Многие уже заметили: чем ближе День Победы, тем сильнее корежило просветлённо-прогрессивную общественность. Прямо «не –подецки!», как выражаются в Сети. Процитирую лишь несколько примеров весеннего обострения.

Фурсов АндрейВице-премьер РФ лихих 90-х Альфред Кох, ныне обитающий в Баварии, пишет в Фейсбуке: «Слушайте, это, наконец, нужно обсудить и поставить в этом вопросе точку… Где нужно праздновать 70 лет победы над нацистской Германией? В Москве? Почему? Почему не в Лондоне? Почему не в Вашингтоне?.. Да. СССР потерял в войне больше всех. Но в какой мере это «заслуга» Гитлера, а в какой — собственных «эффективных менеджеров»? Ответа на этот вопрос до сих пор нет. И значит теория «решающего вклада» не разделяется всем мировым сообществом… Конфликт с Гитлером был ситуативным, а не стратегическим. И война на уничтожение, которую вели обе стороны, скорее характеризовала особенности правящих в них режимов, чем глубину противоречий.»

Телеведущий Владимир Познер осторожно интересуется: «…если можно продавать, пусть не в «Детском мире», бюсты Сталина, то почему нельзя продавать бюсты Гитлера?»

Певец Андрей Макаревич вопрошает в украинском пропагандистском ролике: «В какой момент Гитлер решил, что ему все сойдет с рук? В 1938 году, когда он напал на Чехословакию, а мир этого как бы и не заметил? Или в 1939, когда Советский Союз подписал с Германией пакт о ненападении — и они вдвоем раздерибанили Польшу?»

Поэт Игорь Губерман вещает прозой на радио «Свобода»: «На самом деле ведь Великой Отечественной войны не было. Была Вторая мировая война, которая началась в сентябре 1939 года, когда Сталин и Гитлер поделили Восточную Европу. Война, в которой был очень крупный эпизод, который и был назван Великой Отечественной войной.»

Для наших просвещенных образованцев ясно: Сталин равен Гитлеру, они вместе развязали Вторую мировую! И куда только смотрел Нюрнбергский трибунал, сурово осудивший поджигателей войны нацистов? Все ныне негоже просветленным либералам: и военный парад 9 мая на Красной площади, и плакаты, ленточки георгиевские… Такого морока в прошлые юбилеи не наблюдалось.

— Действительно, 70-летие великой победы советского народа, СССР над Третьим рейхом значительно отличается от 50-летия (1995 г.) и тем более от 40-летия (1985 г.), — говорит директор Центра русских исследований Московского гуманитарного университета историк Андрей ФУРСОВ. — За последние полтора десятка лет на Западе развернута массированная пропаганда по извращению механизма возникновения, основных событий и результатов Второй мировой войны, которая для советского народа и особенно его русского ядра (поскольку именно русских планировали стереть из истории нацисты) стала Великой Отечественной. На СССР пытаются возложить вину в развязывании Второй мировой, тыча «пактом Риббентропа — Молотова» (адекватное название – «советско-германский договор» августа 1939 г.) и подчеркивая якобы сходство гитлеровского и сталинского режимов как «тоталитарных».

Превозносится материальная помощь союзников, прежде всего США. Ставится под сомнение сам факт победы СССР. «Аргументы»: победило не государство, не режим, а народ «вопреки сталинской системе».Так что ветры дуют с Запада. А родимые либералы — лишь «шестерки», озвучивающие тезисы своих хозяев. «Пятая колонна» в РФ, как видим, охотно подхватила эти «аргументы», открыто пропагандируя точку зрения нашего нынешнего геополитического противника (впрочем, всегдашнего, по крайней мере с момента окончания наполеоновских войн).

Да, сегодня в плане патриотизма у нас ситуация значительно лучше, чем 10–15 лет назад. Сейчас невозможно представить на ТВ подло-провокационное обсуждение вопросов типа «какой фашизм хуже — немецкий или русский», как это было в одной из программ «Культурная революция». Но ситуация вовсе не безоблачна: информационная, психоисторическая война против России продолжается. А потому и после юбилея будут новые и новые попытки принизить роль и значение Победы СССР, а то и вовсе лишить нас нашей Победы.

— Зачем, Андрей Ильич?

— Целей здесь несколько.

Во-первых, победа в Великой Отечественной — до сих пор то немногое, что духовно, исторически объединяет многих людей на постсоветском пространстве. Причем, людей не только старшего, среднего возраста, но и молодежь. Это чувство единства, общей исторической судьбы важно не только с точки зрения социальной памяти и идентичности, удары по которым сознательно и систематически наносят геополитические и цивилизационные противники России, но и с практической точки зрения. Как одна из основ реинтеграции постсоветского пространства, будь то в форме Евразийского Союза или какой-то иной.

Во-вторых, возлагая вину на СССР в развязывании Второй мировой, России и ее народам, прежде всего русским стремятся навязать чувство вины, а, следовательно, комплекс исторической неполноценности. Отсюда, помимо прочего, требования каяться. Как отмечают некоторые зарубежные обозреватели и аналитики, на Западе недоумевают: почему русские, проиграв в Холодной войне, не каются так же, как это до сих пор делают, правда, все более неохотно, немцы, потерпевшие поражение во Второй мировой. Ясно, что комплекс исторической неполноценности того или иного народа – мощное оружие в борьбе против него.

В-третьих, приравнивание сталинского СССР к гитлеровской Германии и возложение на СССР такой или почти такой же вины в развязывании Второй мировой войны, как вина Третьего рейха, выталкивает Россию как правопреемницу СССР из ряда победителей. Со всеми вытекающими последствиями. В 1995 г., выступая перед американскими военными, президент Клинтон заявил, что США позволят России быть, но не позволят ей быть великой державой. Действительно, сегодня РФ – не сверхдержава, какой был СССР. Однако она до сих пор является одним из пяти членов Совета Безопасности ООН, имея право «вето» — по праву победителя во Второй мировой! А это де-юре означает великодержавный статус. Еще одним аргументом в пользу которого является тот факт, что до сих пор РФ – единственное государство, способное нанести США неприемлемый для них ущерб. В таком контексте стремление вытолкнуть Россию из разряда победителей, возложив на СССР равную с Третьим рейхом вину за развязывание Второй мировой имеет вполне очевидные цели. Особенно в последние годы. Ведь в ходе сирийского кризиса выявились пусть осторожные, но тем не менее очевидные шаги РФ к возвращению де-факто великодержавного статуса: активная самостоятельная роль на Ближнем Востоке — традиционной зоне интересов СССР, — т.е. за пределами так называемого «ближнего зарубежья».

Аргументы ненавистников России, стремящихся «унасекомить» нашу Победу в принципе побиваются легко. Достаточно вспомнить, что договор о ненападении с Германией СССР заключил последним среди европейских держав.

— Им, значит, можно было, а СССР – нельзя?

— Вспомним также, что Второй фронт союзники открыли только тогда, когда стало ясно: СССР без их помощи разгромит Третий рейх и выйдет к Атлантике. Достаточно сопоставить цифры производства военной техники в СССР и «материальной помощи» союзников.

Но именно предыстория Второй мировой и Великой Отечественной, а также первые месяцы войны чаще всего становятся объектом фальсификации советофобов и русофобов. Как зарубежных, так и внутренних.

— Поподробнее об этих исторических фальсификациях, спекуляциях, Андрей Ильич! Особенно о пакте Молотова-Риббентропа, развязавшем, по мнению «историка» Губермана, Вторую мировую.

— Хорошо известно и задокументировано, что всю первую половину 1939 г. правительство СССР стремилось договориться с Великобританией и Францией о создании системы безопасности в Европе. Вяло ведущиеся (со стороны западных плутократий) переговоры убедили советское руководство, что в случае немецкого нападения на Польшу Великобритания и Франция исключают какие-либо активные действия, а СССР стремятся оставить по сути один на один с агрессором. На такую удочку СССР клюнуть не мог. 21 августа 1939 г. британцы по сути сорвали переговоры в Москве (информация адмирала Дракса), будучи уверены, что СССР оказался в изоляции и дело осталось за малым – спровоцировать конфликт между ним и Германией. Однако всего лишь через день взорвалась информационная бомба: СССР и Германия подписали пакт о ненападении. Британско-французский план был сорван.

1 сентября Германия напала на Польшу. Это считается началом Второй мировой. Строго говоря, это было началом европейской войны. Евразийской она стала в июне 1941 г., с нападением Гитлера на СССР. Мировой – лишь в декабре 1941г, когда в нее вступили США.

Но дело даже не в этом, а в том, действительно ли европейская/мировая война началась 1 сентября 1939 г., а не раньше?

— Вот даже как?!

— Но прежде чем отвечать на этот вопрос, поговорим о том, что и кто привели к германо-польскому конфликту. Британцы активно повели Гитлера к власти с 1929 г., чтобы бросить его на СССР. У пришедшего в 1933 г. к власти фюрера не было ни золотовалютных резервов, ни хорошо вооруженной армии, ни общей границы с Советским Союзом. Все это в течение нескольких лет ему «поднесли на блюдечке»! Аншлюс Австрии дал золотовалютные резервы. Запад не протестовал. Отданная по частям Чехословакия решала сразу три проблемы. Новые золотовалютные резервы. Мощный военно-промышленный комплекс — каждый третий танк, воевавший на восточном фронте, был сделан на чешских заводах «Шкода», переименованных в «Герман Геринг верке»; при этом танками чехословацкий вклад в военную мощь Третьего рейха далеко не ограничивался. И граница с Советским Союзом.

Однако в конце 1930-х годов Гитлер с СССР воевать не собирался — он хотел нарастить мощь. А потому сделал ход конем: Чехию превратил в протекторат Богемии и Моравии, а Словакию объявил независимым государством. Причем, эту независимость Гитлер гарантировал лично.

Британцы поняли, что фюрер пытается соскочить с крючка и решили приструнить его с помощью поляков. Паны, будучи то ли по наивности, то ли по гонору уверены в британской поддержке, потребовали от Гитлера передачи им Словакии в качестве протектората.

— Которой фюрер лично гарантировал независимость?

— Да. Гитлер отказал и предъявил Варшаве контрпретензии на «данцигский коридор». Ситуация зашла в тупик. Однако воинственная позиция поляков убедила фюрера, что британцы будут давить на него с помощью Польши. Отсюда встала задача решения польского вопроса. Но для этого нужно было договориться о ненападении с СССР. Я согласен с теми историками, которые считают, что фюрер был уверен: британцы не будут воевать из-за Польши, а если и объявят войну, то, так сказать, понарошку. Но Гитлер ошибся. Впрочем, война на Западном фронте действительно шла почти понарошку – до захвата Франции. Хотя даже до рубежа 1942–1943 гг. британцы воевали вяло.

Таким образом, вовсе не преуменьшая историческую вину Гитлера, мы не должны забывать всей той игры, которая привела к захвату им Польши и того, кто эту игру затеял, перейдя Рубикон в Мюнхене 28 сентября 1938 г. Сразу скажу: именно эту дату, по моему мнению, следует считать началом Второй мировой войны! И одновременно — созданием антисоветского военно-политического блока четырех европейских держав, который Сталин сломал договором 23 августа 1939 г., сделав первый шаг к победе мая 1945 г.

— «Историк» Андрей Макаревич заявляет, что мир как бы не заметил нападения Гитлера на Чехословакию в 1938-м.

— Подвела его собственная «Машина времени». В капитальный ремонт сдавать надо. Мюнхенский сговор (договором это назвать трудно) не просто отдавал Германии часть Чехословакии и приглашал в перспективе проглотить все остальное. Это было нечто более серьезное.

— Что же?

— Формально узаконенный акт агрессии четырех европейских держав — Великобритании, Германии, Италии и Франции, направленный на расчленение пусть искусственного, но суверенного государства Чехословакии, члена Лиги Наций. Этот акт должен был стать началом новой Восточной войны в Европе, плавно перетекающим во Вторую мировую.

Сам акт агрессии фактически создавал в Европе агрессивный антисоветский блок, эдакое «протоНАТО», теневым хозяином которого была Великобритания, «клубы», «ложи», «группы» ее правящего класса, а ударной силой, кулаком — Третий рейх. Как захваченная фюрером Европа – прообразом нынешнего Евросоюза.

Мюнхен-38 объективно был средством решения определённой частью британского истеблишмента важных для неё внутриполитических проблем Германии. В частности, срыва заговора немецких генералов, стремившихся свергнуть Гитлера — тот был слишком нужен банкирам и промышленникам Запада для сокрушения СССР и уничтожения национальных государств Европы. Тот режим власти Гитлера с его внутренней и внешней политикой, который оформился между 29 сентября 1938 г. и 1 сентября 1939 г. есть результат скоординированных действий западноевропейских верхушек.

— Вы не путаете даты, Андрей Ильич? Знаменитый «заговор генералов» закончился неудачным покушением на Гитлера 20 июля 1944 года, казнью многих участников.

— Первый заговор был в 1938-м. Не будучи посвященными в планы британско-французской верхушки, немецкие генералы считали, что грядущая агрессия против Чехословакии обернется для рейха катастрофой. Генералы исходили из чисто военной оценки: чехословацкая армия насчитывала 34 дивизии — 1 млн под ружьем! А наступать немцам пришлось бы в хорошо укрепленной, к тому же гористо-лесистой местности. Военное поражение было гарантировано. Генералы, ради спасения Германии, организовали заговор. В сентябре Гитлера по приезде из Берхтесгадена в Берлин планировали арестовать. А в случае сопротивления — убить. О своих планах генералы, увы, сообщили британцам. Они думали, что в случае нападения фюрера на Чехословакию Лондон вступится за Прагу и немцам придется воевать на два фронта. Предупредили Лондон. Британцы, однако, сделали все, чтобы сорвать заговор. С визитом в Берхтесгаден отправился Чемберлен. Это удержало Гитлера от поездки в опасный для него Берлин. Ну, а мюнхенское соглашение о Чехословакии вообще ставило крест на целесообразности заговора.

— Фюрер получил Чехословакию на блюдечке с голубой каемочкой!

— «Сохраняя мир, мы спасли Гитлера», – писал английский дипломат Николас Хендерсон. Разумеется, они должны были спасать Гитлера для войны с СССР.

Кто-то может усомниться: как это связано с мировой войной, до нее еще далеко, ведь Чехословакию схарчили мирно. А вот Черчилль (как и Гитлер!) считал иначе. Дорогого стоит его письмо одному из активных участников генеральского заговора фон Клейсту: «Я уверен, что пересечение немецкой армией или авиацией чехословацкой границы приведет к возобновлению мировой войны. […] Такая война, начавшись, будет вестись как последняя — до горького конца, и мы должны думать не о том, что случится в первые месяцы войны, но о том, где мы все окажемся в конце третьего или четвертого года». Далее Черчилль писал, что Великобритания и другие «демократические нации», невзирая ни на какие потери, сделают все, чтобы сокрушить агрессора, т.е. Гитлера, и победить.

По сути, своим письмом Черчилль объяснял генералам-заговорщикам следующее: во-первых, не надо лезть со своим заговором, не надо мешать захвату Чехословакии Гитлером. Во-вторых, этот захват будет означать де-факто начало новой мировой войны (к которой и подталкивала его определенная часть британской верхушки — очевидные поджигатели войны). В-третьих, война продлится 3–4 года и станет ловушкой для Гитлера. Рейху, измотанному войной с СССР, англосаксы и французы нанесут поражение. Письмо Черчилля со всей очевидностью указывает на реальных поджигателей войны.

На Западе прекрасно понимали и понимают, что путь к мировой войне открыл Мюнхен. Именно поэтому выпячивают советско-германский договор 1939 г., переводя стрелки на СССР и пряча таким образом и Мюнхен, и свое геополитическое поражение — развал антисоветского блока, произошедший 23 августа 1939 г. А наши либералы-«историки» им активно помогают наводить тень на плетень! Только и всего.

— Много говорят, что именно Сталин готовил нападение на Германию, но опоздал буквально на две недели.

— Это утверждает перебежчик-предатель В.Резун, автор псевдоисторических книг под громким псевдонимом «Суворов». А наши либералы лишь повторяют его версию. Она побивается элементарным подсчетом военно-экономических потенциалов крупнейших держав в конце 1930-х годов и знанием некоторых исторических фактов. Суть в следующем.

Еще в 1937 г. Рузвельт заявил: если Германия нападет на СССР, то США будут помогать СССР; если же СССР нападет на Германию, то помощь будет оказана Германии. Выглядело все как частное мнение Рузвельта, пусть и президента. Однако на самом деле это была позиция правящих кругов США — не допустить раньше времени войны между Германией и СССР. Американцы планировали свою схему: Гитлер громит Британскую империю — главного конкурента США в мировой экономике после 1929 г., а Сталин громит Третий рейх. Поэтому США, а точнее, Рокфеллеры, щедро финансировали советскую индустриализацию и в то же время активно помогали Гитлеру ковать «тевтонский меч». Цель – как и в Первую мировую войну — взять верх над кластером Ротшильдов (т.е. Ротшильдами, Реддингами, Сэмюэлями и т.д.).

Британский же план был таков: Гитлер разбивает СССР, а европейцы наносят ему удар в спину (Черчилль откровенно писал об этом фон Клейсту в сентябре 1938 г.).

В апреле 1941 г. Конгресс США официально принял решение: если Германия нападет на СССР, то помощь будет оказана СССР, если же СССР нападет на Германию или позволит спровоцировать себя на нападение, то США выступят на стороне Германии. Гитлер прекрасно знал об этом решении и пытался спровоцировать Сталина на такие действия, которые с точки зрения международного права можно было бы квалифицировать как агрессию. Тогда рейх почти автоматически замирялся бы с Великобританией. Именно эту цель с немецкой стороны преследовали переговоры, которые тайно (но не для Сталина!) велись в Великобритании примерно с 10 мая по 18 июня 1941 г. между перелетевшим туда и якобы арестованным заместителем Гитлера Гессом и представителями британского истеблишмента (не случайно Лондон все материалы по Гессу засекретил аж до 2050 г!)

-Так вот почему Сталин называл провокацией сообщения наших разведчиков, что Гитлер нападет на СССР 22 июня?

-Опасался, что, сговорившись, немцы и британцы устроят провокацию, обвинят СССР в агрессии и нанесут совместный удар. Сталин, исходя из данных разведки, инициировал знаменитое заявление ТАСС от 13 июня (опубликовано в прессе 14 июня), выдержанное в миролюбивом тоне.

— Ну да, «умиротворял агрессора»!

-Да, это заявление используется хулителями Сталина в качестве доказательства «глупости вождя», «его стремления заискивать перед Гитлером», пытаясь таким образом оттянуть войну. Эти люди почему-то полагают, что адресатом заявления ТАСС был Гитлер. На самом деле Сталин прекрасно понимал неотвратимость войны. Знал: счет идет буквально на дни! И главной задачей перед лицом этой обрушивающейся неотвратимости было лишить кого-либо на Западе, прежде всего в США, возможности приписать СССР малейшие агрессивные намерения по отношению к Германии. Именно такое впечатление у США, у президента Рузвельта пытался создать Гитлер, провоцируя СССР в июне 1941 г.

Сталин прекрасно понимал, чем грозит СССР столкновение с коллективным Западом и его азиатскими сателлитами. Простой подсчет военных потенциалов практически не оставлял нам шансов. В классической работе «Взлет и падение великих держав» П. Кеннеди представил следующую оценку их военно-экономических потенциалов (в процентах от общемирового) на 1937 г.: США – 41,7%; Германия – 14,4%; СССР – 14%; Великобритания – 10,2%; Франция – 4,2%; Италия – 2,5%; Япония – 2,5% (остальной мир – 10,5%). Даже если ограничиться великими державами (в случае войны с СССР к ним обязательно присоединились бы Польша и Турция) и учесть возросший к 1941 г. военно-экономический потенциал СССР (третья пятилетка, оборвавшаяся 1941 г., была насквозь военизированной, но ведь и потенциал Третьего рейха весьма и весьма увеличился и сам по себе, и за счет поглощения промышленно развитой части Западной и Восточной Европы), соотношение сил было бы 75:15 не в пользу СССР. Запад имел бы пятикратное превосходство. Уже это лишний раз говорит о том, насколько лжива схема Резуна-Суворова и других фальсификаторов, утверждающих, что Сталин готовился первым напасть на Германию. Это означало бы войну со всем миром. Сталин не был самоубийцей… А потому мог планировать только ответный удар, контрнаступательный.

— Контрнаступление, увы, не получилось.

— Анализ причин этого выходит за рамки нашей беседы. Отмечу лишь, что шанс на победу над Советским Союзом Гитлеру давал только блицкриг – успех в течение 2–3 месяцев. В противном случае Третий рейх мог бы играть – с небольшими шансами – только на ничью (не случайно некоторые немецкие генералы заговорили о поражении уже в сентябре 1941 г.). Добиться полного разгрома Красной армии летом вермахт не смог, несмотря на миллионы советских военнопленных и захват огромной территории. Именно это во многом определило Победу, одержанную в мае 1945 г! Активное сопротивление и контрудары Красной армии летом 1941 г., с чем немцы не сталкивались в своих «прогулочных» европейских кампаниях, стали фундаментом Победы, прологом к Московской, Сталинградской и Курской битвам. Как стал предтечей красного флага над рейхстагом изрешеченный пулями красный флаг над Брестской крепостью.

www.kp.md

comments powered by HyperComments

Еще по теме

Андрей Фурсов: мир будущего
Архив
Новости ОНЛАЙН
Россия 24lifenews
Авиабилеты и Отели