.

М. АНДРЕЕВА: Это долго. Вы предлагаете Конституцию менять?

Е. ФЁДОРОВ: Конституция закрепляет изменение архитектуры власти. Если Вы спросите меня как экономиста, я скажу, что нужно сделать очень просто, как делают 40 стран мира и как заложено в указе президента – снизить процентную ставку до европейской.

М. АНДРЕЕВА: По Вашим словам, Центробанк не подчиняется.

Е. ФЁДОРОВ: Естественно.

М. АНДРЕЕВА: Как тогда?

Е. ФЁДОРОВ: Теперь я говорю как политик: чтобы заставить Центробанк и остальных подчиняться, необходимо перехватить управление страной на уровне президента, как это сделали в Крыму люди, проведя референдум за две недели с нуля. Это несложный процесс, но нахаляву, ковыряя в носу, он не получится: нужно всем напрячься, всем вступить в национально-освободительный процесс, найти миллионов 20 народу, после чего подключится ресурс президента как ручное управление. Заполнить анкету участника национально-освободительной борьбы, тем самым продемонстрировав, что президенту есть на кого опереться.

М. АНДРЕЕВА: Она есть?

Е. ФЁДОРОВ: В интернете.

М. АНДРЕЕВА: Михаил спрашивает: «Почему президент сам не выйдет к народу и не скажет: я на принятие законов не могу повлиять, с меня не спрашивайте».

Е. ФЁДОРОВ: А почему он не станцует перед кем-то? Он достаточно говорит. Понятно, что то, что он говорит, СМИ очень часто показывают только один раз. Он говорил, что Россия в полуоккупации – это сильные слова. Вы слышали, чтобы это кто-то хоть где-то обсуждал? О том, как баба Маня с курицей живёт – пожалуйста.

М. АНДРЕЕВА: Напомните, пожалуйста.

Е. ФЁДОРОВ: В Сочи на встрече с профсоюзами, три-четыре месяца назад, он эти слова употребил. Если посмотрите его мысль, увидите, что мы находимся в полуоккупации, как и другие страны. Или конкретные его люди, тот же Бастрыкин, прямо говорят, что необходимо убрать из Конституции оккупационные части 15 статьи. Борьба идёт, просто в ней средства массовой информации, которые формируют общественное мнение, в основном на стороне внешнего управления, это надо понимать, и это нормально, это специфика борьбы.

М. АНДРЕЕВА: Как получается, что президент – гарант Конституции, а по Вашим словам получается, что он ни на что не влияет.

Е. ФЁДОРОВ: А на что влияет нотариус? Нотариус – очень важная фигура. Кто получал наследство, тот знает, что без подписи нотариуса и печати вы не получите свои дом, квартиру, а если вы олигарх – 25 заводов. Для вас это супер-важный человек. Но сама по себе должность – технологическая, не принимает решение: дать ваши 25 заводов вам или Сидорову?

М. АНДРЕЕВА: «Разве борьба за освобождение не идёт после марта 2014?» – спрашивает Алексей.

Е. ФЁДОРОВ: Она идёт с 1991 года, просто пока неуспешно. Ещё Сажи Умалатова поднимала эти вопросы. В 1991 году ещё Советский Союз не был ликвидирован Горбачёвым. Но это потому и борьба – успех бывает, когда расстановка сил позволяет. Пока народа нет в достаточном количестве в этой борьбе, расстановка сил не позволяет сторонникам национального курса – это слова Путина – победить. Они в меньшинстве, они слабы. Путин маневрирует, не имея возможности решить главную проблему.

М. АНДРЕЕВА: Вы говорите, что если каждый подпишет анкету, президенту будет на кого опереться – сейчас из окружения, приближённых есть на кого опереться?

Е. ФЁДОРОВ: Есть сторонники национального курса.

М. АНДРЕЕВА: Как их распознать?

Е. ФЁДОРОВ: Те, кто говорят о необходимости конституционной реформы, восстановлении суверенитета и пересмотре 1991 года.

М. АНДРЕЕВА: Говорить – одно, делать – другое. У всех недвижимость за рубежом, дорогостоящие предметы. Это не влияет на принятие решений?

Е. ФЁДОРОВ: Это усложняющее, но это не является препятствием к национально-освободительной борьбе. Когда Россия управлялась извне – такие периоды в её истории были, например, Смутное время, когда бояре назначили иностранного царя царём России.

М. АНДРЕЕВА: А когда Владимир Путин говорит, что он доволен действиями Центробанка, он лукавит? Или его заставляют так говорить?

Е. ФЁДОРОВ: Он же не просто национальный лидер, он – президент, это конкретный человек с определёнными элементами возможностей. Он должен говорить определённым языком, это элемент его работы, представительская функция. Поэтому он многие вещи так остро, как аналитики, говорить не может. Но он говорит об этом.

М. АНДРЕЕВА: Он говорит: у меня нет претензий к работе Центробанка.

Е. ФЁДОРОВ: В трёх посланиях из 12 он поставил задачу, она была публично не выполнена. Он сказал: снижайте, они подняли. В главных вещах, которые по Конституции важны, потому что в ней написано, что послание – важная вещь, там президент говорит главные фразы. Если сейчас он будет демонстрировать разрыв с реальными процессами в стране, он уйдёт в сторону от процессов, падёт сакральность власти, что означает исчезновение остатков возможности влиять на ситуацию. Если бы он был с полномочиями, он бы на это не обращал внимания, потому что полномочия сами дают ему возможности. А сейчас у него все возможности опираются на его личный авторитет, а он зависит от сакральности. Если его публично не будут слушаться и он продемонстрирует неуправляемость, то пойдут к другим большим чиновникам.

М. АНДРЕЕВА: А цель МВФ какая, по-Вашему?

Е. ФЁДОРОВ: МВФ сам об этом сказал, есть ролик в интернете, как руководитель МВФ говорит, что они обслуживают интересы США.

М. АНДРЕЕВА: Конечная цель какая?

Е. ФЁДОРОВ: Обеспечение своих американских интересов, что означает грабёж подмандатных народов, всех колоний. Этим они занимаются полторы тысячи лет. С февраля прошлого года они решили, что Россия для них страна, неприемлемая для существования на земном шаре, опасная, об этом сказал министр обороны. И они поставили задачу ликвидации Российской Федерации. Отсюда госпереворот в Киеве, вторжение, считайте, война, потому что вторжение путём военного госпереворота. Отсюда санкции против России и все остальные вещи.

М. АНДРЕЕВА: Это какая-то слишком сложная схема.

Е. ФЁДОРОВ: Это стандартная схема: Индия начала бунтовать, англичане поставили туда войска, Сипайское восстание было подавлено. Стандартная схема подавления бунтующих колоний – что тут сложного?

М. АНДРЕЕВА: Вы говорите, не стесняетесь. Мы пытаемся связаться с Вашими коллегами: ЛДПР, коммунисты, «Справедливая Россия» – нет проблем, «Единая Россия» – бедные наши продюсеры, которые часами обзванивают парламентское большинство: вас больше, чем других. В чём проблема вашей партии?

Е. ФЁДОРОВ: Люди все грамотные, но говорить то, о чём говорю я, не хотят, потому что это повредит их карьере, это же очевидно.

М. АНДРЕЕВА: Вы не боитесь?

Е. ФЁДОРОВ: Нельзя же всем бояться. У вас 100 человек, из них кто-то боится, кто-то – нет. Меня прикрывает Путин всё-таки, в определённом режиме прикрытия работаю. В любой организации кто-то берёт на себя роль более жёсткой подачи материала – это не только у нас, это везде, проводите совещание, и кто-то на них бузит.

М. АНДРЕЕВА: Вас выбрали?

Е. ФЁДОРОВ: Так сложилось, что я оказался в этой конструкции. Но то, о чём я говорю, знают все. Не знают, что в Москве сидит тысяча советников?

М. АНДРЕЕВА: А их Путин не может прикрывать?

Е. ФЁДОРОВ: Путин не может прикрывать всех – это элемент ручного влияния на ситуацию. Когда Владимир Владимирович был в российском движении демреформы, а это 1992 год, не все имели такую возможность. По-разному жизнь складывалась у людей, и в этом нет моей заслуги – так получилось, я оказался в этом качестве.

М. АНДРЕЕВА: Почему Вы член «Единой России»?

Е. ФЁДОРОВ: Это очень важно, надо быть членом «Единой России». Мне надо не покататься, мне нужен результат. Я хочу получить результат, то есть решение проблемы суверенитета. Это можно сделать только там, где у вас для этого есть инструменты. «Единая Россия» – правящая партия. Самый сильный инструмент из существующих на политической арене.

М. АНДРЕЕВА: Смотря из кого она состоит. Если в большинстве боятся говорить или не относятся к освободительному движению – не на кого опереться.

Е. ФЁДОРОВ: В нужный момент «Единая Россия» будет на стороне освободительного движения.

М. АНДРЕЕВА: Просто этот момент не пришёл.

Е. ФЁДОРОВ: Не сложилась расстановка сил.

М. АНДРЕЕВА: Они выжидают?

Е. ФЁДОРОВ: Кто-то выжидает, кто-то боится, кто-то маневрирует. Есть враги национального курса, враги Путина, которые могут мимикрировать под его друзей, но это форма борьбы, это интриги. Но интриги – тоже элемент борьбы. Есть отмороженные, типа Гудкова, Пономарёва, враги из «пятой колонны».

М. АНДРЕЕВА: Геннадий Гудков какое-то время не был таким отмороженным, что-то произошло, он даже в «Единой России» состоял.

Е. ФЁДОРОВ: Сотрудничал. Произошло обострение борьбы. Когда у вас в коллективе нет борьбы, у вас все друзья и кофе пьют. Потом начинается раскол, обострение, размежевание сил – это нормально, это свидетельствует, что мы на пороге решающих событий.

М. АНДРЕЕВА: Не могу не запустить голосование: программа «Позиция», вы поддерживаете всё, что говорит Евгений Фёдоров, принимаете, согласны, что мы колония, решения принимает МВФ, у президента ограничены полномочия, или вы говорите, что это чушь?

Итоги голосования: 76% на Вашей стороне, 24% не согласны, готовы спорить.

Давайте примем звонки слушателей. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Святослав. Фёдоров сам поддержал и переворот 1991 года, и 1993 год, Владимир Путин тоже был на этой стороне. Где живут Ваши дети, есть ли у Вас недвижимость, и награждены ли Вы орденом победы США в Холодной войне 1946-1991 годов над Советским Союзом?

Е. ФЁДОРОВ: Дети живут в России, в Москве. Я считаю, что это повод уйти от содержательного разговора: сам плохой. А я не говорю, что я хороший. Вы за суверенитет или против – вот что меня интересует, вы против России или за неё, а хороший я или плохой – какая разница, не от меня зависит решение суверенитета, я излагаю свою позицию.

Дочка учится в институте в сфере авиационной техники в Москве, планирует дальше так свою жизнь и строить.

М. АНДРЕЕВА: А счета, недвижимость?

Е. ФЁДОРОВ: Недвижимость у любого человека есть, она у меня задекларирована, можете почитать. За границей нет, конечно.

У меня есть только государственные награды времён моей службы в Вооружённых силах СССР, в том числе в горячих точках, в Афганистане. Благодарности были, но ни одной награды, медалей. Орденов за 25-летнюю службу в органах государственной власти коллаборационистского характера я не получил. Хотя нам положено выдавать через 10-20 лет, мне не дали, наверное, не случайно. Наград Российской Федерации за политику у меня нет.

М. АНДРЕЕВА: «Так открыто говорите, что Вас прикрывает Путин – получается, кого он ни прикрывает, не имеют права проливать свет на реальную ситуацию?» – слушатель спрашивает.

Е. ФЁДОРОВ: Я не говорю об обратном. Есть влиятельные люди, но я говорю, что со мной сложилось таким образом: я могу говорить об этом. Но не только меня прикрывает – а что тут такого? Это некая технология определённой борьбы, где нужно, чтобы тебя прикрывали, иначе тебя вышибают на подходе. И в армии прикрывают, вы летите, а вас ведущий прикрывает.

М. АНДРЕЕВА: Юрий спрашивает: «Кто мешает Вам прямо сейчас в эфире призвать людей поддержать президента и вывести хоть завтра 20 миллионов народа?»

Е. ФЁДОРОВ: Сто раз говорили – не хочет народ. Надо, чтобы народ участвовал в коммуникациях, которые позволяют ему сориентироваться в жизни.

М. АНДРЕЕВА: Никто, кроме Вас, не призывает, с народом не общаются, ничего не рассказывают. У одних есть ощущение, что есть скрытый план Б, и вот-вот всё будет хорошо, либо надеются, что правительство отставит президента.

Е. ФЁДОРОВ: Не будет хорошо, у нас нет суверенитета; был бы – были бы сигналы сверху. В отсутствие суверенитета сигналов сверху не бывает. Россия шестой раз в своей истории находится в оккупации, никогда не было сигналов сверху для её освобождения.

М. АНДРЕЕВА: «Военные поддерживают Путина, почему нельзя решить вопрос сразу и радикально?» – вопрос.

Е. ФЁДОРОВ: Найдите хотя бы одного военного, который готов нарушать закон, даже если он поддерживает Путина. Я таких не знаю. Военных, которые заранее готовы нарушать закон, отсекают, если это в чинах, и таких нет. Одно дело – поддерживать, любить, или рейтинг, а другое – пойти на нарушение закона. Процедура одна: закон нарушать не надо. Мы предлагаем провести референдум в соответствии с законом. А для этого нужно для начала гражданам заявить, что их не устраивает положение вещей, а для этого – заполните анкету, что вы за изменение колониальной конституции. Может быть, 150 миллионов граждан России всё устраивает – быть рабами, холуями американцев?

М. АНДРЕЕВА: Юрий пишет: «Фёдорову не верю, когда нужно было, Путин провёл налоговую реформу, изменил Конституцию, постоянно меняет законы о выборах, и никакие МВФ, ООН и прочие международные структуры не указ».

Е. ФЁДОРОВ: Можете мне не верить.

М. АНДРЕЕВА: А правда, изменили же в своё время?

Е. ФЁДОРОВ: Изменили, потому что были команды МВФ, при чём здесь Путин? Тогда во главе был не Путин, а у американцев был другой план, суть которого – что в ближайшие 6 лет Россия должна быть ликвидирована, для чего нужен сильный ликвидатор, типа Горбачёва, и под него и готовили 6 лет – что тут непонятного? И для них было шоком, когда пошёл Путин. Он обыграл, оказался умнее и хитрее. Национальная освободительная борьба – это борьба умов. В 2006-2007 годах он ушёл под давлением американцев, а мог бы не уходить. А сейчас изменилась ситуация, чуть-чуть окрепла, и он пошёл.

М. АНДРЕЕВА: А Дмитрий Медведев, который заменял, как там оказался?

Е. ФЁДОРОВ: Всё компромиссы. В любой борьбе – компромиссы. Почему-то у нас думают, что национально-освободительная борьба – это халява. Никакой халявы.

М. АНДРЕЕВА: «У «Единой России» всегда кто-то виноват, но не они сами. Вы просыпаетесь только перед выборами. У вас армия депутатов, а говорите, что не можете менять законы. Кто вам мешает, назовите имена и призовите народ на подмогу», – пишет Роман.

Е. ФЁДОРОВ: Я не могу назвать все 150 миллионов граждан России, у меня нет с собой списка, которые в Конституции 1993 года поручили нам, депутатам, обслуживать американские интересы в России. Вы пошли на выборы, мы проголосовали, установили в России конституционное внешнее управление – все остальные депутаты обязаны исполнять решения США, оформленные надлежащим образом.

М. АНДРЕЕВА: «Сердюков сейчас упал со стула от смеха», – пишет слушатель. – «Давайте проголосуем, сколько человек поддерживает «Единую Россию».

Е. ФЁДОРОВ: Люди не понимают, что «Единая Россия» – инструмент, приводной ремень, сама она решений не принимает по Конституции, так же, как и Госдума. В Конституции сказано: депутаты принимают законы. Не пишут их, не изготовляют управление. И советские депутаты, кто помнит, принимали законы Верховного совета, а готовил их Генсек и политбюро.

М. АНДРЕЕВА: Ещё несколько звонков примем. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Владимир, здравствуйте. Сумасшедший дом не нужно устраивать.
Е. ФЁДОРОВ: Ваш дед устраивал сумасшедший дом, когда жертвовал своей жизнью для освобождения Отчества?

СЛУШАТЕЛЬ: Что Вы глупости говорите?

Е. ФЁДОРОВ: Он сумасшедший?

М. АНДРЕЕВА: «Путин ушёл по Конституции, не мог не уходить, не под давлением американцев», – пишет слушатель.

Е. ФЁДОРОВ: Конституция – такой же закон, который не требует изменения в этой части референдума. Поменяли же закон по срокам потом, это не проблема – закон поменять, если это не ограничение в силу референдума. Статьи по суверенитету поменять так нельзя, для этого нужно конституционное собрание, референдум.

М. АНДРЕЕВА: А зачем менять, если можно рокировку провести и не вызывать гнев народа, споры? Два срока, поменялись с Медведевым, затем он снова вернулся. Зачем менять Конституцию, если так можно было сделать?

Е. ФЁДОРОВ: Кто менял Конституцию? Это было сделано с согласия США. И это согласие США позволило безболезненно и легко это сделать, никто даже не критиковал. Шесть лет никто даже рот не открыл, потому что была команда из Вашингтона – нас это устраивает.

М. АНДРЕЕВА: Уточняют: «Единая Россия» может подготовить самостоятельно закон?»

Е. ФЁДОРОВ: Технологически – нет, говоря о законе системного характера. Закон несистемного характера, не изменяющий систему, может, лоббистский или уточняющий. А чтобы поменять систему, нужно решение иностранных специализированных учреждений. Это я языком Верховного суда говорю сейчас.

М. АНДРЕЕВА: «Единая Россия» хочет сдать Донбасс?» – Юрий спрашивает.

Е. ФЁДОРОВ: Надо по-другому посмотреть на вещи: а с какой стати в головах у наших граждан есть мнение, что Донецк – это не русский город, который нужно защищать всеми силами, в отличие, например, от Пскова? Потому что нам дали липовую незаконную бумагу в 1991 году, и теперь все скачут на одном месте и говорят: Донбасс можно сдать, это не наш город, не наш город Харьков, Киев – а ваш дед за Киев и Харьков предпочёл положить свою жизнь. Нам подсунули липовую незаконную бумагу, под которую мы теперь пляшем. Надо менять начало процесса, 1991 год. Поменяв 1991 год как незаконный, у вас восстанавливается режим международно-признанных границ, за которые отдано 100 миллионов жизней в 1940-1945 годах. Все остальные игры, Литва, Латвия – незаконные игры под названием госпереворот, и ничтожные с момента их разоблачения, с момента судебного процесса, который их так показывает. А теперь тем солдатам на Украине, которые украинские – это русские люди воюют с нашим ополчением, вы им предъявите бумагу, что они на стороне сепаратистов, что они за развал большой России, большой Украины или Советского Союза незаконно. Я вас уверяю, 90% перейдёт на сторону восстановления единого Советского Союза, особенно сейчас, после военных действий, потому что это наши люди, советские, хоть и прошло целое поколение. Но этого не делают, и это обман.

М. АНДРЕЕВА: Где взять анкету, спрашивают слушатели.

Е. ФЁДОРОВ: На сайте национального освободительного движения. Это просто сообщение о том, что гражданину не нравится колониальный статус страны.

М. АНДРЕЕВА: Ваш прогноз: будут трёхзначные цифры, если говорить о курсе?

Е. ФЁДОРОВ: Обязательно будут. Мы идём уже с февраля прошлого года по плану посла Теффта по ликвидации Российской Федерации. Последний Совбез, когда Путин открыто сказал, что все наши проблемы вызваны тем, что мы суверенитетом не торгуем, тем, что мы пытаемся подняться против американского правления на территории России. Путин поднимает национально-освободительное движение, его подавляют социальными бомбардировками, к которым относится и падение курса. Давайте посчитаем: два года назад до всех санкций валютные резервы Центрального банка – 550 миллиардов долларов. И рублёвая масса агрегатам один, наличкой в банках, 16 триллионов рублей. Сейчас у нас 15 триллионов рублей, то есть все спекулянты наглые триллион рублей обменяли на доллары и давили на рубль. И цена одного триллиона – 30 миллиардов долларов. А валютные резервы Центробанка, согласно словам помощника президента Белоусова, не позволяют держать курс рубля. Он высказал цифру, и если посчитать – 150 миллиардов. Куда делось 400 миллиардов долларов, если на поддержание курса рубля нужно 30? Умножьте 1,1 триллиона, которые выкуплены за 2 года на цену курсу этого рубля, было 30, стало 67 – вы получите где-то 30 миллиардов долларов. Всё остальное – 470. Два варианта: украдено или, более надёжный вариант, их и не было. Изначально у нас не было суверенитета, деньги были на счетах США, входили в долг США, те 17 триллионов долларов долга, которые никто бы никогда и никому не отдал. Под 0,18 процентов годовых закладывали. И их нам просто не дали. Объявили нам санкции, под предлогом санкций заморозили наши деньги и всё. И мы потеряли два бюджета страны за два года только на том, что у нас нет суверенитета в сфере Центрального банка.

М. АНДРЕЕВА: Это прогнозируемая ситуация изначально?

Е. ФЁДОРОВ: Мы говорили об этом три года назад.

М. АНДРЕЕВА: Но всё равно вкладывались туда.

Е. ФЁДОРОВ: Потому что нет суверенитета. В отсутствии суверенитета невозможно решить ничего. Изначально у вас хлопнули два бюджета страны просто так на ровном месте.

М. АНДРЕЕВА: «Что делать с Васильевой? Будете протестовать, и как?» – спрашивают слушатели.

Е. ФЁДОРОВ: А почему я должен протестовать? Мне что, делать больше нечего?

М. АНДРЕЕВА: Я хочу не только пример Васильевой привести; как работает наша судебная система?

Е. ФЁДОРОВ: Я догадался, что будет этот вопрос, и взял с собой бумажку.

М. АНДРЕЕВА: Миронов, Васильева.

Е. ФЁДОРОВ: Пол Вулфович приехал реформировать российский суд, привёз с собой 150 миллионов долларов, 50 миллионов ему выдали в России, на которых он и создал судебную систему сегодняшнего типа. Почему все считают, что Путин командует судами? Пол Вулфович командует российскими судами – вот бумага, могу отдать, это официальные документы, никто их не скрывает. Это к вопросу об американских советниках в наших министерствах.

М. АНДРЕЕВА: Человек, которому 71 год, американский политик.

Е. ФЁДОРОВ: Это замминистра обороны США, если кто не знает.

М. АНДРЕЕВА: Это его решения, Вы полагаете?

Е. ФЁДОРОВ: Если Вы обратили внимание, что сказал господин Ходорковский по американской версии – что будущий президент России приветствует освобождение Васильевой. Сработала вертикаль власти.

М. АНДРЕЕВА: Есть люди, которые сказали, что приветствуют освобождение Васильевой, потому что несправедливо, что она одна сидит – тогда и Сердюков должен.

Е. ФЁДОРОВ: Я сейчас говорю о Ходорковском. Если Васильева ничего не воровала – это другой разговор. Но если исходим из того, что она воровала, есть люди в вертикали американской власти, которые дали команду её выпустить. Я Вам назвал Ходорковского – он в каждый процесс не вмешивается.

М. АНДРЕЕВА: Расскажите тогда, насколько сильна его мощь?

Е. ФЁДОРОВ: Не он сильный, у него хозяин сильный – Соединённые Штаты Америки.

М. АНДРЕЕВА: Но он тоже даёт какие-то распоряжения?

Е. ФЁДОРОВ: Нет, он просто приветствовал, он же знает, что хотят его хозяева. Просто шавка поприветствовала выполнение команды из Вашингтона.

М. АНДРЕЕВА: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Дмитрий, Москва. Вы говорите, что Путин ничем не командует, так может, мы ему зарплату не будем платить?

Е. ФЁДОРОВ: А Вы нотариусу зарплату платите? Они имеют очень хорошие оклады в России. Это важная должность. Если человек не является источником власти, это не значит, что у него неважная должность. Вот Вы не источник власти, но Вам же зарплату платят. Я не говорю, что она не важная, просто по Конституции он не относится к власти, к праву производства управления. Но он координатор власти, у него много важнейших функций в стране. И у президента Германии много функций, и у президента Италии, Греции, хоть Вы их фамилии не знаете, а знаете только премьер-министров. Мы исходим из того, что надо эту должность наполнить полномочиями, дать ему права генсека, право производить обязательные для властей решения. Чтобы российская Госдума выполняла не приказы из Вашингтона, а приказы из Кремля, чтобы российская судебная система выполняла приказы не из Вашингтона, как написано в законе о судебной системе, а приказы из Кремля, чтобы российская исполнительная власть, правительство не приказы Вашингтона, разжёванные советниками американскими, выполняла, а приказы из Кремля.

М. АНДРЕЕВА: Наберётся много миллионов человек, если анкеты заполнят – и?

Е. ФЁДОРОВ: Пойдёт процесс, как он пошёл в Крыму. Путин же сказал: в Крым – путь домой. Как только я увидел, что народ готов, что я не в пустоту приду со своим административным ресурсом, я включился. Он же публично всё сказал. Если он увидит, что у России есть расстановка сил, позволяющих идти в наступление и решить проблему – другой разговор.

М. АНДРЕЕВА: А бесконечные опросы, где говорят, что поддержка президента 80-89%, сейчас 83%. Это миф и чушь?

Е. ФЁДОРОВ: Это уважение к человеку.

М. АНДРЕЕВА: Вы говорите, он не чувствует поддержку – это не поддержка?

Е. ФЁДОРОВ: Поддержка Януковича накануне его свержения, по официальным опросам, была 65%.

М. АНДРЕЕВА: А что Вы про свержение заговорили?

Е. ФЁДОРОВ: Американцы ставят задачу свергнуть – это их официальная позиция. 65% тоже не мало. Это рейтинг уважения, а мы говорим о том, чтобы изменить систему. Вы уважаете Путина, свою маму – отлично. А теперь примите решение отменить своё решение 1993 года о колониальном статусе страны.

М. АНДРЕЕВА: «Путин имеет право разогнать Думу?» – слушатель спрашивает.

Е. ФЁДОРОВ: Нет, только по процедуре, в соответствии с законом. Просто так – нет.

М. АНДРЕЕВА: «Зачем тогда вы нам нужны?». В смысле «вы» – депутаты, интересуются слушатели.

Е. ФЁДОРОВ: Не я принял такую Конституцию, а вы, в количестве 80 миллионов человек, которые проголосовали в 1993 году за наличие депутатов с таким форматом полномочий. Вы так хотели. Что хотели – то и получили. Распишитесь.

М. АНДРЕЕВА: Исследовательский холдинг «Ромир» провёл опрос: количество россиян, которые гордятся главой государства, за последние 12 лет выросло почти в три раза. В 2003 году – 12%, в 2015 году – 34%. Выросло количество людей, которые гордятся народом и достижениями. Чем Вы гордитесь за последние 12 лет?

Е. ФЁДОРОВ: Тем, что мосты сожжены, и, благодаря нашему национальному лидеру Владимиру Путину в том числе, мы встали в положение, из которого мы либо выйдем свободной страной, либо ликвидируемой нацией. Либо победа, либо смерть.

М. АНДРЕЕВА: Спасибо.

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели