Нас не должен вводить в заблуждение тот факт, что личное состояние Дэвида Рокфеллера оценивается в 3 или 3,5 миллиарда долларов, что не так много. Нужно говорить о деньгах семьи Рокфеллеров, о семейном богатстве (то же касается и Ротшильдов). Это не отдельные люди. Это целые кланы, целая сеть. Поэтому неважно, сколько денег у Дэвида Рокфеллера – важно, сколько у семьи. ФурсовКроме того, как говорил герой романа Роберта Пенна Уоррена Вилли Старк: «Доллары хороши до известного предела. Дальше имеет смысл только власть». Та власть, которую имеет семья Рокфеллеров наряду с целым рядом других семей (от десяти до двадцати), в определённом смысле значительно важнее, чем те деньги, которыми они располагают. Деньги – это фундамент, но на этом фундаменте возведено очень и очень много. Рокфеллеры вкладывали огромные средства в развитие медицины, в развитие университетской среды. Царство или зона Рокфеллеров – это далеко не только деньги. Рокфеллеры – это не разбогатевшие «братки», для которых важны деньги, яхты, тёлки и так далее. Здесь делается всё с очень-очень большим и длительным прицелом. Поэтому три миллиарда не должны вводить в заблуждение, эти три миллиарда стоят значительно больше, чем десятки миллиардов Абрамовичей, Гейтсов и прочих.

Что же касается идеологии, то клан Рокфеллеров очень давно и очень последовательно выступает по нескольким пунктам. Прежде всего – это сокращение населения планеты Земля и интеграция мировой системы в нечто единое. Собственно, Римский клуб, который был создан на деньги Рокфеллеров, и проводил линию на «экологию», сокращение численности населения. И Рокфеллеры оказались выдвинуты мировой верхушкой на первый план в организации решения этих проблем. Потому что именно они – так сложилось исторически – с конца XIX века контролируют значительную часть университетской среды США. Когда на рубеже 50-60-х годов стали очевидны те проблемы, с которыми сталкивается капиталистическая система, именно Рокфеллеры и связанные с ними центры сформулировали ту программу, которую я в своё время назвал «Три Д»: деиндустриализация, депопуляция и дерационализация сознания и поведения человека. Это и создание в 60-е годы молодёжной субкультуры, и «экологическое» движение. Если посмотреть, чем занимался Римский клуб в то время – это доклады «Пределы роста», затем «Человечество на распутье». Это попытки обосновать необходимость сокращения населения планеты и мировую интеграцию, в которую предполагалось включить и Советский Союз. Насколько мне известно, Рокфеллеры были той семьёй, которая исходила из того, что с Советским Союзом можно иметь дело. Отсюда визиты представителей этого клана именно в Советский Союз. Потом они начали играть в игры с Китаем, но там уже пошли тем путём, который проторили Ротшильды. То есть эта семья действительно играет очень важную роль в мировых раскладах.

Но не менее важную роль, чем их деньги, играет тот факт, что они определяют политику научных исследований по целому ряду направлений. Особенно в таких областях, как медицина или генетика. Нужно сказать, что в конце XIX – начале XX века именно Рокфеллеры были спонсорами развития такой дисциплины, как евгеника. Но после того, как нацисты её скомпрометировали, с конца 40-х годов евгеника ушла в тень. Это не значит, что евгенические и расологические исследования прекратились. Они ведутся на Западе, но в закрытом режиме. То есть Рокфеллеры – это действительно очень и очень серьёзная семья, но это не единственная семья, которая определяет лицо мировой верхушки.

Дэвид Рокфеллер интересен именно тем, что был фигурой публичной. Он даже мемуары выпустил, где есть такие фразы: Некоторые даже верят, что мы являемся частью секретной политической группы, вступившей в сговор с другими группами по всему миру для построения более интегрированной глобальной политической и экономической структуры единого мира. Если обвинение заключается в этом, то я признаю себя виновным, я этим горжусь». Это тот случай, когда человек не прячет пугающих планов. И о самом глобализме: это антиутопия возможная, или успехи глобализма временные и будут сметены ветром истории?

Мир слишком сложен и велик, чтобы его контролировать из одного центра. Для этого нужно, чтобы мир уменьшился, чтобы население уменьшилось, но я думаю, что даже и тогда не получится контролировать его из одного центра. Даже если 20 кланов договорятся, у каждого будет своя зона. Кроме того, есть зоны принципиально плохо контролируемые – это Россия, это арабский мир, это Китай, которые живут по своей логике. В этом отношении нужно сказать, что глобализация как финансовый проект провалилась. Она просуществовала всего-то ничего – четверть века. Без разрушения Советского Союза глобализация не могла бы реализоваться. Но прошло после разрушения Советского Союза 25 лет, и глобализация трещит по швам, и мы видим тенденцию к макрорегионализации. Так что идея мирового правительства – это, я думаю, такая же утопия, как мировая коммунистическая «Земшарная республика».

И здесь есть, безусловно, параллели и аналоги. Недаром Жак Аттали, Джон Фостер Даллес и Тойнби были такими симпатизантами Маркса. Аттали даже написал биографию Маркса, которая у нас переведена и вышла в серии «Жизнь замечательных людей». Любовь к Марксу этих людей очень проста. Как сказал тот же Аттали: «Маркс подарил замечательную идею – идею мирового правительства, но реализовывать её будет не пролетариат, а буржуазия». То есть налицо всё та же глобальная «земшарная» идея, только реализуется она разными силами. И в этом отношении наши интернационал-социалисты, формально российские по принадлежности в этом отношении могли найти общий язык с людьми с Уолт-стрит. И не случайно Уолл-Стрит финансировал Троцкого. Когда произошли события октября 17-го, нью-йоркская газета, которая контролируется Рокфеллерами, вышла с большим портретом Троцкого, потому что они полагали, что именно Троцкий, как их человек, возглавит Россию. Но вышло всё по-другому. Россию возглавил Ленин, а затем Сталин. Но факт остаётся фактом: идея глобализма, «земшарности» разделялась как левыми глобалистами, то есть интернационал-социалистами типа Ленина и Троцкого, так и теми же Рокфеллерами. Не случайно, когда Троцкий вернулся в Россию в 17-м году, он сказал, что настоящие революционеры сидят на Уолл-Стрит.

Дэвид Рокфеллер позиционировал себя и как «неокона», неоконсерватора. «Неоконы» зарождались в 30-е годы из нью-йоркских троцкистов, в основном еврейского происхождения. Казалось бы, при чём здесь этнические немцы и англосаксы, протестанты Рокфеллеры?

На этот вопрос в своё время очень хорошо ответил Сталин. Когда его спросили: как это – троцкистско-бухаринский блок? Он сказал: диалектика, пойдёшь налево – придёшь направо, пойдёшь направо – придёшь налево. Здесь противоречие может фиксироваться только в некоторых средствах достижения цели, но цель одна. Кроме того, как заметил Эммануил Валлерстайн: ценности становятся весьма эластичными, как только речь заходит о власти и прибыли. Так что я здесь особого противоречия не вижу.

Дэвид Рокфеллер встречался с лидерами Советского Союза, начиная с Хрущёва и заканчивая Горбачёвым. Насколько он зловещая фигура нашей истории?

Я думаю, что не стоит демонизировать Рокфеллера. Представьте, плывёт акула в море, есть пловец, акула пытается на него напасть – это её нормальное существование, она питается так. Поэтому не надо демонизировать, просто нужно понимать, что «рокфеллеры» ни в цивилизационном, ни в классовом плане не друзья нам. Что касается их влияния на Советский Союз, то, естественно, во времена Хрущёва и Брежнева (я не говорю уже о сталинских временах) влияние мировой верхушки на Советский Союз было весьма и весьма ограничено. Хотя оно имело место быть – так же, как и влияние Советского Союза на мировую верхушку. А вот горбачёвский период – это уже совсем другая вещь. Вот там игра шла под диктовку различных западных структур и кланов, в том числе и под диктовку Рокфеллеров.

Ряд публикаций сообщают, что в 92-м году Горбачёв встретился в Нью-Йорке с Рокфеллером и тот передал ему 75 миллионов долларов – якобы для организации «глобального фонда». Была ли это оплата услуг? Трудно сказать. В любом случае Горбачёв что-то получил за свои действия. И есть мемуарные свидетельства, что Горбачёв уже на финале перестройки всегда задавал вопрос: какие гарантии есть для него?. Неважно, были эти 75 миллионов или нет: для меня Горбачёв остаётся предателем, суперплохишом нашей истории. Получил он 30 сребреников или 35 сребреников – это уже второй вопрос. Важно, что он их получил.
Среди соратников Рокфеллеров упоминается Генри Киссинджера и Збигнев Бжезинского. Получается, что все эти три фигуры (Рокфеллер, Киссинджер, Бжезинский), несмотря на стилистическую разницу – это по сути одно и то же?

Конечно. Бжезинский и Киссинджер – это «добрый следователь» и «злой следователь». Я, разумеется, упрощаю. Бжезинский – это такой польско-еврейско-американский ястреб, который ненавидит Россию. У Киссинджера нет абсолютно никакой ненависти к России. Это холодный, расчётливый человек, который был «офицером связи» в широком смысле этого слова между советской и американской разведками. Уже в 45-46-м гг. в США время от времени выходили разоблачительные статьи о том, что Киссинджер был советским агентом. Конечно, никаким советским агентом он не был. Он был каналом связи между американским и советским руководством. И был этим каналом именно в силу того, что у него не было ненависти к России, он абсолютный прагматик. Представить Бжезинского в качестве канала связи между Россией и США – невозможно, потому что этим человеком движет ненависть. Это означает, что этот человек в широком смысле неумный, в отличие от Киссинджера, которого не надо тоже переоценивать, но Киссинджер – фигура совсем другого масштаба, чем Бжезинский. Бжезинский свою польско-еврейскую местечковость так и не преодолел. А роль Дэвида Рокфеллера в этом треугольнике была – хозяин. Это заказчик, руководитель проекта, а другие – исполнители. Внешне, кстати, у них были вполне дружеские отношения, но, думаю, что ни Киссинджер, ни Бжезинский никогда не забывали, кто есть кто.

Насколько Рокфеллеры повлияли на избрание Трампа? В качестве примера хочу привести ситуацию с избранием Никсона. Дело в том, что к Никсону Рокфеллеры относились очень и очень, мягко говоря, негативно. Но сложилась такая комбинация, которая привела Никсона к власти – такое установилось равновесие политических сил. С этой ситуацией Рокфеллеры не считаться не могли, а Никсон прекрасно понимал, что имея Рокфеллера против себя, он ничего как президент не сделает. По сути дела, произошла сделка. Рокфеллеры обставили Никсона огромным количеством условий и людей, в том числе и «смотрящего» Киссинджера, который очень активно надзирал за Никсоном. И отношения у них были далеко не безоблачные. Я допускаю, что нечто подобное могло произойти и на этот раз. Нужно сказать, что Рокфеллеры по логике должны были ставить на Клинтонов. Например, Хиллари Клинтон своей карьерой полностью обязана Рокфеллерам. По поводу Билла Клинтона постоянно ходили слухи, что он внебрачный сын младшего из Рокфеллеров – Уинтропа. И, действительно, Рокфеллеры очень помогали Клинтону в карьере. Ясно, что Рокфеллеры не могли ставить на Трампа. Но сложилось так при равновесии сил, что Трамп буквально «на несколько сантиметров» опередил Клинтоншу. И в этой ситуации, естественно, Рокфеллеры не могли отпустить развитие всех этих событий. Я думаю, что здесь тоже имели место некие договорённости. Возможно, когда-нибудь мы о них узнаем.

Медицинская составляющая. Дэвид Рокфеллер захотел восстать не только против природы человечества, но и против природы самого человека. Отсюда многочисленные пересадки сердца, других органов. Фактически он к концу жизни превратился уже в человеческий конструктор, в биоробота. Изыскания этого и предыдущих Рокфеллеров по медицинской части чем-то обогатили человечество?

Это совершенно закрытая сфера. Но, конечно, какую-то роль медицинские исследования, спонсируемые Рокфеллерами, сыграли. Но они, скорее всего, останутся принадлежностью только верхушки и никогда не спустятся в народ. Насколько мне известно, один из самых дорогостоящих закрытых проектов, финансируемых не только Рокфеллерами, но и верхушкой мирового капиталистического класса – это так называемая практическое бессмертие, то есть продление жизни до 250-300 лет.

Уходя из жизни, Дэвид Рокфеллер мог считать, что он сделал то, что считал миссией? Или он уходил в сомнениях и тревогах: что-то не склеивается по-рокфеллеровски, по-людоедски, по-акульи? Возможно, он просто уходил как очень усталый человек, думая не о земных делах, а о вечных. А может, ещё проще ответить на вопрос еврейским анекдотом. Умирает раввин. Вокруг него собрались евреи: «Рабби, скажите нам на прощание какую-то мудрую вещь». Раввин подумал и говорил: «Жизнь – это бочка», и все повторяют: «Жизнь – бочка», «Жизнь – бочка»… От тех людей, которые стоят близко к умирающему, это идёт дальше, дальше, в самый конец толпы. А там стоит мальчик, который спрашивает: «А почему бочка?» И идёт обратный процесс, люди говорят по цепочке: «А почему бочка?», «А почему бочка?» Вопрос доходит до раввина. Ему говорят: «Рабби, а почему жизнь – бочка?» Тот приоткрывает глаза: «Ну не бочка». То есть человек уже по ту сторону жизни и смерти, а у него там спрашивают про какие-то несущественные вещи. Очень может быть, что Рокфеллер, уходя, думал о том, что жизнь – это бочка.

популярный интернет

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Популярное Видео




Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели