М. АНДРЕЕВА: Мы приветствуем Эдуарда Лимонова, писателя, публициста. Яценюк заявил о своём намерении войти в историю.

Лимонов ЭдуардЭ. ЛИМОНОВ: У нас все хотят войти в историю.

М. АНДРЕЕВА: Я полагаю, что он уже вошёл. Только вопрос в том, как он вошёл?

Э. ЛИМОНОВ: Это кажется, мы слишком близко от этих событий. А вот если отойдём на какое-то количество лет, то и посмотрим, вошёл он или в основном только выходил куда-то.

Эдуард Лимонов: Сильные державы сейчас превращаются в бордель 11.09.2015

М. АНДРЕЕВА: Разбиратель земель русских. Как ещё его можно назвать?

Э. ЛИМОНОВ: Яценюк, конечно, очень стремительный человек. И всё в нём неплохо, кроме одного — он сам себе не принадлежит. Он же шестёрка Соединённых Штатов. Это знают все, и он уже множество раз это доказывал.

М. АНДРЕЕВА: Эдуард Вениаминович, мне кажется, что у человека всегда есть выбор.

Э. ЛИМОНОВ: Конечно, есть выбор. И тем более гадко, когда человек выбирает такое подчинение. Я далеко не украинофоб, я, наоборот, человек, сведущий по части украинских дел. Я учил и их язык, и литературу, и знаю об Украине гораздо больше, чем многие. Но вообще-то она никогда не была самостоятельной, она всё время на кого-то опиралась. То на Речь Посполитую, когда бегали от русского царя к Польше. То бегали к шведам, то к немцам. И в 1918 году уговаривали немцев разрушить Россию, и в 1941. Я смотрю на историю этого плохо состоявшегося государства, и мне становится неприятно, почему же такое холуйство постоянно. Никакой самостоятельности.

М. АНДРЕЕВА: А кто сегодня пример самостоятельности? Кто сейчас может проводить полностью самостоятельную политику, невзирая ни на какие страны?

Э. ЛИМОНОВ: С Европой, например, всё очень плохо. Вся Европа погибла после Второй Мировой войны. Даже громадная Британская империя распалась. Вы видите, во что превратилась Европа. В Германии – тупо и бессмысленно работают, непонятно, что они строят. Вавилонскую башню, что ли, пытаются выстроить, или заработать на каждую семью по 8 мерседесов. Совершенно непонятно, зачем они работают. Они так гордятся своей работой. Я за то, чтобы было процветание, чтобы все хорошо жили, но всё-таки надо и совесть иметь, и не ложиться в 9 часов.

Франция стала смешной нацией – трогательной, но очень смешной. Если бы не было Парижа, то что такое Франция – вообще непонятно было бы. Великобритания – ей-богу, нонсенс. Королева – это символ, совсем сбрендившая, хотя и трогательная. Шляпки только меняет – то розовую, то салатную, очень здорово, — и такое же манто. Только это всё скорее признаки увядания и гибели. Но после Второй мировой войны появились две сильные державы в провинции – это СССР и Соединённые Штаты. А сейчас и это превращается в какой-то бордель. Я бы советовал собраться где-нибудь в горах на Гималаях Китаю, России и Соединённым Штатам, и просто поделить мир, пока его ещё совсем не растащили на части. Поделить мир на сферы влияния – три смотрящих за планетой, как в тюремном мире. Кстати, это работает. Я сейчас говорю полушутливо, но на самом деле в этом что-то есть. Мир же распадается.

М. АНДРЕЕВА: Но США же хотят быть гегемоном, зачем им делить?

Э. ЛИМОНОВ: У них нет сил, они надорвались уже, пуп того и гляди развяжется. Их никуда не хватает. Они везде бегут, чего-то начинают, а потом бросают. Ирак весь раздербанили, как подушку. Раньше там сидел Саддам Хусейн, и он был по-своему неплохим правителем. Жестоким, но это же другой мир.

М. АНДРЕЕВА: Каддафи держал 800 племён.

Э. ЛИМОНОВ: Правильно, Каддафи тоже. То есть те правители, которые подходили к характеру управляемых ими народов.

М. АНДРЕЕВА: Любопытная статья в The Washington Post с заголовком «Путин выиграл свою войну на Украине». Сейчас, как они говорят, тема войны на Украине уже исчезла с первых страниц, и западные критики смотрят и брызгают слюной в беспомощной ярости, потому что Путин выиграл свою маленькую войну. Западные критики оттеснены в сторону. Уже понятно, что никто за Украину воевать не станет – ни Германия, ни Соединённые Штаты. Вы согласны с такой характеристикой?

Э. ЛИМОНОВ: В целом не согласен. Безусловно, мы выиграли Крым, но сейчас в Донбассе Владимира Владимировича Путина загоняют в угол. Ему никто не простит сдачи Донбасса — ни в Донецке, ни в Украине, ни те, кто его поддерживал в мире. Он, конечно, хочет это как-то заморозить, чтобы остался маленький революционный Донбасс, и в Украину их втиснуть под шумок, но ситуация непростая. Вряд ли у него получится. Мне кажется, ему надо идти напролом, не обращая внимания ни на кого. Уже время утеряно, но ещё можно что-то поправить. Киев не успокоится, пока в Киеве не будет пророссийского правительства. Это понятно всем. Если Россия сможет поставить там пророссийское правительство, то всё будет в порядке.

М. АНДРЕЕВА: Сейчас пишут смс: «Вот Янукович был пророссийский».

Э. ЛИМОНОВ: Янукович, как вы знаете, оказался не тем, и история его отбраковала. При чём здесь Янукович? У него дрожали поджилки. Вспомните 2004 год, когда в него бросили яйцо. Тут неважно, пророссийский он или нет. Пророссийский трус нам не нужен.

М. АНДРЕЕВА: Вот, значит в личности дело, поставили не того.

Э. ЛИМОНОВ: В личности, я о том и говорю. Нам нужно поставить достойную личность, и чтобы у нас было пророссийски ориентированное правительство. Мы на это имеем право, поскольку наши интересы в данном случае в очень жестокой опасности. Многие говорят, что Запад использует Украину как таран против России. Мы не можем себе позволить иметь на наших границах глубоко враждебное агрессивное государство. Если власть вам этого не говорит, то я говорю.

М. АНДРЕЕВА: Вы давеча говорили про Соединённые Штаты, что у них не хватит силёнок. А у нас хватило бы силёнок на то, чтобы присоединить Донбасс?

Э. ЛИМОНОВ: Давайте сразу скажем, что это не их собачье дело. Мы не лезем в Мексику, чего они лезут в Украину?

М. АНДРЕЕВА: Нет, Вы говорите, что Путин в тяжёлой ситуации, потому что ему не простят Донбасс.

Э. ЛИМОНОВ: Конечно, не простят. Он сделал самое рискованное – дал им надежду. Воссоединение Крыма с Россией всему нашему огромному многонациональному народу стало надеждой, что мы будем побеждать. А если сейчас на Донбассе вырежут несколько десятков тысяч ополченцев и добровольцев, то в России это будет воспринято как национальная трагедия. В этом нет никаких сомнений. И так же, как Путину достались все лавры после воссоединения Крыма с Россией, он будет виновен во всём для нашей российской ментальности.

М. АНДРЕЕВА: Я помню, что сам Владимир Путин говорил, что там нет такого разделения пророссийски настроенных. Если поставить вопрос о вхождении в состав России, то там не было бы 97%.

Э. ЛИМОНОВ: Это всё неправда. Он оправдывается. Глава государства тоже имеет право лукавить. Безусловно, ему не хочется выходить против всего мира. Так получилось.

М. АНДРЕЕВА: Зато хоть один плюс. Песков сегодня сказал, что ситуация в Донбассе стабилизировалась, с 1 сентября там нет обстрелов. Люди не гибнут.

Э. ЛИМОНОВ: Нет, это всё не цель.

М. АНДРЕЕВА: Как трактовать то, что происходит в Молдавии?

Э. ЛИМОНОВ: На мой взгляд, пока там всё выглядит как оранжевая революция.

М. АНДРЕЕВА: То есть сравнение с украинскими событиями Вам близко?

Э. ЛИМОНОВ: Пока там нет погибших, мы смотрим на это, как на типичное начало оранжевой революции – ставят палатки, уже сотня есть.

М. АНДРЕЕВА: Да, там сотня есть, они ночуют, собирают деньги.

Э. ЛИМОНОВ: Да, смотрится пока так, я знаю не больше.

М. АНДРЕЕВА: А Соединённые Штаты Америки имеют какое-то отношение к этому?

Э. ЛИМОНОВ: Соединённые Штаты Америки всегда ловят рыбу в мутной воде. Конечно, они неизбежно появятся, либо уже появились.

М. АНДРЕЕВА: Как нам известно, один из активистов гражданской платформы, которая расклеивала листовки и звала людей – это бывший посол Молдавии в США. Может быть, это совпадение.

Э. ЛИМОНОВ: Я сказал, что пока похоже на оранжевую революцию. Будем смотреть. Вы помните, что мы недавно видели в Армении такую попытку, но там всё быстро потухло. Всё время будут пытаться, это новомодный способ сменить власть.

М. АНДРЕЕВА: Если конфликт будет усугубляться, возможно ли, что через Приднестровье втянут в это и Россию? В том числе, придётся реагировать как в Грузии.

Э. ЛИМОНОВ: Россия особенно не втягивается. Наша власть довольно осторожна. Она кажется радикальной, но на самом деле она ведёт себя осторожно, вдумчиво, и у нас вовсе нет никакого желания воевать против всего мира. Да и у всего мира тоже нет желания воевать против нас.

М. АНДРЕЕВА: Слушатель спрашивает: «Кому сейчас может быть выгодна Третья мировая, которая всё идёт, и почему?»

Э. ЛИМОНОВ: А почему третья мировая идёт? Как это понимать? Вам какие-то интеллектуалы внушили, что идёт третья мировая. Когда она пойдёт, вы увидите. Будут как минимум большие сражений, будут втянуты противоборствующие войска великих держав. Пока ничего этого нет. Есть периферийные неприятные стычки. Украина – это последствие 1991 года, того харакири, которое либералы сделали Советскому Союзу. Мы оттянули эти последствия на 23 года, но вы видите, что они неизбежны. Украина не будет последней. Наверняка, будет Казахстан.

М. АНДРЕЕВА: Слушатель спрашивает: «Почему 146-миллионная Россия в прошлом году смогла спокойно принять миллионы беженцев из Донбасса, а в Европе не могут принять десятки тысяч беженцев из Сирии?»

Э. ЛИМОНОВ: Во-первых, не десятки тысяч, вы очень ошибаетесь. Там называют такие цифры, что только в этом году за 8 месяцев — 350 тысяч. Значит, не десятки, а сотни тысяч. А до конца года говорят о миллионе. И потом, поймите, что все украинцы, которые к нам бежали, говорят по-русски. Это мы, это наши родственники, на Украине живёт 12 миллионов русских. Это не какие-то толпы смуглых мускулистых ребят с Ближнего Востока или Африки. Это большая разница. У нас тоже, по-моему, 600 тысяч заявлений на гражданство, но пока их не спешат удовлетворять. Конечно, украинцы будут «велкам» в нашей стране, это здорово, они в какой-то степени омолодят нашу страну, и помогут с демографией. На основании того, что я видел, там очень много молодых людей, женщин с детьми, беременных, и здоровенных мужиков-дезертиров, бежавших от войны в Донбассе. Им, конечно, позор, но России они тоже пригодятся.

М. АНДРЕЕВА: А каким Вам сейчас кажется поведение Европы в ситуации с беженцами?

Э. ЛИМОНОВ: Европа, слава богу, сейчас от нас отстанет, поскольку неожиданно создались проблемы, которые долго накапливались. Это как дамбу прорывает: вначале ручейки текут, все проходят мимо, поплёвывают в ручейки. И теперь прорвало, и вы видите, что сегодня на острове Лесбос были серьёзные столкновения между греческой полицией и мигрантами. Это всё дело в размерах. Это всё становится апокалиптически опасно, их слишком много.

М. АНДРЕЕВА: Да, я обратила внимание, что Вы писали об этом в своём ЖЖ – о провокации турецких солдат, про знаменитого мальчика.

Э. ЛИМОНОВ: Поскольку я читаю и французские источники, и всякие другие, там открыли, что фотография была подтасована. Мальчик действительно был мёртв, но злодеи-фотографы перетащили его в другое место с помощью турецких солдат, и даже положили его головой в океан. Так не бывает, волны выносят всё живое или неживое боком. Волны так устроены, они не работают по вертикали человеческого тела.

М. АНДРЕЕВА: А зачем они это сделали?

Э. ЛИМОНОВ: Чтобы было более фотогенично, чтобы было более эмоционально. И они не ошиблись, фотография была на первых полосах газет и у нас пользовалась огромной популярностью. Все пускали слёзы. Конечно, мёртвых детей жалко всем. Но, по-моему, ещё более кощунственно приспосабливать мёртвого ребёнка для нужд индустрии YouTube. Это стыдно, и вообще, это дьявольская затея.

М. АНДРЕЕВА: Но суть, конечно, не меняется, он действительно утонул, они действительно бежали.

Э. ЛИМОНОВ: У нас стесняются говорить о многих вещах, а во Франции пишут.

М. АНДРЕЕВА: Кстати да, в наших СМИ я не видела, что это провокация и подтасовка.

Э. ЛИМОНОВ: Да, я увидел это и привёл пример. Там есть и ещё публикации, но я же не слежу только за этим. Каждый день появляется огромное количество тревожащих новостей, и я считаю, что мой долг дать людям доступ к тому, что я открываю, знаю.

М. АНДРЕЕВА: Это к вопросу о том, как полезно учить иностранные языки.

Э. ЛИМОНОВ: Полезно, но я выучил их по необходимости – и английский, и французский. Я тоже ленив, но мне надо было зарабатывать деньги.

М. АНДРЕЕВА: У Вас не было выбора, Вы были не здесь. Но под видом беженцев в Европу попадают же ещё и радикалы.

Э. ЛИМОНОВ: Это нам говорят так, а на самом деле мы не знаем. Там, может быть, эти радикалы всё и распространяют. Они же хотят, чтобы их боялись. Естественно, они могут эти слухи и распространять.

М. АНДРЕЕВА: Есть прекрасное обращение, оно зацитировалось и попало в топ «Медиаметрикса» – это известный ресурс, который отбирает самые популярные новости. Немец слушал радио, не вынес, и написал обращение, смысл которого сводится к следующему: когда же Европа уже проснётся и перестанет врать, что всё это – последствия политики Соединённых Штатов Америки, которые бездумно бомбят и наводят хаос.

Э. ЛИМОНОВ: Они пытаются всё сбросить на Соединённые Штаты, но справедливости ради напомним, что уничтожение Ливии началось по инициативе Франции и Италии. Соединённые Штаты только через какое-то время стали предоставлять логистические сведения для самолётов, которые бомбили, уничтожали Ливию, и давать свои авианосцы для дозаправки этих же самолётов.

М. АНДРЕЕВА: Почему мы тогда промолчали?

Э. ЛИМОНОВ: Потому что у нас тоже не все эффективно работают, и не все умные сидят. На местах тоже попадают люди случайные, дети богатых и знаменитых. Сын министра работает как минимум в банке. И так везде: люди не по заслугам находятся на своих местах. Плюс у нас исповедуются идеи, которые не совсем подходят России.

М. АНДРЕЕВА: Например?

Э. ЛИМОНОВ: «Крым – наш» нам подходит, «Северный Казахстан – наш», я считаю, нам тоже подходит. Я думаю, что для того чтобы у нас было большее единение народа, должна быть проведена денонсация – приватизация, например. Должно быть более равномерное распределение национальных богатств. Я не агитирую за военных коммунизм – за то, чтобы у кого-то отбирали квартиры или автомобили. Имейте хоть три. Я просто за то, что нам не нужны сверхбогатые. Они всё тормозят, имеют слишком много влияния. Поэтому у нас и средний класс не образовывается, потому что на его пути лежат туши с миллиардными состояниями. Этого не должно быть. Это позор для страны, это не современно. Никуда не годится. Мы не выживем, однажды мы будем обречены на восстание недостаточно сытых.

М. АНДРЕЕВА: Комментарий от слушателя: «Это не беженцы, а ИГИЛ. Хана Европе».

Э. ЛИМОНОВ: Это заключение, основанное на слухах. Из западной прессы кто-то высказался, предположил, что есть сведения о том, что 4 тысячи из ИГИЛа. Но где эти сведения? Вы нам предоставьте, скажите ссылку на кого-то. Я время от времени получаю какие-то сведения – из Донбасса, из Донецка, из Луганска, из Харькова. Я их получаю от конкретных людей.

М. АНДРЕЕВА: Слушатель с Вами спорит: «Те, кто кричат о танковом броске на Киев, готовы ли отправить танкистами своих детей и сами жить при военном коммунизме? Если да – то вперёд».

Э. ЛИМОНОВ: Это обывательская позиция. Вам говорят о том, что это необходимо, а не о своих детях. И о танковом броске я ничего не говорил, я сказал конкретно, что это чёткая геополитическая задача. Это большие задачи, большие проблемы. То о чём вы говорите – это моральные проблемы. А то, о чём я говорю – это безопасность нашего государства, огромного количества людей, и вас в том числе, и ваших детей. Не будет нам покоя, пока есть такие люди как Порошенко, Яценюк, Турчинов или Авваков, не говоря уже о всех правых секторах. Они же не отстанут от нас. Они до сих пор говорят о том, что Крым хотят вернуть, и это говорится серьёзно.

М. АНДРЕЕВА: Они просто не могут по-другому говорить.

Э. ЛИМОНОВ: Вы что, хотите уступить? Отдать всё, и получить взамен покой? Вы не получите. Отдадите сейчас Донбасс – у вас завтра будут требовать Крым. Отдадите Крым – у вас будут ещё чего-нибудь требовать. Украинцы предъявляли требования даже на Воронежскую область, на Кубань.

М. АНДРЕЕВА: Они много чего говорят – что во Второй мировой они победили, что долг они отдадут.

Э. ЛИМОНОВ: Когда за ними стоят крупнейшие государства мира, это звучит куда более опасно, чем если бы кто-то просто языком трепал.

М. АНДРЕЕВА: Михаил из Германии пишет: «Зря Вы, товарищ Лимонов, так плохо думаете. Донбасс Путин не отдаст. Когда придёт время, он одним взмахом очистит Украину. И это будет как внутреннее дело, а не как внешнее вмешательство».

Э. ЛИМОНОВ: Это друг Путина говорит, который знает лучше меня. Я высказываю своё мнение. А вы говорите от имени Путина: «Путин не отдаст». А я вам говорю, что по всем тем данным, которые мы имеем, я взвешиваю всё и вижу, что Владимир Владимирович не хочет и не рискует дальше выступать против всего мира, как он выступил в случае Крыма. Он – глава государства, значит, он так считает. А я считаю иначе.

М. АНДРЕЕВА: Может быть, он действительно ждёт, как предполагает наш слушатель.

Э. ЛИМОНОВ: Мы не можем знать. Я не разговаривал с Владимиром Владимировичем Путиным, я ему не нужен, он меня не спрашивает. Если бы спросил, я бы ему сказал, что я хочу.

М. АНДРЕЕВА: Вы видели, что сегодня написал «Коммерсант» о предложениях Глазьева? Это советник президента, экономист. Предполагается, что он скоро представит их в своём докладе. Там много предложений, в том числе он предлагает дать российским компаниям возможность и право не платить по долгам тем странам, которые ввели санкции против Российской Федерации. Это кардинальное предложение.

Э. ЛИМОНОВ: Это толковое предложение. Ведь против нас развязана экономическая война и моральная. Нам пытаются навязать свои условия. И если мы склоним выи, — есть такое старинное выражение – то нас помилуют, и у нас всё будет отлично. Раз они такие экстраординарные и чрезвычайные меры принимают против нас, значит, и мы можем свои чрезвычайные меры принимать. Я не Глазьев, поэтому ко мне меньше прислушиваются. Глазьев – толковый человек, я считаю, что он очень образованный экономист. Он в своё время был министром – короткое время при Ельцине. Но он сторонник другой экономики, я бы назвал её красной. И он говорит здравые вещи, и его слушают. Но я тоже говорю здравые вещи. Например, я не понимаю, почему мы не установили санкции против сельскохозяйственных продуктов, как бы они ни были нам нужны. Например, у нас есть компания Shell, которая у нас получает прибыли на 70 миллиардов долларов. А мы сидим и облизываем корешки. И говорим о том, как ужасно, что нам сыр запретили. Выгоните несколько иностранных компаний. Мы тоже пострадаем, безусловно. Но зато мы отстоим своё сильное доброе имя. Глазьев прав, всеми руками поддерживаю. Внимательно не читал, но слышал по несколько радио куски. Постараюсь прочесть и взвесить. Но, к сожалению, я думаю, что не примут его предложение. Глобально – это всё равно либеральное государство.

М. АНДРЕЕВА: Да, а есть Кудрин – тоже бывший министр.

Э. ЛИМОНОВ: Кудрин – ультралиберальный министр, он считает, как все наши Ясины и прочие апологеты либерального капитализма, что планету можно эксплуатировать до дыр. А планета уже не эксплуатируется. Вы видите, что миллионы уже бегут в Европу, считая, что Европа до сих пор жирная и сильная, хотя она уже не такая жирная.

М. АНДРЕЕВА: Надо выбирать: с одной стороны либералы, с другой стороны – представители совершенно другого подхода.

Э. ЛИМОНОВ: Я абсолютно уверен, что в ближайшие годы будут свёртывать прогресс, потому что уже на 7 миллиардов земного населения прогресса не хватает. Поэтому модель либерального капитализма не годится, она уйдёт со сцены сама собой, и вы это увидите своими глазами.

М. АНДРЕЕВА: Вы же пророк, и мы вам верим. Многие ваши предсказания сбывались.

Э. ЛИМОНОВ: Я надеюсь, что я пророк. Но, кроме всего прочего, я считаю, что я неглупый человек и умею сравнивать, взвешивать совершенно далёкие друг от друга вещи.

М. АНДРЕЕВА: А в Вашей новой книге тоже содержатся какие-то предсказания?

Э. ЛИМОНОВ: Это сентиментальная книга, уже третья «Книга мёртвых». Здесь я себе позволю немного над собой посмеяться. Когда-то у моего издателя Константина Тублина из издательства «Лимбус Пресс» были идея, чтобы я написал о тех людях, которых я знал, но которые умерли. И вот я написал первую книгу. Это было, по-моему, ещё до моего ареста, лет 15 назад. А потом, поскольку книга получилась увлекательной, и я был знаком с большим количеством совершенно неординарных людей различных наций, различного религиозного исповедания и политических идеалов, то я написал вторую книгу. А теперь 2–3 дня назад вышла третья. А, может быть, ещё и четвёртую успею написать. А уже потом, может быть, обо мне кто-нибудь напишет в какой-то книге мёртвых.

М. АНДРЕЕВА: Пусть ещё и пятая, и шестая.

Э. ЛИМОНОВ: Эта книга очень человечная, сентиментальная. И злая тоже — где надо. Те, кого я любил, удосужились отличных оценок. Смерть человека очень важна. Она ставит несомненную точку. И тогда можно с жизнью человека конкретно разобраться. Пока он жив, он ещё может что-то выбросить невероятное – или злое, или наоборот, очень хорошее и полезное для человечества. А когда он умер, можно подводить итог, и тогда патологоанатом вроде меня засучивает рукава и приступает к разработке. Я очень жесток. К людям искусства, например, я чрезвычайно жесток.

М. АНДРЕЕВА: А почему?

Э. ЛИМОНОВ: Потому что у нас кто ни умер – умер великий актёр. У нас два раза в неделю умирает великий актёр. Если бы Россия так была полна великих актёров.

М. АНДРЕЕВА: Но Светин – великий актёр, который недавно умер.

Э. ЛИМОНОВ: Ой, да перестаньте. Никогда не слышал.

М. АНДРЕЕВА: Слушатель пишет: «Тому, что произошло в Ливии, мы обязаны тогдашнему президенту Медведеву, который отменил подготовленную МИД и послом в Ливии резолюцию по Ливии в Совете по безопасности. Не надо ссылаться на некомпетентность рядовых работников МИД».

Э. ЛИМОНОВ: А кто ссылался на некомпетентность рядовых сотрудников? Этот человек, наверное, работает в МИДе и усиленно защищается. Наверное, вы правы, и нам интересны эти детали, но я привожу общий результат. Мы не вмешались, не наложили вето на это решение Европы бомбить Ливию, хотя могли. Так же как до этого мы не наложили вето на бомбёжки Югославии, Ирака. Наша страна была трусливой всё это время, и надо это признать. Надеюсь, что в будущем это никогда не повторится.

М. АНДРЕЕВА: Было большое событие – форум «Общероссийского народного фронта». Темой, естественно, было здравоохранение, и там Путин передал привет чиновникам, которые лечатся за границей. И зашла речь о том, кто где хранит деньги. Передавая суть, он говорит, что у него всё на карандаше, они всё видят и делают выводы.

Э. ЛИМОНОВ: Надо быстрее с выводами, Владимир Владимирович. Мы будем только аплодировать. Люди до сих пор не могут забыть Васильеву. Она сама по себе персонаж ничтожный, но действительно выглядит как вопиющая несправедливость. Вон нашего парня Миронова за высказанное мнение посадили, и Макаревича на три года строгого режима посадили, а Васильевой – ничего. У всех есть кто-то, кого мы поддерживаем. И мы видим несправедливость в сравнении с Васильевой.

М. АНДРЕЕВА: Звонок от слушателя.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я согласен с Эдуардом Лимоновым, что наши власти всеми правдами и неправдами хотят втиснуть Донбасс обратно в Украину. Но Вы не думали о том, что это такая стратегия? В виде троянского коня подложить под Украину мину замедленного действия в виде ДНР и ЛНР, чтобы подорвать ситуацию изнутри.

Э. ЛИМОНОВ: Я вам сразу скажу, что я не верю в сложные схемы. Я верю только в простые. К тому же на дороге сложных схем столько неожиданностей – кто-то не так сработает, и всё полетит к чёртовой матери. Нет, это обыкновенный расчёт, что не надо со всеми ссориться, Крым оторвали и успокоимся на этом. Только вред этого очень большой. Мне кажется, что у нашего руководства плохие советники, пора менять советников.

М. АНДРЕЕВА: Только что Глазьева хвалили.

Э. ЛИМОНОВ: Глазьева хвалю, да. Вы меня остановили в тот момент, когда я хотел сказать, что было бы хорошо, если бы все были как Глазьев. Но Глазьева же никто не слушает. Он вносил столько предложений, и никогда они не были приняты, даже частично.

М. АНДРЕЕВА: Может быть, не время ещё.

Э. ЛИМОНОВ: Что значит, не время? Время всегда есть. Вот у людей нашего с Владимиром Владимировичем поколения времени меньше.

М. АНДРЕЕВА: Звонок от слушателя.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Эдуард Вениаминович, 2016 год рядом, остаётся год до следующих выборов, которые будут в Думу. Что Вы думаете на эту тему?

Э. ЛИМОНОВ: Я думаю, что все выборы следует бойкотировать, поскольку у нас нет свободных выборов. Но это моё личное мнение. Не то чтобы они специально такие, мы просто их унаследовали от прошлой эпохи, когда не существовало свободных выборов. Участвовать в этих выборах — это позор и недостойно. Если мы не будем участвовать, то власть непременно задумается о том, что нам нужны свободные выборы.

М. АНДРЕЕВА: Эдуард Вениаминович, а Вы не видите проблемы в том, что старейшие руководители партий не готовят себе замену? КПРФ, ЛДПР.

Э. ЛИМОНОВ: А откуда Вы знаете? Вы что, посвящены в эти детали? Я скептически отношусь к парламентским партиям. В ряде случаев они выступают, возможно, и с разумных позиций. Но с ними ничего нового уже не будет, они так и будут развиваться. Там собрались люди определённого типа – как правило, конформисты, сторонники медленного выживания всего-навсего. А нам же нужны изменения. Человек очень мало живёт, ему нужны изменения в тот период, когда он здоров и силён, когда у него дети растут. А когда он на дороге в старческий дом – ему это уже не надо. Изменения надо делать быстро. Вся страна теряет от отсутствия изменений – живём мы скучно, власть у нас не меняется, мы хотим видеть кого-то другого. Было бы интереснее попробовать что-то другое. Нельзя так долго тянуть резину.

М. АНДРЕЕВА: Звонок от слушателя.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я с Вами, в общем-то, согласен, но в отношении выборов я стремился к тому, чтобы не было доминирующих голосов за какую-то партию. Поэтому я всегда против «Единой России». Но если голосовать и просто всех вычеркнуть, то получается, что я ничего не сделаю. Вы мне посоветуйте, за кого мне голосовать, чтобы не было одной доминирующей партии.

Э. ЛИМОНОВ: Я прошёл через какое-то количество выборов, и был кандидатом в депутаты 3 раза, и кроме этого в партии участвовал, и в большом количестве выборов. Постепенно мы осознали, что у нас в стране слишком большие препятствия. Эти выборы – это как бег в мешке. Вначале нужно, чтобы партию зарегистрировали. Последний раз, когда партию «Другая Россия», которую я возглавляю, не зарегистрировали, мы получили от Минюста документ на восьми страницах, где была сотня-полторы замечаний, который мы должны были исправить. И эти замечания абсолютно лживы. Это один бастион. Если вы взяли бастион регистрации, хотя мы никогда за множество лет так и не взяли его. И я знаю множество других партий, которые не взяли его. После этого непосредственно избирательная комиссия должна второй раз вас зарегистрировать. Теперь вернусь к регистрации. Вы знаете, что закон о политических партиях на 128 страниц? Там основное внимание уделяется тому, как должны быть организованы финансовые отчёты. Это невыносимо, это кандалы – это полицейский надзор. Регистрация должна быть простой. Ты принёс в Министерство юстиции документы, и они поставили штамп, что они их получили. Второй бастион – это Центральная Избирательная Комиссия, она регистрирует кого хочет.

М. АНДРЕЕВА: Поэтому «Другая Россия» и передумала регистрироваться.

Э. ЛИМОНОВ: Никто регистрироваться не будет, на выборы не ходите. Это моё личное мнение.

М. АНДРЕЕВА: Эдуард Лимонов был в студии. Спасибо.

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Новые комментарии
Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели